Уважаемый Суд! Ваша честь, Председательствующий!

Опубликовано 14 Июл 2015. Автор:

hqdefault

Заканчивается внимательное рассмотрение уголовного дела по обвинению Евгения Власова в смертельном травмировании Дениса Бородиневского, т.е. в совершении тяжкого (ч. 4 ст. 15 УК РФ) преступления, указанного в ч. 4 ст. 111 УК РФ.

 

Ханты-Мансийский райсуд

628011, г. Ханты-Мансийск,

ул. Ленина, 63
Федеральному судье

Д.Ю. Кузнецову

Уважаемый Суд!

Ваша честь, Председательствующий!
Заканчивается внимательное рассмотрение уголовного дела по обвинению Евгения Власова в смертельном травмировании Дениса Бородиневского, т.е. в совершении тяжкого (ч. 4 ст. 15 УК РФ) преступления, указанного в ч. 4 ст. 111 УК РФ.
Органами предварительного расследования Евгений Власов обвиняется в том, что, находясь в состоянии алкогольного опьянения,  в ночное  время 27 декабря 2013 года возле входа в бар-ресторан «Нью-Йорк», расположенный по адресу: г. Ханты-Мансийск, ул. Студенческая, 19, умышленно причинил Денису Бородиневскому, 28 сентября 1984 года рождения, тяжкий вред здоровью в виде закрытой черепно-мозговой травмы; что и неминуемо повлекло по неосторожности смерть пострадавшего.
Как известно, обвиняемый Евгений Власов, будучи привлечённым в качестве обвиняемого, свою причастность к смертельному травмированию Дениса Бородиневского стал отрицать, в разного рода сомнительных вариантах позиционируя нахождение якобы в состоянии «необходимой обороны».
В порядке ст. 240 УПК РФ, судом тщательно и со всей скрупулёзностью гласно, устно  и  непосредственно  исследованы все допустимые и достоверные доказательства (ст. 74 УПК РФ), представленные как стороной обвинения, так и защиты; поэтому, по версии потерпевшей стороны, имеется реальная и состоятельная возможность вынесения в отношении подсудимого Евгения Власова обвинительного приговора, согласно требованиям ч. 5 ст. 302 УПК РФ.
Так, 26.05.2014 судом была подробно допрошена потерпевшая Бородиневская А.А., показавшая, что, по её мнению, достоверно установлена прямая причастность подсудимого Евгения Власова к умышленному причинению тяжкого вреда здоровью, несовместимого с жизнью, её единственному, родному сыну Денису Бородиневскому, смерть которого для неё является невосполнимой утратой, а последовавший после трагедии глубокий стресс и обширные нервные потрясения причинили вред её здоровью в

виде морального вреда (физических и нравственных страданий), поэтому, в целях компенсации последнего, а также в возмещение понесённого материального ущерба ею и предъявлен, в порядке ст.ст. 44, 131, 1.064, 1.099-1.101 УПК РФ, обоснованный гражданский иск, подлежащий удовлетворению в полном объёме.
Несмотря на непризнание подсудимым Евгением Власовым своей вины, оцениваемой потерпевшей стороной как избранная им позиция избежать уголовного преследования и наказания, прямая его причастность к инкриминируемому ему опасному преступлению установлена бесспорно, а приводимые его защитой доводы начисто опровергаются исследованными и оценёнными по правилам ст.ст. 87 и 88 УПК РФ достоверными доказательствами, не вызывающими никаких сомнений.
Далее, 08.09.2014 судом был допрошен в качестве свидетеля Краснопеев И.Е., показавший, что около 20 минут 02 часа ночи 27.12.2013 поднялся в качестве водителя «таксомотора» к площадке бара-ресторана «Нью-Йорк», из которого вышли, как ему сейчас известно, Евгений Власов и своим ходом Денис Бородиневский, находившиеся, как он понял, в конфликте и остановившиеся близко от него, на расстоянии всего 10-15 метров, что в условиях имевшегося внешнего, уличного освещения давало ему хорошую возможность наблюдать происходящее у него на глазах событие.
Далее, данный свидетель суду показал, что Евгений Власов, держа за руку Дениса Бородиневского, дёрнул его на себя, после чего ударил своей головой пострадавшего в голову, что повлекло падение последнего на левый бок, на поверхность площадки, прилегающей к помещению бара-ресторана «Нью-Йорк».
Далее, этот же очевидец суду показал, что уже лежащему на спине Денису Бородиневскому Евгений Власов дополнительно нанёс 5-6 ударов в голову своей коленкой.
Далее, заканчивая изложение своих показаний, свидетель Иван Краснопеев добавил, что затем из бара-ресторана «Нью-Йорк» вышел незнакомый ему молодой человек, оттолкнувший Евгения Власова от пострадавшего, которого, взяв себе на плечо, уже в бессознательном состоянии подсудимый занёс в помещение.
Указанное доказательство является относимым, допустимым и достоверным, т.к. данный свидетель-очевидец совершенно не знаком ни с одним из процессуальных участников рассматриваемого уголовного дела, поэтому является совершенно не заинтересованным в исходе последнего.
Далее, упомянутые выше показания свидетеля Краснопеева И.Е. согласуются с показаниями допрошенного 26.05.2014 в качестве свидетеля Туманова А.Н., пояснившего суду, что 26.12.2013 отдыхал в числе других в баре-ресторане «Нью-Йорк», в помещении которого произошла групповая драка с участием Владислава Нусипова и Дениса Бородиневского.
Когда же данный свидетель вышел на улицу, то увидел там «стычку», в ходе которой на площадке на спине лежал без сознания не совершавший никаких действий, никак не сопротивлявшийся Денис Бородиневский, которому кулаком в голову наносил удары Евгений Власов.
Продолжая далее свои показания, данный свидетель показал суду, что он оттащил Евгения Власова от Дениса Бородиневского, которого затем занесли в помещение бара-ресторана «Нью-Йорк».
Далее, в разное время судом были допрошены в качестве свидетелей Караваев И.В., Нусипов В.М., Белкин Н.В., Рыбачок С.Г., Катаргулова А.А., Туманова Е.В., Тюрина И.С и другие, пояснившие, в основном, о факте драки в помещении бара-ресторана «Нью-Йорк» с участием Дениса Боровиневского; однако из данных исследованных доказательств следует вывод о том, что в этом случае пострадавшему ещё не был причинён тяжкий вред здоровью, повлекший смерть пострадавшего несколько позднее, т.е. уже на улице,  на прилегающей к помещению бара-ресторана «Нью-Йорк» площадке, с учётом нижеозначенных реальных и состоятельных доводов, заслуживающих уважения и удовлетворения.
Так, судом было исследовано заключение № 117 от 17.06.2015 повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы, выводы которой неопровержимо подтверждают версию обвинения о прямой и непосредственной причастности Евгения Власова к смертельному травмированию Дениса Боровиневского, а потому и опровергают ангажированную позицию защиты о причинении тяжкого вреда пострадавшему Денису Боровиневскому либо в помещении бара-ресторана «Нью-Йорк», либо на улице при падении с высоты собственного тела.
«На основании проведённого судебно-медицинского исследования и в соответствии с постановленными вопросами, экспертная комиссия приходит к следующим выводам.
1. Согласно представленным медицинским документам, у Бородиневского Дениса Николаевича, 1984 г.р., имелись следующие повреждения:

1.1. Закрытая черепно-мозговая травма: обширные диффузные кровоизлияния под мягкие мозговые оболочки обоих полушарий головного мозга с более интенсивными очагами в виде пластинчатых расслаивающих гематом в левых лобной (полюс, внутренняя и нижняя поверхности) и височной (полюс и выпуклая поверхность) долях, в правых теменной (выпуклая поверхность) и затылочной (наружная поверхность) долях, под мягкие оболочки полушарий мозжечка (больше правого), кровоизлияния в желудочки головного мозга; многооскольчатый перелом костей носа; ссадины лба в средней и левой третях (2), на спинке и правом крыле носа (1), в левой височно-скуловой области и на нижнем левом веке (2); кровоподтёки в правой теменной (1), левых  надбровной (1) и височно-скуловой (1) областях;

1.2. Переломы 2-6-х левых и правых рёбер по среднеключичным линиям (2-4-х рёбер – без кровоизлияний, а 5, 6-х рёбер – с кровоизлияниями в окружающие мягкие ткани);

1.3. Кровоподтёки на передней поверхности груди (в проекции 4, 5-го правых рёбер между среднеключичной и передней подмышечными линиями), на переднее-внутренней поверхности средней трети правого плеча и на передней поверхности средней трети левого плеча, ссадина в левой лопаточной области.
2. Все повреждения явились следствием взаимодействия тела потерпевшего и твёрдых тупых предметов. При этом:

2.1. Входящие в состав закрытой черепно-мозговой травмы повреждения в виде расслаивающих пластиночных гематом под мягкими мозговыми оболочками левых лобной (полюс) и височной долей (полюс и выпуклая поверхность), многооскольчатый перелом костей носа, ссадины и кровоподтёки в мягких тканях лица образовались в результате ударных взаимодействий мест их локализации и твёрдых тупых предметов. С

учётом рельефа поверхности головы возможно образование как каждого из этих повреждений в результате воздействия травмирующего предмета (предметов) с ограниченной контактной поверхностью (например, кулак или обутая нога), так и формирование групп повреждений от меньшего количества ударов предметом (предметами) с преобладающей контактной поверхностью (например, лобная область головы или колено человека). Всего имело место не менее 4-х мест (зон) приложения травмирующей силы: лоб, спинка и правое крыло носа, область левого глаза, левая височно-скуловая область.

2.2. Входящие в состав закрытой черепно-мозговой травмы повреждения в виде обширных кровоизлияний под мягкие мозговые оболочки обоих полушарий головного мозга, расслаивающих пластинчатых гематом под мягкими мозговыми оболочками в левой лобной (внутренняя и нижняя поверхности), правой теменной (выпуклая поверхность) и затылочной (наружная поверхность) долей головного мозга, под мягкие оболочки полушарий мозжечка (больше правого), кровоизлияния в желудочки головного мозга (боковые и 3-й, 4-й), кровоподтёк в мягкие ткани правой теменной области образовались по типу травмы ускорения, и могли быть причинены вследствие однократного падения с предшествующим ускорением из положения стоя и ударе правой теменной областью головы о преобладающую поверхность без рельефных выступов (например, наледь, утоптанный снег). При этом повреждения в правой теменно-затылочной области головы соответствуют зоне удара, а остальные, указанные в этом пункте – зоне противоудара.

Отсутствие в правой теменной области на месте кровоподтёка ссадины или ушибленной раны свидетельствует о том, что травмирующая поверхность не была массивной шероховатой (например, бетонная стена или пол), либо рельефно выступающей (например, ограниченный ребром край стола).

2.3. Поперечный «разгибательно-сгибательный» перелом 5-го левого ребра и «сгибательные» переломы 6-го левого и 5-го, 6-го правых рёбер по среднеключичным линиям с кровоизлияниями в окружающие мягкие ткани и признаками «прижизненности» в переломах 5-го, 6-го левых рёбер (в виде блестящей площадки и стирания вершин бугорков на поверхности излома) с учётом топографии и их морфологических характеристик образовались, наиболее вероятно, от неоднократных ударно-компрессионных воздействий («резких» надавливаний) на переднюю поверхность груди в области тела грудины и прилегающих участков 5-го, 6-го левых рёбер, при положении туловища спиной на широкой твёрдой опоре, например, в результате воздействия коленом постороннего человека на переднюю поверхность груди лежащего на спине потерпевшего и/или от воздействия на эту область руками во время непрямого массажа сердца.

2.4. Полосовидная ссадина в левой лопаточной области, кровоподтёки на передней поверхности груди, на передневнутренней поверхности средней трети правого плеча и на передней поверхности средней трети левого плеча причинены в результате взаимодействий мест их локализации и ограниченных твёрдых тупых предметов. При этом, ссадина образовалась от ударного взаимодействия, а кровоподтёки, вероятнее всего, от компрессионных (давление) воздействий, например, от захватов пальцами рук за туловище и плечи при перемещении тела потерпевшего.

Все повреждения, указанные в п.п. 2.1, 2.2, 2.3 и 2.4 образовались в пределах нескольких минут – десятков минут до наступления смерти, что подтверждается их морфологическими характеристиками1.
2.5. Неполные поперечные переломы 2-4-х левых и правых рёбер по среднеключичным линиям причинены действием твёрдых тупых предметов, более подробно о конструктивных особенностях которых и механизме их травмирующего воздействия высказаться не представляется возможным. Отсутствие кровоизлияний в окружающие мягкие ткани указывает на посмертное происхождение этих переломов, вероятнее всего, в ходе оказания медицинской помощи (реанимационных мероприятий).

Указанные в п.п. 2.5 повреждения не могли оказать какого-либо влияния на формирование закрытой черепно-мозговой травмы.
6. Указанные в п. 1.1 кровоизлияния под мягкие мозговые оболочки и в желудочки головного мозга, как каждое, так и в совокупности, вместе с остальными повреждениями из состава закрытой черепно-мозговой травмы причинили здоровью Бородиневского Д.Н. тяжкий вред по признаку опасности для жизни.

