В защиту осуждённого Леонова О.В.

Опубликовано 23 Апр 2015. Автор:

kolesa2-1190055080-17867

Суд, квалифицировав указанные выше действия Леонова О.В. по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 228-1 УК РФ, назначил ему вид наказания, связанный с лишением свободы, определив меру в 8 лет с отбыванием в ИК строгого режима.

 

Суд ХМАО – Югры

628012, г. Ханты-Мансийск,

ул. Чехова, 3
Председателю Суда

В.К. Бабинову
Кассационная жалоба

«В защиту осуждённого Леонова О.В.»
Уважаемый Владимир Константинович!
09.12.2014 Ханты-Мансийским райсудом постановлен приговор, которым ранее не судимый, отец троих несовершеннолетних детей, Леонов Олег Владимирович признан виновным в незаконном сбыте наркотических веществ в крупном размере (копия приговора прилагается).
Суд, квалифицировав указанные выше действия Леонова О.В. по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 228-1 УК РФ, назначил ему вид наказания, связанный с лишением свободы, определив меру в 8 лет с отбыванием в ИК строгого режима.
Леонов О.В., частично не согласившись с данным приговором, представил в суд апелляционную жалобу, позиционируя свою полную непричастность к покушению на незаконный сбыт наркотических веществ в крупном размере; признавая при этом свою вину только в незаконном приобретении и незаконном хранении наркотических веществ в крупном размере.
Следовательно, Леонов О.В. признаёт себя виновным только в совершении преступления, указанного в ч. 2 ст. 228 УК РФ.
Также защитой был обжалован в апелляционном порядке состоявшийся приговор, и 01.04.2015 постановлено апелляционное определение, которым обжалуемый приговор оставлен без изменения (копия прилагается).
Нахожу, что состоявшиеся и обжалуемые судебные постановления в части признания Леонова О.В. виновным (причастным) к сбыту наркотических веществ являются ошибочными, необоснованными, а потому незаконными и подлежащими изменению, с учётом совокупности доводов, заслуживающих уважения и удовлетворения.
Так, согласно требованиям ч. 2 ст. 17 УПК РФ, никакие доказательства (ст. 74 УПК РФ) не имеют заранее установленной силы.
Далее, любые доказательства, которые суд кладёт в основу приговора, должны быть не только относимыми и допустимыми, но и достоверными, исходя из правил оценки доказательств, установленных в ст.ст. 87 и 88 УПК РФ.
Далее, результаты оперативно-розыскных мероприятий, установленных в 144-ФЗ от 12.08.1995, могут применяться в уголовном судопроизводстве, если они получены (добыты) с соблюдением требований УПК РФ.
Далее, согласно требованиям ч. 3 ст. 14 УПК РФ и гарантиям, установленным в ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, любые неустранимые сомнения в виновности лица должны быть истолкованы в его пользу.
Далее, согласно требованиям ч. 1 ст. 171 УПК РФ, обвинение может быть предъявлено лицу только в том случае, если его вина подтверждается достаточной совокупностью допустимых и достоверных доказательств.
Далее, согласно требованиям ч. 3  ст. 15 УПК РФ, суд при осуществлении правосудия должен соблюдать независимость и беспристрастность, и не вправе занимать ни одну из процессуальных сторон.
Однако суд, ошибочно признавая Леонова О.В. виновным в покушении на незаконный сбыт наркотических веществ, сослался, главным образом, на признательные показания обвиняемого по ч. 2 ст. 228 УК РФ Кирячева А.А. (к настоящему времени уже осуждённого) и признательные показания самого Леонова О.В., что, конечно же, недостаточно, т.к. не образует достаточной совокупности допустимых и достоверных доказательств.
Следовательно, суд при постановлении обжалуемого приговора требования всех указанных выше норм закона нарушил, открыто встав тем самым на сторону обвинения, что недопустимо.
Однако апелляционная инстанция ни одно из нарушений закона, допущенных райсудом, не исправила, продублировав ошибки суда первой инстанции.
Так, вывод суда о том, что Леонов О.В. вечером 23.05.2014 якобы «сбыл» наркотическое вещество весом 0,82 грамма Кирячеву А.А. ничем, кроме его и Леонова О.В. признательных показаний, не подтверждается.
Однако, на денежной купюре достоинством в 1 тысячу рублей, изъятой в салоне   легкового  автомобиля  Леонова О.В.,  отпечатков  пальцев  Кирячева А.А. не установлено, что ставит под сомнение достоверность показаний «покупателя» зелья.
Далее, признательные показания Кирячева А.А. заслуживают критической оценки как недостоверное доказательство, т.к. он был задержан с наркотическим веществом, а потому находился в полной зависимости от органов полиции, которые могли его задержать в случае «неправильного» поведения и арестовать, поэтому первые даны под страхом лишения свободы.
Далее, признательные показания самого Леонова О.В. так же подлежат критической оценке, т.к. он от них  в последующем отказался, позиционируя, что вообще никогда, никому, в т.ч. и Кирячеву А.А. наркотических веществ не передавал (не сбывал), хотя сам лично их употреблял, приобретая их без цели сбыта.
Далее, райсуд не учёл, что сторона обвинения так и не представила суду показания лиц, которые бы ранее приобретали у Леонова О.В. наркотические вещества, либо хотя бы договаривались об этом. Но апелляционная инстанция эту ошибку райсуда не исправила.
Далее, сторона обвинения не представила суду каких-либо проверяемых оперативных данных, подтверждающих сбыт Леоновым О.В. наркотических веществ, либо приготовление к этому, либо заведённое на подзащитного дело оперативного учёта.
Далее, суд вообще не проверил признательные показания Леонова О.В. как самооговор. Между тем, в своей жалобе Леонов О.В. указывает на то, что ложно оговорил себя, будучи введённым в заблуждение оперативными уполномоченными полиции и адвокатом Даскалом И.Г., склонившим его во всём «сознаться», чтобы взамен получить «условный» вид наказания. И эту ошибку райсуда апелляционная инстанция не исправила.
Что же касается факта изъятия в салоне легкового  автомобиля  Леонова О.В. наркотического вещества, то он должен получить юридическую оценку по ч. 2 ст. 228 УК РФ как незаконное приобретение и незаконное хранение, без цели сбыта, в крупном размере, наркотического вещества, что бесспорно подтверждается совокупностью допустимых и достоверных доказательств, исследованных судом в порядке ст. 240 УПК РФ.
Далее, в обоснование доказанности вины Леонова О.В. райсуд привёл рассекреченные результаты проведённого в отношении подзащитного оперативно-розыскные мероприятия  (ОРМ) в виде «наблюдения» (т. 1, л/д 6-7, 10, 11, 16, 19, 39-42, 108-109, 134-138, 161-162, 167-170).
Далее, суд сослался на заключение экспертизы № 512-516 от 24.07.2014, по выводам которой вещества, изъятые в ходе ОРМ (0,47 грамма и 40,43 граммов), являются наркотическими (т. 1, л/д 68-83).
Далее, суд сослался и на приговор от 14.07.2014 Ханты-Мансийского райсуда, которым Кирячев А.А. признан виновным в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотического вещества в крупном размере, т.е. по ч. 2 ст. 228 УК РФ (т. 2, л/д 23-25).
Однако, по реальной и состоятельной версии защиты, заслуживающей уважения и удовлетворения, исследованные судом в порядке ст. 240 УПК РФ доказательства (ст. 74 УПК РФ) объективно лишь подтверждают вину Леонова О.В. в незаконном приобретении и хранении, без цели сбыта, наркотического вещества в крупном размере для личного употребления, т.е. в совершении преступления, указанного в ч. 2  ст. 228 УК РФ; в пользу чего приводятся нижеследующие доводы, проигнорированные обеими судебными инстанциями.
Так, ссылка в приговоре суда на признательные показания Леонова О.В. является необоснованной и незаконной, т.к. он них отказался, объясняя, что вынужденно и ложно оговорил себя, будучи введённым в заблуждение сотрудниками полиции и адвокатом

Даскалом И.Г., заверивших его, что «…так будет лучше ему…». Но апелляционная инстанция эту ошибку райсуда не исправила.

Между тем, согласно требованиям ч. 2 ст. 77 УПК РФ, признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинительного приговора, если она подтверждается достаточной совокупностью других доказательств, отвечающих требованиям допустимости и достоверности, согласно правилам оценки, установленным в ст.ст. 87 и 88 УПК РФ.
Таким образом, признательные показания Леонова О.В. являются относимыми и допустимыми, но недостоверными, т.к. получены вследствие внесённого извне заблуждения и не подтверждаются другими допустимыми и достоверными доказательствами,  на что обе судебные инстанции внимания не обратили.
Поэтому, по мотивированной версии защиты, данные неустранимые сомнения в виновности Леонова О.В. необходимо истолковывать в пользу подзащитного, исходя из требований ч. 3 ст. 14 УПК РФ и гарантий, установленных в ч. 3 ст. 49 Конституции РФ. Это обеими судебными инстанциями не учтено.
Далее, что касается рассекреченных результатов проведённых в отношении Леонова О.В. оперативно-розыскных мероприятий, то их следует признать недопустимыми доказательствами, исходя из нижеследующих доводов.
Так, согласно требованиям ст. 89 УПК РФ, запрещается использовать в уголовном судопроизводстве результаты ОРД, если они получены без соблюдения УПК РФ.
Далее, согласно требованиям ст. 7 Федерального закона от 12.08.1195 № 144-ФЗ «Об ОРД», условием законности проведения в отношении лица ОРМ является наличие конкретной оперативной информации о его преступной деятельности.
Аналогичная позиция изложена и в ст. 14 Постановления № 14 от 15.06.2006 Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о незаконном обороте наркотиков».
Более того, как подчёркивается в решениях Верховного Суда РФ, по конкретным уголовным делам данной категории оперативная информация, ставшая основанием для проведения ОРМ, должна быть проверяемой и должна быть представлена суду.
Кроме этого, согласно требованиям п. 25 ст. 5 УПК РФ, любое решение органов досудебного производства должно оформляться в виде постановления.
Однако в материалах уголовного дела вообще отсутствует какая-либо информация о том, что Леонов О.В. «занимался» сбытом наркотических веществ; что «установлены» конкретные покупатели данного «зелья»; что на подзащитного в связи с этим заведено дело оперативного учёта.
Более того, органом, осуществляющим ОРД, и не выносилось постановление о проведении фигурирующего ОРМ.
Что касается факта изъятия в салоне легкового автомобиля Леонова О.В. вещества (т. 1, л/д 16-19), признанного 24.07.2014 заключением судебно-химической экспертизы наркотическим (т. 1, л/д 69-83), то ни Леоновым О.В., ни защитой эти обстоятельства и не оспариваются, но с уточнением того, что целью приобретения данного «зелья» было

личное употребление , но никак не «сбыт»; что обеими судебными инстанциями даже не обсуждено.

Действительно, стороной обвинения суду так и не представлено убедительных допустимых и достоверных доказательств, неоспоримо свидетельствовавших бы о том, что Леонов О.В., и в самом деле, «готовился» к «сбыту» наркотических веществ: предлагал бы будущим покупателям «товар» по фиксированным мобильным телефонам, посредством интернет-ресурсов и т.д.; фасовал бы «дозы» и т.д.
На основании изложенного выше, в соответствии со ст. 53 УПК РФ,
Прошу:
1. Вынести постановление о возбуждении кассационного производства и о передаче жалобы адвоката Пуртова М.Ф. на рассмотрение Президиума Суда ХМАО – Югры на предмет изменения состоявшихся по уголовному делу по обвинению Леонова О.В. судебных постановлений, а именно – о переквалификации его действий на ч. 2 ст. 228 УК РФ и об определении ему условного вида наказания; т.е. с применением ст. 73 УК РФ, с учётом его безупречной социально-бытовой репутации, признания вины, раскаяния в содеянном, наличия на иждивении троих малолетних детей.

Приложение: 1. Копии двух судебных

документов;

2. Ордер Коллегии

адвокатов.
С заверениями

в высоком почтении, адвокат:                                                            (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв