Об укрывательстве в следственном органе г. Белоярский двух преступлений

Опубликовано 26 Апр 2015. Автор:

eark

Автор данного обращения продолжает выполнять принятое по договору на оказание правовой помощи поручение на защиту охраняемых законом прав и интересов молодого жителя п. Казым Белоярского района ХМАО – Югры Романа Попова (ордер на ведение дела прилагается).

 

Прокуратура ХМАО – Югры

628012, г. Ханты-Мансийск,

ул. Чехова, 1 «а»
Прокурору Югры,

ст. советнику юстиции

Е.Б. Ботвинкину

Жалоба

«Об укрывательстве в следственном органе г. Белоярский двух преступлений»
Уважаемый Евгений Борисович!
Автор данного обращения продолжает выполнять принятое по договору на оказание правовой помощи поручение на защиту охраняемых законом прав и интересов молодого жителя п. Казым Белоярского района ХМАО – Югры Романа Попова (ордер на ведение дела прилагается).
Так, ещё 20.01.2015 в следственные органы поступило мотивированное заявление адвоката Пуртова М.Ф. о возбуждении в отношении сотрудников полиции г. Белоярский уголовного дела за превышение ими своих должностных полномочий, искусственную фабрикацию доказательств по уголовному делу о тяжких преступлениях; а именно – в подкидывании (вложении) 12.12.2014 в карман куртки подзащитного наркотического вещества, о чём 02.02.2015 и дал подробные показания Попов Р.В.
Однако, по результатам неполно, формально и поверхностно проведённой доследственной проверки (КРСоП № 29/51-15 от 11.02.2015) следователь Берёзовского МРСО СУ СКР по ХМАО – Югре Александр Гаданьшин вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, якобы за «отсутствием» состава преступления (копия постановления прилагается).
Нахожу состоявшееся и обжалуемое постановление следственного органа явно ошибочным, необоснованным и незаконным, а потому подлежащим отмене, с учётом ряда реальных и убедительных доводов, заслуживающих уважения и удовлетворения.
Так, подзащитный Попов Р.В. последовательно и мотивированно позиционирует сою полную непричастность к инкриминируемому ему преступлению, аргументированно

заявляя о совершённой в отношении него провокации преступления в виде подбрасывания в карман его куртки наркотического вещества сотрудниками отделения УР Отдела МВД России по Белоярскому району, т.е. о превышении должностных полномочий и искусственном создании (фабрикации) доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении.
Однако следственный орган эти доводы даже не обсудил, следовательно, не дал им и никакой оценки.
Такие доводы Попова Р.В. представляются убедительными и подтверждаются имеющимися материалами уголовного дела.
Далее, куртка, в карман которой сотрудники полиции подбросили (подложили) наркотическое вещество, находилась на заднем сидении его легкового автомобиля, в салон которого имелся свободный доступ, поскольку замки входных дверей не закрывались ввиду их неисправности.
Однако и этот довод вообще не проверялся, автомобиль не осматривался.
Далее, на подброшенном пакете с наркотическим веществом экспертным исследованием обнаружены подлежащие идентификации отпечатки пальцев рук человека, но их происхождение от Попова Р.В. исключается.
Однако и этот довод не проверялся, поэтому и не получил никакой оценки.
Далее, у сотрудников отделения УР Отдела МВД России по Белоярскому району имеются реальные мотивы создать искусственные (сфальсифицированные) «доказательства» якобы «совершённого» Поповым Р.В. тяжкого преступления, т.к. именно они же ранее сфабриковали против подзащитного аж целых три уголовных дела, лопнувших впоследствии, как мыльный пузырь, т.е. прекращённые по реабилитирующим основаниям.
Однако и эти доводы следственный орган полностью проигнорировал.
Далее, фактически осмотр легкового автомобиля, в салоне которого и был «обнаружен» пакет с наркотическим веществом, и последующее за этим задержание подзащитного производил один сотрудник отделения ГИБДД Отдела МВД России по Белоярскому району Сафин, без понятых, т.е. данное следственное действие проведено ненадлежащим должностным лицом, в грубое нарушение требований УПК РФ.
Поскольку следователь Ганжа и оперуполномоченный отделения УР Махмудов, а также и понятые прибыли на место происшествия позднее, постольку задокументированный ими протокол следует признать недопустимым доказательством по следующим основаниям, что так же оказалось вне внимания следственного органа.
Между тем, согласно требованиям ст. 7 УПК РФ, главным принципом уголовного судопроизводства закрепляется законность.
Далее, для установления обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ, собираются только такие носители информации, которые перечислены в ст. 74 УПК РФ, и подпадающие под понятие доказательств, если они отвечают требованиям относимости, допустимости и достоверности, исходя из правил, установленных в ст.ст. 87 и 88 УПК РФ.
Далее, согласно же требованиям ч. 3 ст. 7 и ч. 1 ст. 75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, должны признаваться недопустимыми, использование которых при осуществлении правосудия прямо запрещено ч. 2 ст. 50 Конституции РФ.
Далее, согласно требованиям ч. 3 ст. 38 УПК РФ, как ход предварительного расследования по уголовному делу, так и принятие решений о производстве отдельных следственных действий направляется следователем, который, согласно его полномочиям, указанным в ч. 4 ст. 38 УПК РФ, даёт поручения органам дознания о производстве конкретных следственных действий.
Далее, осмотр места происшествия (ч. 1 ст. 176, ч. 1 ст. 170, ст. 60 УПК РФ) должен производиться с участием не менее двоих понятых, не заинтересованных в исходе дела.
Далее, отделение ГИБДД Отдела МВД России по Белоярскому району не является даже органом дознания.
Далее, в материалах уголовного дела по обвинению Попова Р.В. отсутствуют доказательства того, что Сафин был включён в состав оперативно-следственной группы по расследованию уголовного дела в отношении Попова Р.В.; что на руках у него «было» постановление  следователя  Ганжи  о выполнении отдельного поручения, согласно ч. 4 ст. 38 УПК РФ.
Следовательно, протокол осмотра места происшествия, оформленный «задним» временем следователем Ганжой на основе уже ранее фактически полученных результатов сотрудником отделения ГИБДД Отдела МВД России по Белоярскому району Сафиным, должен быть признан недопустимым доказательством и исключён из соответствующего перечня как сфальсифицированный, что следственный орган так же «не увидел».
Кроме  этого,  согласно  имеющимся  объяснениям  свидетеля  Степанчука  А.И.,  12.12.2014  в 16 час. 56 мин.  в отношении него сотрудниками отделения ГИБДД Отдела МВД России по Белоярскому району был составлен протокол № 188.100.861.405.100.52.59 о нарушении им «Правил дорожного движения в РФ», во время чего он слышал по громкой радиосвязи об объявлении плана «Перехват» и задержании Попова Р.В., но следственный орган и этот убедительный довод проигнорировал.
Таким образом, данное достоверное обстоятельство подтверждает тот реальный факт, что провокация преступления против Попова Р.В. не только имела место, но и была заранее спланированным мероприятием, поэтому усматриваются явные и очевидные признаки должностного и против правосудия преступлений.
На основании изложенного, в соответствии со ст.ст. 53 и 124, ч. 2 ст. 140, ч. 1 ст. 146 УПК РФ,

Прошу:
1. Постановление от 24.02.2015  об отказе в возбуждении уголовного дела следователя Берёзовского МРСО СУ СКР по ХМАО – Югре признать незаконным и отменить;
2. Поручить руководителю СУ СКР по ХМАО – Югре генерал-майору юстиции Сынгаевскому А.Ф. решить вопрос о возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 286 и ч. 3 ст. 303 УК РФ;
3. Признать Попова Р.В. потерпевшим от преступления.
4. Сообщить о принятых решениях.

Приложение: 1. Копия постановления

от 24.02.2015;

2. Ордер Коллегии

адвокатов № 1

г. Ханты-Мансийск.
С заверениями

в высоком почтении,  адвокат:                                                      (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв