В защиту осуждённого Калугина Е.В.

Опубликовано 29 Июн 2016. Автор:

image22446058_18fd53a83695a7a5785435f72e763b22

Подзащитный Калугин Е.В. вину в совершении инкриминируемых деяний не признал, ссылаясь на то, что никаких наркотиков Кесаонову А.А. не сбывал; а по эпизоду с Беловым В.И. заявляя о наличии в отношении него провокации преступления и фальсификации доказательств со стороны сотрудников органов наркополиции.

 

Суд ХМАО – Югры

628012, г. Ханты-Мансийск,

ул. Чехова, 3

Председателю Суда

В.К. Бабинову
Кассационная жалоба

«В защиту осуждённого Калугина Е.В.»
11.02.2016 Югорским районным судом постановлен приговор, которым Калугин Е.В. признан виновным в причастности, при наличии квалифицирующих обстоятельств, к незаконному обороту наркотических веществ, а именно – в сбыте последних Кесаонову А.А. и в покушении на сбыт таковых же Белову В.И.

Подзащитный Калугин Е.В. вину в совершении инкриминируемых деяний не признал, ссылаясь на то, что никаких наркотиков Кесаонову А.А. не сбывал; а по эпизоду с Беловым В.И. заявляя о наличии в отношении него провокации преступления и фальсификации доказательств со стороны сотрудников органов наркополиции.

20.04.2016 постановлено апелляционное определение, которым состоявшийся и обжалуемый приговор оставлен без изменения, а апелляционная жалоба – без удовлетворения (копия определения прилагается).

Нахожу состоявшиеся и обжалуемые судебные решения ошибочными, необоснованными и незаконными, а потому подлежащими отмене, с прекращением производства по делу в связи с непричастностью Калугина Е.В. к незаконному обороту наркотических веществ, т.е. по основаниям, указанным в ч. 2 ст. 302 УПК РФ, с учётом ряда заслуживающих уважения и удовлетворения доводов.

Так, согласно требованиям ч. 1 ст. 297 УПК РФ, приговор суда должен быть мотивированным, обоснованным и законным.

Далее, согласно требованиям ст. 7 УПК РФ, в качестве основополагающего закрепляется принцип законности уголовного судопроизводства.

Далее, согласно требованиям ст.ст. 87 и 88 УПК РФ, в качестве доказательств (ст. 74 УПК РФ) при осуществлении правосудия могут использоваться лишь допустимые

и достоверные, при том, что применение недопустимых доказательств прямо запрещено гарантиями, установленными в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ.

Далее, согласно требованиям ч. 3 ст. 7 и ч. 1 ст. 75 УПК РФ, суд обязан признавать недопустимыми доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ.

Далее, в соответствии со ст. 89 УПК РФ, результаты ОРД могут признаваться допустимыми доказательствами, если они получены с соблюдением требований УПК РФ.

Далее, никакие доказательства, перечисленные в ст. 74 УПК РФ, не могут иметь заранее установленной силы.

Кроме того, согласно требованиям ч. 3 ст. 15 УПК РФ, суд при осуществлении правосудия должен быть независимым, и не в праве занимать ни одну из процессуальных сторон.

Однако при постановлении обжалуемых судебных решений по делу Калугина Е.В. суды все указанные выше нормы закона нарушили, поступив с точностью до наоборот, открыто и ангажированно встав на сторону обвинения.

Так, райсуд, ссылаясь на надуманные «основания», в угоду стороне обвинения критически оценил последовательные и мотивированные показания Калугина Е.В. о том, что Кесаонова А.А. он вообще не знает, никогда с ним не встречался, не вёл с ним ни личных, ни телефонных переговоров, никаких наркотических веществ ему не сбывал, поэтому и не делал т.н. «закладок».

Далее, проявляя однобокий, в пользу обвинения, подход, райсуд так же по надуманным «основаниям» критически оценил последовательные показания обвиняемой Камалдиновой А.М. о том, что она лишь оказала содействие Кесаонову А.А. в приобретении им наркотического вещества путём сообщения ему номера телефона неизвестного ей лица, у которого имеется для реализации данная продукция.

При этом Камалдинова А.М. на вопрос суда точно ответила, что ей неизвестно лицо, которое сбыло наркотическое вещество Кесаонову А.А.

Далее, райсуд также не дал надлежащей оценки последовательным показаниям самого Кесаонова А.А. о том, что Калугина Е.В. он не знает, что ему неизвестно лицо, которое сбыло ему наркотическое вещество.

Далее, райсуд проигнорировал и такой довод о непричастности Калугина Е.В. к сбыту наркотических веществ Кесаонову А.А., как то, что на пачке из-под сигарет, в которой для Кесаонова А.А. находилось наркотическое вещество, никаких отпечатков пальцев подзащитного не обнаружено.

Кроме того, ссылка в обжалуемом приговоре райсуда на содержание данных КТП совершенно несостоятельна, поскольку:

— Калугин Е.В. свой голос не признал, а следственный орган, как и суд, по надуманным «основаниям» отказывали защите в назначении и проведении, в порядке ст. 195 УПК РФ, фоноскопической экспертизы;

— райсуд не истолковал в пользу Калугина Е.В. данные неустранимые сомнения, чем грубо нарушил требования ч. 3 ст. 14 УПК РФ и гарантии, установленные в ч. 3 ст. 49 Конституции РФ.

Однако апелляционная инстанция ни одну из допущенных райсудом грубых ошибок не исправила, продублировав существенные нарушения закона.

Далее, подлежит оправданию Калугин Е.В. и по эпизоду т.н. покушения на сбыт наркотических веществ Белову В.И.

Так, райсуд по надуманным «основаниям» проигнорировал убедительные показания подзащитного о том, что меченые УФК деньги в сумме 5 тысяч рублей ему вместе с синтетическим наркотическим веществом весом 0,95 грамма подбросили в карман наркополицейские совместно с самим Беловым В.И., который и является собственником легкового автомобиля марки «Тойота Камри».

При этом Калугин Е.В. дополнительно мотивированно показал, что обнаруженные в салоне легкового автомобиля, принадлежащего Белову В.И., 06,26 граммов наркотического вещества как раз и принадлежат самому собственнику данного транспортного средства, на что райсуд не обратил никакого внимания; аналогично поступила и апелляционная инстанция.

Далее, райсуд полностью проигнорировал то, что ни на денежных купюрах, ни на пакетах с наркотическим веществом не обнаружено отпечатков пальцев рук подзащитного.

Далее, райсуд, продолжая действовать в угоду обвинению, также проигнорировал доводы Калугина Е.В. о том, что при осуществлении провокации преступления и фальсификации доказательств сотрудники наркополиции жестоко его избили, глумились над ним, о чём в следственные органы и в прокуратуру были поданы неоднократные заявления (копии прилагаются). Не дала оценки этому беззаконию и апелляционная инстанция.

Далее, райсуд необоснованно положил в основу обвинения результаты проведённого ОРМ, хотя они должны быть признаны недопустимыми доказательствами.

Так, согласно требованиям ст. 89 УПК РФ, результаты проведённых (рассекреченных) оперативно-розыскных мероприятий (действий) могут быть признаны доказательствами (ст. 74 УПК РФ), если они отвечают требованиям уголовно-процессуального законодательства.

Так, согласно положениям п/п 1 п. 2 ч. 1 ст. 7 Федерального закона № 144-ФЗ от 12.08.1995 «Об ОРД», одним из законных оснований для проведения ОРМ (в нашем случае – «проверочной закупки» – п. 4 ч. 1 ст. 6 закона) являются сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или уже совершённого противоправного деяния, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждения уголовного дела.

Далее, согласно п. 14 руководящих указаний Постановления от 15.06.2006 № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами»:

«В тех случаях, когда в материалах уголовного дела имеются данные об осуществлении проверочной закупки наркотических средств или психотропных веществ, судам следует иметь в виду, что необходимыми условиями законности ее проведения являются соблюдение оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных статьей 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», и требований части 7 статьи 8 указанного Федерального закона, в

соответствии с которыми проверочная закупка веществ, свободная реализация которых запрещена, проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния».

Однако постановление о проведении ОРМ утверждено не руководителем, а инструктором – Андреем Чуркиным, что и делает первое недопустимым доказательством.

Далее, на необходимость того, что проводимая проверочная закупка должна быть не только законной, но и обоснованной, особо обращается внимание в опубликованном в СМИ обзоре Верховного Суда РФ судебной практики по уголовным делам о наркообороте за период 2013-2014 годов; в частности, приводится пример необоснованности данного ОРМ:

«Определение ВС РФ от 16.04.2013 по делу Болдыша А.Ю.: «Проверочная закупка признаётся законной лишь при наличии достаточной оперативной информации, которая должна быть проверяемой, т.е. подтверждаться доказательствами, представленными суду.

Показания оперативных работников о наличии информации об участии лица в торговле наркотиками и заявление закупщика о согласии участвовать в ОРМ не являются достаточными основаниями для проведения закупки.

Не могут подтверждать обоснованность проведения проверочной закупки и признательные показания обвиняемого, поскольку на момент принятия решения о проведении закупки правоохранительные органы не располагали показаниями осуждённого».

«Определение ВС РФ от 05.03.2013 по делу Морозова Е.Н.: «Проверочная закупка должна быть не только законной, но и обоснованной. По данному делу основаниями закупки были голословные показания сотрудников полиции о наличии информации об участии Морозова Е.Н. в наркоторговле, что не подтверждалось никакими доказательствами».

Однако, по состоятельной версии защиты, органы наркополиции не располагали никакой проверяемой и подтверждаемой допустимыми и достоверными доказательствами (ст. 74 УПК РФ) информацией о том, что Егор Калугин занимается незаконным оборотом наркотических веществ, и что на 20.03.2015 он же реально приготовился к совершению преступления, о чём и убедительно свидетельствует отсутствие «Дела оперативного учёта».

При таких обстоятельствах, рассекреченные результаты проведённого в отношении Егора Калугина 20.03.2015 ОРМ в виде «проверочной закупки» должны быть не только признаны недопустимыми доказательствами, но и лечь в основу возбуждения в отношении двоих сотрудников наркополиции уголовного дела по явным и очевидным признакам двух тяжких преступлений, указанных в п.п. «а» и «б» ч. 3 ст. 286, ч.ч. 3 и 4 ст. 303 УК РФ (копия заявления в следственные органы прилагается).

На основании изложенного выше, в соответствии со ст. 53, п.п. 1, 2, 3 ч. 1 ст. 389-15 УПК РФ,

Прошу:

1. Вынести постановление о возбуждении по жалобе адвоката Пуртова М.Ф. кассационного производства;

2. Передать жалобу адвоката Пуртова М.Ф. на рассмотрение суда кассационной инстанции на предмет отмены состоявшихся по уголовному делу Калугина Е.В. судебных постановлений, а именно: приговора от 11.02.2016, апелляционного определения от 20.04.2016 и вынесения нового решения об оправдании Калугина Е.В. за его непричастностью; т.е. по основаниям, указанным в п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Приложение: 1. Копия приговора;

2. Копия определения;

3. Ордер Коллегии

адвокатов;

4. Газета «Мой город – без цензуры».

Адвокат: (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв