О признании незаконным ряда действий следственного органа

Опубликовано 03 Авг 2015. Автор:

1384156512_j1bis_czrjs

Заявитель по договору на оказание правовой помощи принял поручение по защите охраняемых законом прав и интересов жителя Москвы, генерального директора ОСАО «Якорь» Семенихина А.М. (ордер на ведение дела прилагается).

 

Ханты-Мансийский райсуд
628011, г. Ханты-Мансийск,
ул. Ленина, 63

Председателю Суда
В.А. Гавришу

Заявитель:      Пуртов М.Ф., адвокат Коллегии
адвокатов № 1 г. Ханты-Мансийск,
расп. по ул. Калинина, 27, офис 3;

Заинтересованные
лица:     1. Семенихин А.М., содержащийся
в ИВС МО МВД России
«Ханты-Мансийский»;

2. Ханты-Мансийский МРСО СУ     СКР по ХМАО – Югре,
расп. по ул. Студенческая, 5 «А»;

3. Ханты-Мансийская
межрайпрокуратура,
расп. по ул. Чкалова, 54

Жалоба
«О признании незаконным ряда действий следственного органа –
Ханты-Мансийского МРСО СУ СКР по ХМАО – Югре»

Заявитель по договору на оказание правовой помощи принял поручение по защите охраняемых законом прав и интересов жителя Москвы, генерального директора ОСАО «Якорь» Семенихина А.М. (ордер на ведение дела прилагается).

15.07.2015 доверитель получил из Ханты-Мансийского МРСО СУ СКР по ХМАО – Югре два уведомления в письменной форме за подписью ст. следователя Цатуряна А.В. о том, что по заявлению генерального директора ОАО «ГСК «Югория» Охлопкова А.А. в отношении него возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, указанного в ч. 4 ст. 160 УК РФ (копии уведомлений прилагаются).

Далее, также 15.07.2015 доверитель получил повестку за подписью ст. следователя Цатуряна А.В. о явке в следственный орган для предъявления обвинения (копия повестки прилагается).

Далее, в этот же день доверитель получил ещё одну повестку о явке в следственный орган для допроса в качестве обвиняемого (копия повестки прилагается).

Далее, 16.07.2015 ст. следователь Цатурян А.В. предъявил Семенихину А.М. обвинение в злоупотреблении полномочиями лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой организации (2 эпизода); т.е. совершении преступления, указанного в ч. 2 ст. 201 УК РФ, и присвоении и растрате (2 эпизода) вверенного по службе имущества на общую сумму около 233 млн. рублей; т.е. совершении преступления, указанного в ч. 4 ст. 160 УК РФ (копия постановления прилагается).

Далее, 17.07.2015 руководитель Ханты-Мансийского МРСО СУ СКР по ХМАО – Югре Сальков С.В. своим постановлением отменил постановление ст. следователя Цатуряна А.В. от 16.07.2015 о привлечении Семенихина А.М. в качестве обвиняемого по ч. 4 ст. 160 (2 эпизода) и ч. 2 ст. 201 УК РФ (2 эпизода) как «необоснованное» (копия постановления прилагается).

Далее, в 19 час. 10 мин. 17.07.2015 ст. следователь Цатурян А.В. задержал Семенихина А.М. в качестве подозреваемого в порядке ст. 91 УПК РФ (копия протокола прилагается).

В качестве оснований и мотивов задержания ст. следователь Цатурян А.В. указал: «…потерпевшие и очевидцы указали на Семенихина А.М. как на лицо, совершившее преступление; имеются основания считать, что, находясь на свободе, Семенихин А.М. продолжит заниматься преступной деятельностью, может скрыться от следствия, угрожать свидетелям, иным путём воспрепятствовать производству по уголовному делу».

Далее, 17.07.2015 ст. следователь Цатурян А.В. предъявил Семенихину А.М. обвинение, полностью аналогичное предъявлявшемуся сутками ранее, как по содержательным, так и по процессуальным основаниям (копия постановления от 17.07.2015 прилагается).

Нахожу, что описанные выше действия следственного органа являются необоснованными и незаконными, с учётом нижеозначенных доводов, заслуживающих уважения и удовлетворения.

Так, в ст. 7 УПК РФ закреплён основополагающий принцип уголовного судопроизводства, а именно – законность.

Далее, согласно требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, любое действие следственного органа должно быть обоснованным, мотивированным и законным.

Далее, согласно требованиям ч. 1 ст. 171 УПК РФ, обвинение лицу в совершении преступления может быть предъявлено лишь при наличии достаточной на то совокупности допустимых и достоверных доказательств, перечисленных в ст. 74 УПК РФ.

Далее, согласно положениям ст. 97 УПК РФ, следователь вправе избрать обвиняемому (подозреваемому) одну из мер пресечения, перечисленных в ст. 98 УПК РФ.

Далее, согласно положениям ч. 1 ст. 175 УПК РФ, следователь вправе изменить ранее предъявленное обвинение путём вынесения нового постановления о привлечении в качестве обвиняемого в порядке ст. 172 УПК РФ.

Далее, руководитель следственного органа, согласно положениям п. 2 ч. 1 ст. 39 УПК РФ, вправе отменять постановления следователя, если они будут признаны необоснованными и незаконными.

Следовательно, хотя руководитель следственного органа Сальков С.В. и оценил постановление от 16.07.2015 ст. следователя Цатуряна А.В. как «необоснованное», однако не сделал вывода о его незаконности, что и означает однозначное отсутствие законных оснований для его отмены.

В самом деле, все доводы, указанные руководителем следственного органа («…не отражены все обстоятельства, подлежащие доказыванию…», «…неверно отражена…присвоенных и растраченных…денежных средств…», «…аналогичная неточность отражена и в эпизоде…»), являются основаниями не для отмены постановления от 16.07.2015, а для изменения обвинения в порядке ч. 1 ст. 175 УПК РФ.

Таким образом, постановление от 17.07.2015 руководителя следственного органа об отмене постановления от 16.07.2015 о привлечении Семенихина А.М. в качестве обвиняемого является незаконным и подлежит отмене.

Далее, поскольку обжалуемое постановление от 17.07.2015 руководителя следственного органа подлежит признанию незаконным с момента его вынесения, постольку следует считать, что, начиная с 16.07.2015, подзащитный Семенихин А.М. имеет статус обвиняемого, а не подозреваемого.

Следовательно, в отношении обвиняемого Семенихина А.М. ст. следователь Цатурян А.В. имел право избрать одну из мер пресечения, указанных в ст. 98 УПК РФ,  однако задерживать его в порядке ст. 91 УПК РФ 17.07.2015 законного права у него не было, т.к. с момента предъявления обвинения 16.07.2015 подзащитный утратил статус подозреваемого.

Кроме того, хотя постановление от 16.07.2015 вынесено надлежащим должностным лицом, однако оно должно быть признано незаконным по содержательным основаниям.

Так, 16.07.2015 адвокатом Адвокатского бюро «Адвокатская фирма «Юстина» Буровиным В.Н. было заявлено и удовлетворено ходатайство о приобщении к материалам уголовного дела комиссионного заключения специалистов в сфере перестрахования некоммерческого партнёрства «Общество страховых юристов» (копия прилагается).

Однако, хотя ст. следователь указанное выше комиссионное заключение специалистов к материалам уголовного дела приобщил, однако ни один из содержащихся в них доводов не обсудил и не оценил, чем грубо и нарушил требования ч. 2 ст.14 УПК РФ (бремя опровержения доводов защиты лежит на стороне обвинения).

Между тем, мотивированные выводы специалистов заслуживают внимания и удовлетворения.

Изучив заключённые в 2006-2011 годах между ОАО «ГСК «Югория» и ОСАО «Якорь» договоры перестрахования, специалисты пришли к следующим выводам:
1. В период заключения и действия договоров перестрахования между ОАО «ГСК «Югория» и ОСАО «Якорь» законодательный запрет отдавать в перестрахование собственное удержание не существовал.

2. Содержание договоров перестрахования между ОАО «ГСК «Югория» и ОСАО «Якорь» соответствует целям и задачам страхового дела, а также обычаям делового оборота. Условия указанных договоров являются традиционными для рынка перестраховочных услуг.

3. Условия исследуемых договоров перестрахования являются в целом экономически обоснованными и рыночными… в период с 2006 по 2011 годы ОАО «ГСК «Югория» затратило на перестрахование доли в приоритете в ОСАО «Якорь» значительно меньше средств, чем можно было бы ожидать при справедливом распределении портфеля премии на эти цели…».

4. Заведомо невыгодных для ОАО «ГСК «Югория» условий исследуемые договоры перестрахования не содержат.  Напротив, имеются все основания говорить о том, что в целом форма организации перестрахования и условия этих перестраховочных договоров объективно невыгодны для ОСАО «Якорь»…».

5. «…Предъявлять претензии к руководителю страховой компании по поводу того, что компания потратила деньги на приобретение перестраховочной защиты столь же необоснованно, как, например, рассматривать в качестве убытков любой организации её затраты на установку автоматического пожаротушения только по той причине, что пожаров в соответствующем помещении затем не произошло; или квалифицировать как имущественный вред организации расходы на страхование принадлежащих ей транспортных средств, если застрахованные автомашины в период действия соответствующих страховых договоров не попали в дорожно-транспортные происшествия, на них не упали сосульки, ветви деревьев и т.п.; либо признавать убытками организации её расходы на охрану, исходя из того, что преступных нападений на эту организацию пока не было…
…Расходы на уплату перестраховочной премии представляют собой плату за услугу.
Страховые риски в обязательном порядке должны обладать признаком случайности… Признак случайности означает, что никому не дано заранее спрогнозировать, сколько и каких именно рисков реализуется на том или ином отрезке времени…». То есть, на момент заключения договоров перестрахования НИКТО не мог со стопроцентной уверенностью предугадать, что по перестрахованным объектам не наступят страховые случаи и, соответственно, что у перестрахователя на 100% отсутствует необходимость защищать свой страховой портфель.

Защита обращает внимание на то, что субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 201 УК РФ, характеризуется умышленной формой вины.

6. Рассматривать разницу между уплаченной перестраховщику перестраховочной премией и размером полученных от перестраховщика выплат страхового возмещения в качестве убытков перестрахователя нельзя…

7. Специалисты пришли к суждению о том, что в результате заключения договоров перестрахования между ОАО «ГСК «Югория» и ОСАО «Якорь» ущерб (имущественный вред) для ОАО «ГСК «Югория» не причинён.

Отсутствие имущественного вреда для ОАО «ГСК «Югория» в результате заключения на рыночных условиях в 2006-2011 годах договоров перестрахования с ОСАО «Якорь» свидетельствует об отсутствии в действиях Волкова В.В. объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 201 УК РФ.

Вывод следствия, изложенный в постановлении о возбуждении уголовного дела о том, что у ОАЛО «ГСК «Югория» якобы отсутствовала экономическая целесообразность в заключении договоров перестрахования, в частности, с ОСАО «Якорь», опровергается бюджетом ОАО «ГСК «Югория» за названные годы.

В 2006-2011 годах Волков В.В., исполняя бюджеты, которые утверждались советом директоров ОАО «ГСК «Югория» и предусматривали в расходной части затраты на заключение договоров перестрахования в размере 440-500 млн. рублей ежегодно, в установленном порядке заключал с ОСАО «Якорь»договоры перестрахования (расходы по которым не превышали 10% от утверждённых лимитов на перестрахование).

Это означает, что все действия Волкова В.В. как генерального директора ОАО «ГСК «Югория» соответствовали полномочиям генерального директора акционерного общества, закреплённым в ст. 69 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», и в пунктах 15.1-15.8 Устава ОАО «ГСК «Югория».

Впоследствии исполненные бюджеты также утверждались советом директоров ОАО «ГСК «Югория», что свидетельствует о надлежащем исполнении  генеральным директором решений вышестоящего для него органа управления ОАО «ГСК «Югория» (совета директоров) и соответствии произведённых затрат на перестрахование в пределах лимитов.

Таким образом, деятельность Волкова В.В., направленная на организацию заключения в 2006-2011 годах договоров перестрахования, в том числе с ОСАО «Якорь» (расходы по которым не превышали 10% от утверждённых лимитов на перестрахование), соответствовала действующему законодательству и являлась следствием выполнения принятых решений вышестоящего органа управления – советом директоров ОАО «ГСК «Югория», т.е. являлась экономически целесообразной.

Кроме того, в соответствии с позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 24 февраля 2004 года № 3-П, органы власти (в нашем случае – правоохранительные органы) не вправе проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности.

На основании изложенного, в соответствии со ст.ст. 53 и 124 УПК РФ,

Прошу:

1. Вынести судебное постановление, которым признать незаконными нижеозначенные действия следственного органа (Ханты-Мансийского МРСО СУ СКР по ХМАО – Югре), а именно:
а) постановление от 16.07.2015 ст. следователя Цатуряна А.В. о привлечении Семенихина А.М. в качестве обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных в ч. 4 ст. 160 (2 эпизода) и ч. 2 ст. 201 (2 эпизода) УК РФ;

б) постановление от 17.07.2015 руководителя следственного органа Салькова С.В. об отмене постановления от  16.07.2015 ст. следователя Цатуряна А.В. о привлечении Семенихина А.М. в качестве обвиняемого;

в) протокол задержания от 17.07.2015 ст. следователем Цатуряном А.В. Семенихина А.М. в качестве подозреваемого;

г) постановление от 17.07.2015 ст. следователя Цатуряна А.В. о привлечении Семенихина А.М. в качестве обвиняемого;

2. Наложить обязанность на руководителя Ханты-Мансийского МРСО СУ СКР по ХМАО – Югре Салькова С.В. отменить обжалуемые постановления и протокол;

3. Уведомить о месте и времени рассмотрения жалобы – уголовного дела.

Приложение: 1. Ордер Коллегии адвокатов;
2. 3 копии жалобы для
процессуальных участников;
3. Копии документов.

Адвокат:                                                                           (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв