Адвокат М. Ф. Пуртов » В защиту осужденного Попова Р.В.

В защиту осужденного Попова Р.В.

Опубликовано 21 Июл 2015. Автор:

strog-rezhim

17.07.15г. Белоярским горсудом (ф/с И.В.Лавров) постановлен приговор, которым житель п.Казым, ХМАО-Югры, Белоярского района признан виновным в незаконном приобретении и хранении наркотических веществ, без цели сбыта, в крупном размере.

 

Суд Ханты-Мансийского автономного округа – Югры

628012, г.Ханты-Мансийск,

ул. Чехова, 3
Судебная коллегия по уголовным делам (апелляционная инстанция)

(ч/з Белоярский горсуд, расп.: 628163, г.Белоярский, ХМАО-Югры, ул.Центральная,22)

Апелляционная жалоба

«В защиту осужденного Попова Р.В.»
17.07.15г. Белоярским горсудом (ф/с И.В.Лавров) постановлен приговор, которым житель п.Казым, ХМАО-Югры, Белоярского района признан виновным в незаконном приобретении и хранении наркотических веществ, без цели сбыта, в крупном размере.
Суд, квалифицировав действия Попова Р.В. п ч.2 ст.228 УК РФ, определил подзащитному наказание в виде лишения свободы, а применяя правила ч.3 ст.69 УК РФ, назначил окончательную меру наказания в 7 лет, с отбыванием в ИК строгого режима.
Нахожу приговор ошибочным, необоснованным и незаконным, а потому подлежащим отмене, с учетом ряда реальных и состоятельных доводов, заслуживающих уважения и удовлетворения.
Так, по подробно мотивированной версии защиты, суду следовало вынести в отношении Попова Р.В. оправдательный приговор за его непричастностью к совершению инкриминируемого деяния, т.е. с применить положения ч.2 ст.302 УПК РФ, т.к. по делу отсутствует совокупность допустимых и достоверных доказательств, изобличающих подзащитного.

Так, согласно требований ч.1 ст.297  УПК РФ, приговор суда должен быть обоснованным, законным и справедливым, однако ни одному из этих требований не отвечает.
Далее, согласно требований ст.7 УПК РФ, в уголовном судопроизводстве закрепляется законность, как основополагающий принцип, который судом прямо и грубо нарушен.
Далее, согласно требований ч.2 ст.17 УПК РФ, никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, однако и эту норму закона суд отверг.
Далее, согласно требований ст.ё5 УПК РФ, уголовное судопроизводство ведется на основании состязательности и равноправия обвинения и защиты, на стороне которых суд не может выступать, однако открыто и ангажировано занял позицию Прокуратуры.
Далее, для доказывания обстоятельств, указанных в ст.73 УПК РФ, следственный орган и сторона обвинения вправе собирать перечисленные в ст.74 УПК РФ доказательства только с соблюдением требований УПК РФ, но и эти требования закона суд решил не выполнять.
При этом любые доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, должны признаться недопустимыми, не имеющими юридической силы, исходя из требований ч.3 ст.7 и ч.1 ст.75 УПК РФ, однако суд положил их в основу приговора.
Согласно же гарантий, установленных в ч.2 ст.50 Конституции РФ, использование при осуществлении правосудия недопустимых доказательств прямо запрещено, однако суд и здесь пошел «напролом», встав на путь беззакония.
Кроме того, согласно требований ч.3 ст.14 УПК РФ, любые сомнения в виновности лица должны быть истолкованы в пользу обвиняемого и презумпция его невиновности провозглашена в ч.3 ст.49 Конституции РФ, но и их суд посчитал для него не обязательным.
Отстаивая свою мотивированную позицию, защита при этом опирается на целый ряд исследованных судом допустимых и достоверных доказательств, а именно.
Так, как в ходе предварительного расследования, так и во время судебного разбирательства, подзащитный Роман Попов последовательно и категорически отрицал свою какую-либо причастность к совершению инкриминируемого ему преступления, заявляя, что местная полиция уже много лет относится к нему враждебно, поэтому ее сотрудники совершили в отношении его провокацию преступления 12.12.2014г., подбросив (подложив) в карман его куртки

наркотическое вещество, благо в салон легкового автомобиля мерки «Нива» имелся свободный доступ, т.к. замки во входных дверях были повреждены и последние не закрывались по этой причине. Однако суд отверг данное допустимое и достоверное доказательство.
Такие убедительные доводы Романа Попова стороной обвинения не опровергнуты, однако подтверждаются совокупностью других доказательств, согласующихся с позицией подзащитного, что, однако, суд проигнорировал.
Так, судом были допрошены свидетели обвинения, а именно Попова С.В. и Попв В.Г., показавшие, что, по их мнению, против их сына была совершена сотрудниками местной полиции провокация преступления, мотивированная сложившимися несколько лет назад неприязненными отношениями, что суд не учел.
Между тем, данные свидетели в обоснование своей позиции сослались на то, что еще в 2011 году прокурор, а ранее следователь СО Отдела МВД России по Белоярскому3 району Александр Долженков незаконно преследовал Романа Попова аж сразу по 3-м уголовным делам о тяжких «преступлениях» (ч.2 ст.158 УК РФ), в последствии прекращенным по реабилитирующим основаниям, т.е. гособвинитель является прямо заинтересованным лицом.
Далее, на пакете с наркотическим веществом отпечатки пальцев Романа Попова при проведении судебной дактилоскопической экспертизы не обнаружены, что объективно свидетельствует, что первый ему не принадлежит, но суд этому обстоятельству должной оценки не дал.
Далее, судом были допрошены свидетели защиты, а именно А.Степанчук, А.Мухаметьянов, Е.Вокуев и И.Тарлин, подтвердившие, что уже днем 12.12.2014 полицией г.Белоярского был объявлен план-перехват по задержанию Романа Попова и управляемого им легкового автомобиля марки «Нива», но суд и эти допустимые достоверные доказательства оставил без внимания.
Далее, что касается представленных стороной обвинения двух протоколов досмотров (лично Романа Попова и легкового автомобиля марки «Нива» белого цвета), оформленные вечером 12.12.2014г., то эти два относимых доказательства должны быть признаны недопустимыми и исключены из перечня, но 3 раза суд уклонился от рассмотрения по существу соответствующих ходатайств.
В дополнительное подтверждение своей позиции защита ссылается на нижеозначенные достоверные доказательства.
Так, подзащитый Роман Попов суду показал, что на «Вертолетную площадку» п.Казым вечером 12.12.2014 приехали два сотрудника местной госавтоинспекции, а именно Филат Сафин и Екатерина Матюшкина.
Далее, подзащитный суду показал, что, хотя никаких понятых не было, Филат Сафин единолично произвел как его личный досмотр и задержание, заковав в металлические наручники, так и управляемого им легкового автомобиля. Однако оба протокола Филат Сафин оформил уже позднее, часа через 1,5-2, когда Денис Ганжа и Арслан Махмудов привезли из г.Белоярского двух понятых, которые и расписались позднее, в следственном кабинете в г.Белоярском, что и означает фальсификацию доказательств, чему суд не дал надлежащей оценки.
Далее, судом был допрошен о/у ОУР Отдела МВД по Белоярскому району А.Махмудов, подтвердивший, что Филат Сафин фактически произвел два досмотра еще до их приезда, т.е. без участия понятых, но и этого обстоятельства суд решил «не замечать».
Далее, аналогичные показания дал суду 23.06.2015г. и допрошенный судом зам.начальника СО Отдела МВД по Белоярскому району Денис Ганжа, подтвердивший, что два досмотра Филат Сафин произвел до их (ОСГ) приезда, когда понятых еще вовсе не было на месте происшествия, однако он такого поручения не давал, но и здесь суд решил действовать в угоду обвинения.
Наконец, судом был допрошен 23.06.2015г. свидетель обвинения, а именно А.Епихин, показавший, что его и брата С.Киселенко вечером 12.12.2014г. попросил о/у А.Махмудов принять участие в качестве понятых на «Вертолетной площадке» п.Казыма, на которую они и прибыли из г.Белоярского на служебном автомобиле полиции вместе с водителем, А.Махмудовым и Д.Ганжой, но и этому обстоятельству суд дал «кривую» оценку.
Следовательно, свидетели обвинения, а именно Филат Сафин, Екатерина Матюшкина и Денис Ганжа дали суду заведомо ложные показания относительно «участия» при проведении двух следственных действий (досмотров) и изъятий наркотического вещества понятых, которых якобы «нашла» на дороге женщина-полицейская, однако решил «не замечать» очевидные преступления против правосудия.
Таким образом, версия защиты о несостоятельности предъявленного Роману Попову обвинения представляется подробно мотивированной и убедительной, притом что все неустранимые сомнения в его виновности должны быть истолкованы в его пользу, хотя суд, нарушая требования ч.3 ст.15 УПК РФ, занял позицию обвинения.
На основании изложенного выше, в соответствие со ст.53 УПК РФ,

Прошу:
1. Вынести апелляционное определение, которым приговор от 17.07.2015г. Белоярского горсуда по делу по обвинению Попова Р.В. отменить, признав два протокола личного досмотра Попова Р.В. и изъятия у него наркотического вещества, а также досмотра легкового автомобиля марки «Нива» недопустимыми доказательствами, исключив их из перечня. Оценить показания суду трех свидетелей обвинения, а именно Ф.М. Сафина, Е.А. Матюшкиной и Д.А.Ганжи, как заведомо ложные и направить материалы в Березовский МРСО СУ СКР по ХМАО-Югре для решения вопроса о возбуждении в отношении их уголовного дела по ч.2 ст.307 УК РФ, прекратив производство по делу в связи с неустановленной причастностью подзащитного к совершению инкриминируемого преступления. Дополнительно в отношении Ф.М. Сафина направить материалы в этот же следственный орган для проведения доследственной проверки в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ т.к. в его поведении также усматриваются явные и очевидные признаки двух других преступлений, указанных в ч.1 ст.286 УК РФ (превышение должностных полномочий) и ч.2 ст.303 УК РФ (фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении).

Приложение:  1. 2 копии апелляционной жалобы для процессуальных участников.
С заверениями в высоком почтении, адвокат     М.Ф. Пуртов

Оставить отзыв