Адвокат М. Ф. Пуртов » В защиту осужденной Крицкой А. Г.

В защиту осужденной Крицкой А. Г.

Опубликовано 24 Дек 2015. Автор:

65c936b5a308c3ecd39227edb709aaa1_XL

11.12.15г. Лангепасским горсудом (ф/с А.П. Сысуев) постановлен приговор, которым Крицкая А.Г. признана виновной в превышении своих служебных должностных обязанностей, квалифицированных по ч.1 ст.286 УК РФ, а также в получении взятки, квалифицированной по ч.3 ст.290 УК РФ.

 

Суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры
628012, г.Ханты-Мансийск, ул.Чехова, 03

Судебная коллегия по уголовным делам (апелляционная инстанция)
(ч/з Лангепасский горсуд, расп.: 628672, г. Лангепас, Ханты-Мансийского автономного округа — Югры, ул.Дружбы народов, 20)

Дополнительная апелляционная жалоба
«В защиту осужденной Крицкой А. Г.»

11.12.15г. Лангепасским горсудом (ф/с А.П. Сысуев) постановлен приговор, которым Крицкая А.Г. признана виновной в превышении своих служебных должностных обязанностей, квалифицированных по ч.1 ст.286 УК РФ, а также в получении взятки, квалифицированной по ч.3 ст.290 УК РФ.

Применяя правила, установленные в ч.3 ст.69 УК РФ, суд назначил Крицкой А.Г. наказание в виде лишения свободы, сроком в 03 года и 06 месяцев, со штрафом в размере 400-т тыс. руб., с лишением права занимать должностей на государственной службе, сроком в 02 года и 06 месяцев.

Считая приговор ошибочным, необоснованным и незаконным, противоречащим требованиям ст.297 УПК РФ, 14.12.15г. выслал в горсуд заказной почтовой корреспонденцией предварительную апелляционную жалобу (копия прилагается).

В дополнительной апелляционной жалобе приводятся конкретные мотивы и аргументы, позволяющие обоснованно поставить вопрос об отмене состоявшегося и обжалуемого приговора горсуда, с прекращением производства по делу в связи с непричастностью Крицкой А.Г. к совершению инкриминируемых ей 2-х преступлений.

так, согласно требований ст.ст.87 и 88 УПК РФ приговор суда может строиться лишь на основе совокупности относимых, допустимых и, главное, достоверных доказательств, исчерпывающий перечень которых указан в ст.74 УП РФ.

Далее, согласно гарантий, установленных в ч.2 ст.50 Конституции РФ, т также требований ч.3 ст.7 и ч.1 ст.75 УПК РФ использование при осуществлении правосудия недопустимых доказательств, т.е. полученных с нарушением УПК РФ, прямо запрещен.

Далее, согласно требований ч.2 ст.17 УПКП РФ никакие доказательства (ст.74 УПК РФ) не имеют заранее установленной силы.

Далее, согласно гарантий, провозглашенных в ч.3 ст.49 Конституции РФ, а также требований ч.3 ст.14 УП РФ, все неустранимые сомнения в виновности лица должны быть истолкованы в его пользу.

Далее, в соответствие требований ч.3 ст.15 УПК РФ суд при осуществлении правосудия должен соблюдать независимость и не вправе занимать ни одну из процессуальных сторон.

Однако, при постановлении состоявшегося и обжалуемого приговора суд, нарушив все указанные выше нормы закона, поступил с точностью до наоборот, открыто и тенденциозно встав на сторону обвинения, даже использовав недопустимые доказательства.

Так, суд, заняв ангажированно-обвинительную позицию, по надуманным основаниям критически оценил убедительные и последовательные показания Крицкой А.Г. о том, что никакой взятки от Хамдамова Н.М. она не получала, поскольку никакой предварительной договоренности с ним не было, как и отсутствовало ее согласие принять от него деньги, которые от тайно (незаметно) подложил под этажерку, воспользовавшись ее временным отвлечением внимания и отсутствием визуального обзора за окружающей обстановкой и поведением гастарбайтера.

Далее, суд оставил без должного внимания обсуждения и надлежащей оценки достоверные доводы Крицкой А.Г. о том, что проведенный в отношении ее т.н. «оперативный эксперимент» есть не что иное, как откровенная провокация преступления сотрудников полиции, более того, по надуманным основаниям отклонил ее подробно мотивированное ходатайство об исключении из перечня результатов ОРМ, как недопустимых доказательств, как полученных с грубым нарушением ст.ст.5 и 7 ФЗ/11 от 12.08.95г. «Об ОРД».

Вполне понятно, что суд, положив в основу приговора оспариваемые результаты ОРД, поступил вопреки известной правовой позиции Конституционного Суда РФ о том, что таковые вообще не являются доказательствами, поскольку представляют собой всего лишь сведения о фактах.

Далее, вывод о виновности Крицкой А.Г. суд сделал, в основном, на показаниях Нозирджона Хамдамова, хотя это относимое доказательство следует признать как явно недостоверное, т.к. он заинтересованное лицо, т.е. он во-первых, защищает интересы своей супруги Мозихир Хамдамовой, подлежащей депортации из РФ, в, во-вторых, в его действиях содержится состав преступления (провокация взятки), указанный в ст.304 УК РФ.

Далее, показания Нозирджона Хамдамова тем более заслуживают критической оценки, т.к. он ранее судимый, а подзащитная не один раз привлекала его к административной ответственности за нарушением миграционного законодательства, поэтому между ними еще до проведения ОРМ сложились личные неприязненные отношения.

Суд не учел, что утверждения Норирджона Хамдамова опровергаются не только последовательными показаниями Крицкой А.Г., но и даже показаниями в суде его супруги Мизихир Хамдамовой, не видевшей и не слышавшей слов или жестов с требованием денег за «помощь» в решении вопроса.

Суд проигнорировал и то, что довод обвинения о «наличии» предварительной договоренности и «согласии» Крицкой А.Г. принять деньги совершенно опровергается выводами проведенной по делу филолого-лингвистической экспертизы по длящейся более 11 минут аудиозаписи, в ходе которой провокатор активно и наступательно подстрекает подзащитную путем мольбы, уговоров, просьб, увещеваний помочь в «решении вопроса», но констатируется невозможность определения точного предмета разговора, т.к. отсутствуют слова «деньги» и «взятка» и т.д.

Далее, суд оставил без внимания, обсуждения и надлежащей оценки то, что проведение 10.07.2014 в отношении Крицкой А.Г. ОРМ в виде «оперативного эксперимента» следует признать самой настоящей провокацией преступления, т.к. начисто отсутствовали основания, указанные в п/п 1 п. 2 ст. 7 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об ОРД»; поэтому все рассекреченные результаты этих действий являются недопустимыми доказательствами, согласно требованиям ч. 3 ст. 7, ч. 1 ст. 75 и ст. 89 УПК РФ, поступив вопреки закону, но в угоду обвинению.

Далее, суд проигнорировал и то, что требованиям ст.ст.5,7 и 8 Федерального закона №144-ФЗ от 12.08.1995г. «Об ОРД», при проведении оперативного эксперимента запрещается провокация преступления, т.е. искусственное создание признаков преступления и доказательств участия в нем соответствующего лица при отсутствии события преступления или участия в нем заинтересованного лица.

Далее, суд оставил без внимания и действующие руководящие разъяснения Постановления №24 Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» (п.34): «От преступления, предусмотренного статьей 304 УК РФ, следует отграничивать подстрекательские действия сотрудников правоохранительных органов, спровоцировавших должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, на принятие взятки или предмета коммерческого подкупа.

Указанные действия совершаются в нарушение требований статьи 5 Федерального закона от 12 августа 1995 года №144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» и состоят в передаче взятки или предмета коммерческого подкупа с согласия или по предложению должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, когда такое согласия либо предложение было получено в результате склонения этих лиц к получению ценностей при обстоятельствах, свидетельствующих о том, что без вмешательства сотрудников правоохранительных органов умысел на их получение не возник бы и преступление не было бы совершено.

Принятие должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, при указанных обстоятельствах денег, ценных бумаг, иного имущества или имущественных прав, а равно услуг имущественного характера не может расцениваться как уголовно-наказуемое деяние. В этом случае в содеянном отсутствует состав преступления (п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ)».

Суд не учел, что, поскольку же по уголовному делу в отношении Крицкой А.Г. обвинением не добыто никаких доказательств того, что между Хамдамовым Н.М. и инспектором была ранее «достигнута» предварительная договоренность и получено «согласие» подзащитной принять деньги, постольку упомянутые выше сотрудники полиции и провокатор-иммигрант (в соучастии) подлежат привлечению к уголовной ответственности за подстрекательство к получению взятки при наличии квалифицирующих обстоятельств, что и является дополнительным основанием для оправдания первой.

Что же касается обнаруженных на денежных купюрах следов отпечатков пальцев Крицкой А.Г. на молекулярно-генетическом уровне, то эксперт Булатова Л.Б. подтвердила убедительные доводы подзащитной о практической возможности их происхождения при трении (контакте) денежных знаков о поверхность рабочего стола подзащитной, что и имело место при их осмотре 10.07.2014 следственной группой (т. 2, л/д 185-212), когда обе денежные купюры разворачивались и плашмя ложились на стол, уборщицы который никогда не убирали, т.е. не чистили, но и этот довод защиты суд проигнорировал.

Ошибочно и необоснованно суд признал Крицкую А.Г. виновной по ч.4 ст.286 УК РФ, т.к. в целях пресечения длящегося административного правонарушения и принятия обеспечительной меры для возбуждения и рассмотрения дела, исходя из общих начал положений ст.ст.27.1 и 28.1 КоАП РФ, Крицкая А.Г. изъяла у Хамдамовой М.И. ее паспорт гражданина РФ.

Суд не учел, что Крицкая А.Г., изымая у Хамдамовой М.И. ее паспорт, не оформив протокол о принятии обеспечительной меры, совершила дисциплинарный проступок, за что и была привлечена к дисциплинарной ответственности в виде неполного служебного соответствия.

Состав же уголовно-наказуемого превышения должностных полномочий, предусмотренный в ч. 1 ст. 286 УК РФ, отсутствует, т.к. поведение Крицкой А.Г., на самом деле, мотивировалось истинными интересами службы, а не надуманными целями «извлечения корыстной выгоды», тем более, что паспорт вскоре был возвращен.

Более того, суд ошибочно проигнорировал то, что неотъемлемым признаком объективной стороны состава преступления, указанного в ч. 1 ст. 286 УК РФ, является существенное нарушение прав и интересов граждан, общества, государства либо учреждения.

Далее, суд не учел того, что понятие данного определения приведено в ст. 18 Постановления № 19 от 16.10.2009 Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и превышении должностных полномочий»:

«Под существенным нарушением прав граждан или организаций в результате злоупотребления должностными полномочиями или превышения должностных полномочий следует понимать нарушение прав и свобод физических и юридических лиц, гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией Российской Федерации (например, права на уважение чести и достоинства личности, личной и семейной жизни граждан, права на неприкосновенность жилища и тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также права на судебную защиту и доступ к правосудию, в том числе права на эффективное средство правовой защиты в государственном органе и компенсацию ущерба, причиненного преступлением, и др.). При оценке существенности вреда необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу организации, характер и размер понесенного ею материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им физического, морального или имущественного вреда и т.п.

Под нарушением законных интересов граждан или организаций в результате злоупотребления должностными полномочиями или превышения должностных полномочий следует понимать, в частности, создание препятствий в удовлетворении гражданами или организациями своих потребностей, не противоречащих нормам права и общественной нравственности (например, создание должностным лицом препятствий, ограничивающих возможность выбрать в предусмотренных законом случаях по своему усмотрению организацию для сотрудничества)».

Однако, сторона обвинения не представила суду каких-либо допустимых и достоверных доказательств того, что нормальная работа учреждения, в котором состоит Крицкая А.Г., была нарушена, что ей был причинён материальный ущерб и т.д.

Далее, суд также совершенно игнорирует то, что изъятие у правонарушителя Хамдамовой М.И её паспорта, во-первых, фактически пресекло длящееся административное правонарушение; во-вторых, не создало препятствий в удовлетворении её потребностей, не противоречащих нормам закона; тогда как оставление у неё паспорта создавало практическую возможность продолжения её незаконного поведения в виде незаконного нахождения на территории РФ.

На основании изложенного выше, в соответствие со ст.53 УПК РФ,

Прошу:

1. Постановить апелляционное определение об отмене приговора от 11.12.15г. Лангепасского горсуда по уголовному дела по обвинению Крицкой А.Г. по ч.1 ст.286 и ч.3 ст.290 УК РФ и вынести оправдательный приговор за ее непричастностью к совершению инкриминируемых ей преступлений.

Приложение: 1. Копия предварительной апелляционной жалобы;
2. 3 копии апелляционной жалобы.
Адвокат: М.Ф. Пуртов

Оставить отзыв