Переломы 5, 6-х левых и правых рёбер причинили здоровью Бородиневского Д.Н. средний вред как влекущие длительное расстройство здоровья (на срок более 21 дня).

Ссадина в левой лопаточной области и кровоподтёки, указанные в п. 1.3, вредва здоровью Бородиневского Д.Н. не причинили как не влекущие кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности.

Переломы 2-4-х левых и правых рёбер посмертные, поэтому в отношении тяжести вреда здоровью не оценивались.

Смерть Бородиневского Д.Н. последовала от закрытой черепно-мозговой травмы, указанной в п. 1.1, в пределах нескольких минут – десятков минут после формирования комплекса повреждений в виде кровоизлияний под мягкие мозговые оболочки и в желудочки головного мозга.
9. Смерть потерпевшего находится в прямой причинно-следственной связи с формированием комплекса составляющих закрытую черепно-мозговую травму и отягощающих друг друга повреждений головного мозга (кровоизлияния под мягкие мозговые оболочки больших полушарий и в желудочки головного мозга, под мягкие оболочки полушарий мозжечка).

Высказаться определённо о физическом состоянии Бородиневского Д.Н. после каждого из травмирующих воздействий по голове, а также их очерёдности не представляется возможным. Однако следует считать, что после получения части из этих повреждений в виде кровоподтёков, ссадины, перелома костей носа он мог совершать целенаправленные активные действия (оказывать сопротивление нападавшему, передвигаться и др.) как в помещении бара, так и на улице. После образования кровоизлияний под мягкие оболочки ив желудочки головного мозга Бородиневский Д.Н. совершать такие действия не мог. Следовательно, наиболее вероятно, что они возникли на улице.
10. Выраженность трупных явлений, зафиксированных при осмотре трупа на месте происшествия с 03.20 часов до 05.10 часов 27.12.2013, позволяет считать, что смерть Бородиневского Д.Н. наступила за 2-3 часа до осмотра.

Выраженность трупных явлений, зафиксированных при начатой в 12.30 часов ….. экспертизе трупа, позволяет лишь считать, что смерть Бородиневского Д.Н. наступила в пределах 1-2 суток до этого».
Таким образом, после причинения потерпевшему тяжкого вреда здоровью Бородиневский Д.Н. полностью утратил способность к какому-либо передвижению, а по показаниям указанных ранее свидетелей, уже и потерял сознание, поэтому подсудимый Власов Е.Г. и занёс его в помещение бара-ресторана «Нью-Йорк» на своих плечах.
Следовательно, смертельное травмирование произошло на улице, причём травмирующей поверхностью мог выступать тупой твёрдый предмет ограниченной площади (кулак, колено), но не шероховатая поверхность (пол, стол и т.д.).
При определении Власову Е.Г. вида и меры наказания прошу учесть нижеследующие обстоятельства, а именно.
Так, преступление, указанное в ч. 4 ст. 111 УК РФ, относится к категории тяжких (ч. 4 ст. 15 УК РФ).
Далее, согласно положениям ч. 2 ст. 43 УК РФ, целями уголовного наказания являются достижение социальной справедливости, исправление и перевоспитание виновного лица.
Однако, хотя Евгений Власов ранее не судим, вину в совершении преступления не признал, разными способами пытается избежать какого-либо наказания, перед потерпевшей стороной не извинился, ни моральный, ни материальный ущерб не погасил, ни на йоту не загладил причинённый вред.
С учётом изложенного, в соответствии со ст.ст. 42, 44, 45 УПК РФ,
Прошу:
1. Постановить в отношении подсудимого Власова Е.Г. приговор, которым признать его виновным в совершении преступления, указанного в ч. 4 ст. 111 УК РФ;
2. Определить осуждённому Власову Е.Г. видом наказания лишение свободы с отбыванием в ИК строгого режима;
3. Назначить осуждённому Власову Е.Г. меру наказания в виде длительного срока лишения свободы;
4. Удовлетворить заявленный потерпевшей стороной гражданский иск, полностью взыскав с осуждённого Власова Е.Г. причинённый тяжким преступлением материальный и моральный ущерб, судебные расходы, оплату юридических услуг трёх представителей.
Представитель потерпевшей, адвокат:                                              (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв