Адвокат М. Ф. Пуртов » В защиту законных прав и интересов осуждённого Лещёва Ивана Юрьевича

В защиту законных прав и интересов осуждённого Лещёва Ивана Юрьевича

Опубликовано 17 Мар 2015. Автор:

Суд, квалифицировав инкриминируемое Лещёву действие по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 330 УК РФ, назначил подзащитному наказание в виде лишения свободы, определив его меру сроком в 11 лет с отбыванием в ИК строгого режима.

 

Суд ХМАО – Югры
628012, г. Ханты-Мансийск,
ул. Чехова, 3

Судебная коллегия
по уголовным делам
(апелляционная инстанция)

(через Белоярский горсуд,
расп. в г. Белоярский
ХМАО – Югры, ул.Центральная, 22)

Апелляционная жалоба
«В защиту законных прав и интересов осуждённого Лещёва Ивана Юрьевича»

12.03.2015 Белоярским горсудом (председательствующий – федеральный судья Лавров И.В.) постановлен приговор, которым местный житель, Лещёв И.Ю., признан виновным в причастности к незаконному обороту наркотических веществ в форме покушения на их сбыт, при наличии квалифицирующих обстоятельств.

Суд, квалифицировав инкриминируемое Лещёву действие по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 330 УК РФ, назначил подзащитному наказание в виде лишения свободы, определив его меру сроком в 11 лет с отбыванием в ИК строгого режима.

Нахожу состоявшийся и обжалуемый приговор суда ошибочным, необоснованным, а потому незаконным и подлежащим изменению, с учётом ряда реальных и достоверных доводов, заслуживающих уважения и удовлетворения.

Так, первоначально Лещёв И.Ю. обвинялся в приготовлении, покушении и в сбыте наркотических веществ, при наличии квалифицирующих обстоятельств.

По состоятельной версии защиты, данное обвинение является ошибочным, необоснованным, а потому незаконным, т.к. оно было предъявлено в грубое нарушение требований ч. 1 ст. 171 УПК РФ, т.е. в отсутствие на то достаточной совокупности допустимых и достоверных доказательств, перечисленных в ст. 74 УПК РФ.

Далее, уже в ходе судебного разбирательства прокурор существенно изменил обвинение, квалифицировав все три эпизода как покушение, т.е. сделав его более тяжким, что и является самостоятельным основанием для отмены приговора.
Полагаю, что в отношении Лещёва И.Ю. следовало вынести оправдательный приговор, с учётом совокупности ряда доводов, заслуживающих уважения и удовлетворения, т.е. по основаниям, указанным в ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Так, согласно требованиям ч. 3 ст. 15 УПК РФ, суд при осуществлении правосудия должен быть независимым и не вправе занимать ни одну из процессуальных сторон.

Далее, согласно требованиям ч. 2 ст. 17 УПК РФ, никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Далее, согласно требованиям ч. 3 ст. 7 и ч. 1 ст. 75 УПК РФ, доказательства (ст. 74 УПК РФ), полученные с нарушением требований УПК РФ, должны признаваться (ст. 88 УПК РФ) недопустимыми, не имеющими никакой юридической силы.

Далее, согласно гарантиям, установленным в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, запрещается при осуществлении правосудия использование недопустимых доказательств.

Кроме этого, согласно требованиям ч. 3 ст. 14 УПК РФ и гарантиям, установленным в ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, любые неустранимые сомнения в виновности лица должны быть истолкованы в его пользу.

Однако, при постановлении обжалуемого приговора Белоярский горсуд все эти требования закона грубо нарушил, встав на сторону прокурора.

Так, в основу обвинения Лещёва И.Ю. в сбыте наркотических веществ суд положил показания Билык Вячеслава, являющегося хроническим наркоманом, и уже осуждённого по приговору Белоярского горсуда за причастность к незаконному обороту данного зелья, т.е. имеющего отрицательный социальный статус.

Поэтому, когда Вячеслав Билык давал показания в суде против Ивана Лещёва, а ранее участвовал в проведении ОРМ, он находился в полной процессуальной зависимости от следственного органа, непосредственно ощущая страх перед арестом за «неправильное» поведение, т.е. не в угоду следствию.

Следовательно, такое относимое и допустимое доказательство необходимо было признать недостоверным и не брать его во внимание, тем более, что оно является голословным и ничем другим не подтверждается; поэтому все сомнения следует истолковать в пользу подзащитного, но суд поступил с точностью до наоборот.

Что же касается результатов рассекреченного ОРМ, проведённых отделом МВД России по Белоярскому району, то их необходимо было признать недопустимыми доказательствами, не отвечающими требованиям ст. 89 УПК РФ, а по сути – провокацией преступления.

Так, сторона обвинения не представила суду вообще никаких реальных и проверяемых данных о том, что уже до 29 января 2014 года Иван Лещёв «стоял» на учёте как лицо, «занимающееся» сбытом наркотических веществ, поэтому и отсутствует на него т.н. «дело оперативного учёта», что суд не учёл.

Следовательно, ОРМ в виде «проверочной закупки» в отношении Ивана Лещёва проведено в грубое нарушение требований ФЗ-144 от 12.08.1995 «Об ОРД» и п. 14 Постановления № 116 Пленума Верховного Суда РФ от 16.06.2006 «О судебной практике по делам о наркообороте», но суд не оценил этого.

Более того, фактическое задержание днём 22ю01.2014 в подъезде жилого дома Ивана Лещёва было произведено без участия понятых, которые появились позднее (минут через 5-10), что подтверждает свидетель Ольга Санкина; поэтому являются ничем не опровергнутыми доводы подзащитного, что «меченые» деньги (1,5 тыс. руб.) ему насильственно вложил в правую руку оперуполномоченный Косачев, сейчас ссылающийся на «плохую» память, но суд этого не учёл.

Далее, ссылка гособвинения на «признательные» показания Ивана Лещёва является несостоятельной, т.к. протокол им был подписан под принуждением оперуполномоченного, хотя и в присутствии Палашова, который ему вообще никакой правовой помощи не оказал, сведя свою роль к безмолвному статисту.

Далее, сторона обвинения так и не представила суду достаточно убедительных доводов, которые бы свидетельствовали о том, что обнаруженные в его квартире наркотические вещества Иван Лещёв «приготовил» к их сбыту.

Однако при этом сторона обвинения не расшифровывает суду, какие же конкретно действия подзащитный «совершил», чтобы практически продать купленное им для личного употребления ещё осенью 2013 года вещество. И где «установленные» покупатели этого зелья? Их попросту не существует в природе.

Таким образом, поскольку Лещёв И.Ю. признаёт, что обнаруженные вечером 29.01.2014 в ходе обыска в квартире его матери, Санкиной О.А., пакеты с курительной смесью принадлежат ему, постольку его действия в этой части надлежит квалифицировать по ч. 2 ст. 228 УК РФ как незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере.

На основании изложенного выше, в соответствии со ст. 53 УПК РФ,

Прошу:

1. Вынести апелляционное определение в отношении Лещёва Ивана Юрьевича, которым оправдать его по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 228-1 УК РФ за его непричастностью к совершению данного особо тяжкого преступления.
Квалифицировать действия Лещёва И.Ю. по ч. 2 ст. 228 УК РФ как незаконное приобретение и хранение наркотических веществ в крупных размерах, без цели сбыта, для личного употребления;
Назначить ему наказание условное, с применением ст. 73 УПК РФ, поскольку:
— вину признал, раскаялся;
— юридически не судимый;
— страдает рядом заболеваний;
— характеризуется удовлетворительно.

Приложение: 1. 2 копии жалобы.

Адвокат: (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв