Адвокат М. Ф. Пуртов » В защиту осуждённого Хасанова Ш.М.

В защиту осуждённого Хасанова Ш.М.

Опубликовано 22 Авг 2016. Автор:

connector2

11.12.2014 Ханты-Мансийским райсудом (председательствующий – федеральный судья Кузнецов Д.Ю.) постановлен приговор, которым ранее не судимый, отец находящегося на его иждивении малолетнего ребёнка, дворник гостиничного комплекса «Веллнесс-отель «Югорская Долина» Хасанов Шамиль Маратович признан виновным в совершении двух умышленных преступлений, предусмотренных п. «г» ч. 2 ст. 117 и п. «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ (копия приговора прилагается).

 

Генеральная Прокуратура

Российской Федерации

125993, ГСП-3, Россия,

Москва, ул. Б. Дмитровка, 15 «а»

Генеральному прокурору РФ,

действительному государственному

советнику юстиции

Ю.Я. Чайке

Жалоба

«В защиту осуждённого Хасанова Ш.М.»

Уважаемый Юрий Яковлевич!

11.12.2014 Ханты-Мансийским райсудом (председательствующий – федеральный судья Кузнецов Д.Ю.) постановлен приговор, которым ранее не судимый, отец находящегося на его иждивении малолетнего ребёнка, дворник гостиничного комплекса «Веллнесс-отель «Югорская Долина» Хасанов Шамиль Маратович признан виновным в совершении двух умышленных преступлений, предусмотренных п. «г» ч. 2 ст. 117 и п. «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ (копия приговора прилагается).

Указанным выше приговором суд назначил обвиняемому Хасанову Ш.М. наказание в виде лишения свободы, определив его меру по правилам, установленным в ч. 3 ст. 69 УК РФ, в 8 лет, с направлением для отбывания в ИК общего режима.

29.04.2015 постановлено апелляционное определение, которым указанный выше приговор суда первой инстанции оставлен без изменения, а апелляционная жалоба адвоката Анисимова И.В. – без удовлетворения (копия апелляционного определения прилагается).

24.05.2016 отказал в возбуждении кассационного производства первый заместитель прокурора ХМАО – Югры (ответ прилагается).

02.08.2016 отказал в удовлетворении кассационной жалобы прокурор ХМАО – Югры Ботвинкин Е.Б. (ответ прилагается).

Нахожу состоявшиеся и обжалуемые судебные постановления ошибочными, необоснованными, а потому незаконными и подлежащими отмене, с прекращением производства по делу в связи с непричастностью Хасанова Ш.М. к совершению двух инкриминируемых ему преступлений, с учётом ряда реальных и состоятельных доводов, заслуживающих уважения и удовлетворения.

Так, согласно требованиям ст. 7 УПК РФ, закрепляется принцип законности при осуществлении уголовного судопроизводства.

Далее, согласно требованиям ч. 2 ст. 17 УПК РФ, никакие доказательства (ст. 74 УПК РФ) не имеют заранее установленной силы.

Далее, согласно требованиям ст.ст. 87 и 88 УПК РФ, каждое из представленных сторонами доказательств суд обязан проверить с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

Далее, согласно требованиям ч. 3 ст.14 УПК РФ и гарантиям, установленным в ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, суд обязан все неустранимые сомнения истолковать в пользу обвиняемого.

Далее, согласно положениям ч. 2 ст. 43 УК РФ и ч. 2 ст. 389.18 УПК РФ, главным «предназначением» уголовного наказания является достижение социальной справедливости, исправления и перевоспитания обвиняемого; причём приговор должен быть и справедливым.

Однако при вынесении состоявшихся и обжалуемых судебных постановлений суды требования всех указанных выше норм закона прямо нарушили, поступив с точностью до наоборот, открыто и ангажированно встав на сторону общественного мнения, искажённо сформированного тенденциозными публикациями в СМИ.

Постоянный житель столицы Югры, имеющий положительную социально-бытовую репутацию, признан виновным и осуждён за истязание своего малолетнего пасынка, Брянцева Р.А., а также за умышленное причинение последнему, находящемуся в заведомо для обвиняемого беспомощном состоянии, тяжкого вреда здоровью.

По версии обвинения, с которой ошибочно согласился и суд, два инкриминируемых Хасанову Ш.М. преступления совершены в период с июля по сентябрь 2013 года в г. Ханты-Мансийск.

По мотивированной же версии защиты, такой вывод судебных инстанций ошибочно сделан на основе ряда недостоверных и даже недопустимых доказательств, использование которых при осуществлении правосудия прямо запрещено требованиями ч. 3 ст. 7, ч. 1 ст. 75 УПК РФ и гарантиями, установленными в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ.

Так, в обоснование вины Хасанова Ш.М., райсуд в своём приговоре сослался на показания свидетелей Доровиной Т.А., Брянцевой А.А., Горобец А.В., Кокотеевой Е.А., Максимовой А.Н., Волынкиной Н.А., Доровиной Н.В., Калининой Д.О.

По реальной и состоятельной версии защиты, данные доказательства, хотя и являющиеся относимыми и допустимыми, не являются достоверными, поскольку они все, не будучи очевидцами инкриминируемых Хасанову Ш.М. двух преступлений, излагают всего лишь предположения, носящие к тому же субъективно-ангажированный характер.

Однако, согласно конкретным требованиям ч. 4 ст. 302 УПК РФ, обвинительный приговор суда запрещено основывать на предположениях.

Более того, показания всех указанных выше свидетелей обвинения ещё и потому заслуживают критической оценки, поскольку они состоят между собой в родственных или в дружеских связях, испытывают вполне очевидные и нескрываемые чувства негативизма и вражды к подзащитному, которому открыто противились войти в состав семьи Брянцевой Л.А. (в девичестве) – Хасановой (в замужестве).

Ещё, именно эти же свидетели обвинения, под угрозой инициирования судебной процедуры лишения её родительских прав, принудили Хасанову (Брянцеву) Л.А. предоставить, в порядке ст. 141 УПК РФ, ложное заявление о привлечении её супруга, Хасанова Ш.М., к уголовной ответственности за «причинение» вреда здоровью её сына, Брянцева Р.В., которое она затем дезавуировала.

Однако грубую ошибку райсуда, построившего приговор на недостоверных доказательствах, апелляционная инстанция не исправила, продублировав её в своём определении.

Ни один из этих доводов защиты прокурор ХМАО – Югры не только не обсудил, не дал никакой оценки, но даже и не упомянул, дав ничем не мотивированную отписку.

Далее, продолжая оставаться на позиции стороны обвинения, райсуд также, в грубое нарушение требований ч. 4 ст. 302 УПК РФ, сослался ещё на два других недостоверных доказательства, а именно – на показания двоих сотрудников полиции, Шишкина С.В. и Алахвердиева Т.Р., которые так же не являются очевидцами двух инкриминируемых Хасанову Ш.М. преступлений; но, в силу корпоративно-служебного положения, являются прямо заинтересованными в пользу обвинения лицами.

К сожалению, и эту грубую ошибку райсуда не исправила апелляционная инстанция. Ничего не говорится об этих грубых ошибках и в обжалуемом ответе прокурора ХМАО – Югры.

Далее, райсуд также положил в обоснование приговора о виновности Хасанова Ш.М. показания свидетеля Чеботарёвой А.В., подписанные ею в ходе предварительного следствия, но от которых она отказалась во время судебного производства, пояснив неправильное их изложение следователем.

А между тем, свидетель Чеботарёва А.В. суду достоверно показала, что потерпевший подросток, Ренат Брянцев, является очень подвижным мальчиком, однако на его теле ни ссадин, ни синяков не видела.

Относительно тех замечаний, которые данному пасынку делал отчим, т.е. Хасанов Ш.М., то они носили адекватный и объективный характер, включая и демонстрацию ремня, который на практике не применялся.

Однако райсуд, грубо нарушая требования ч. 3 ст. 15 и ч. 2 ст. 17 УПК РФ, в обоснование вины Хасанова Ш.М. проигнорировал показания свидетеля Чеботарёвой А.В. в суде, сослался на её показания в ходе досудебного производства, которые были продублированы ещё двумя свидетелями обвинения, а именно – Юнусовой Е.И. и Жакияновой А.А.: «со слов Чеботарёвой А. стало известно…». И эти ошибки в ответе прокурора Югры не обсуждены, и им не дано никакой юридической оценки.

Далее, открыто проявляя свой переход на сторону обвинения, райсуд положил в обоснование вины Хасанова Ш.М. в совершении двух инкриминируемых ему преступлений даже явно недопустимые доказательства, использование которых при осуществлении правосудия прямо запрещено ч. 2 ст. 50 Конституции РФ.

Так, сослался как на «допустимое» доказательство – заключение № 465 от 07.11.2014 дополнительной комиссионной судебно-медицинской экспертизы, проведение которой назначил старший следователь следственного органа, тогда как его полномочия по делу уже закончились после выполнения требований ст. 217 УПК РФ, т.е. ненадлежащее должностное лицо.

Поскольку уголовное дело на момент назначения дополнительной комиссионной СМЭ находилось в производстве Ханты-Мансийского райсуда, постольку этот вопрос входил в компетенцию федерального судьи Кузнецова Д.Ю., который и рассматривал первое.

При таких обстоятельствах данное, пусть и относимое, доказательство следует признать недопустимым, исходя из требований ч. 3 ст. 7 и ч. 1 ст. 75 УПК РФ. И этот довод защиты прокурором ХМАО – Югры не обсуждён и не получил юридической оценки.

Более того, указанное выше заключение СМЭ от 07.11.2014 № 465 является неполным, неясным и содержит неустранимые противоречия, а именно:

— со ссылкой на «данные литературы» указано, что совсем небольшая часть кисты головного мозга из-за большого размера или опасного расположения проявляется непредсказуемо, целым букетом неврологических нарушений. К этим симптомам относят, в том числе, нарушение равновесия. Если давление жидкости в кисте выше общего внутричерепного давления, она может сдавить кору головного мозга и вызвать патологические симптомы. Арахноидальная киста в таких случаях может быть причиной судорожных приступов;

— после приведения «данных литературы» эксперты приходят к заключению, что арахноидальная киста левой лобно-теменной области размером 34,3х12х14 мм не имела клинического проявления и не могла быть причиной нарушений функций движения, координации в пространстве и т.п. в период всей его жизни, в том числе, с июля по сентябрь 2013 года, так как:

1) обнаруженная у Брянцева Р.В. арахноидальная киста имеет небольшие размеры;

2) обнаруженная у Брянцева Р.В. арахноидальная киста располагается вдали от стволовых структур ГМ;

3) обнаруженная у Брянцева Р.В. арахноидальная киста не сдавливает желудочки головного мозга.

«Данные литературы», приведённые экспертами в качестве причины патологических симптомов, указывают: «давление жидкости в кисте выше общего внутричерепного давления, при котором она может сдавить кору головного мозга».

При этом таких причин патологических симптомов, как близость стволовых структур ГМ или сдавливание желудочков головного мозга «данные литературы», приведённые экспертами в качестве основания для своих выводов, не указывают.

— Киста размером 34,3х12х14 мм для трёхлетнего ребёнка является более чем существенной. На каком же основании эксперты пришли к мнению, что данный размер является небольшим? Какой же размер кисты, в таком случае, может являться большим?

— Как указывают эксперты, причины асфиксии у Брянцева Р.В. могут быть различными: как механическое перекрытие верхних дыхательных путей инородными предметами, руками, так и в результате сильного испуга, который мог сопровождаться спазмом голосовых связок.

При этом эксперты прямо отмечают, что при оказании медицинской помощи врачами не обнаружено признаков спазма и отёка голосовых связок.

С учётом того, что при оказании медицинской помощи врачами не обнаружено признаков, сопровождающий сильный испуг, может ли данное обстоятельство исключить такие причины внешнего воздействия на Брянцева Р.В., как применение насилия, стресс в результате угроз и т.д., остаётся непонятным.

Таким образом, поскольку эксперты не только не отвечают на поставленные вопросы, а наоборот, пробуждают новые, более сложные, постольку суд должен был назначить проведение повторной СМЭ, согласно требованиям ст. 207 УПК РФ.

Однако райсуд тенденциозно решил опираться на указанные выше недопустимые доказательства, а мотивированное и аргументированное ходатайство адвоката Анисимова И.В. о назначении и проведении по делу повторной СМЭ по надуманным основаниям отклонил, в очередной раз нарушив требования ч. 3 ст. 15 УПК РФ и грубым образом поправ право обвиняемого на защиту, т.е. положения ст.ст. 47 и 53 УПК РФ.

К сожалению, апелляционная инстанция указанную выше ошибку райсуда не исправила, как не вошёл в её обсуждение и прокурор ХМАО – Югры.

Далее, продолжая оставаться на стороне обвинения, райсуд необоснованно оставил без обсуждения и оценки показания допрошенного судом судебно-медицинского эксперта Карапузикова А.В., проводившего исследование потерпевшего подростка Рената Брянцева, мать которого рассказывала ему, что Хасанов Ш.М. никогда пасынка не бил, что синяк у него под глазом образовался, т.к. он ударился; а другие телесные повреждения произошли от её игровых действий в виде щипания либо при небольшом давлении.

Далее, позиционируя свой обвинительный уклон, райсуд по сути безмотивно критически оценил последовательные, логически стройные показания самого обвиняемого Хасанова Ш.М. о том, что к своему пасынку Ренату он относился хорошо и любил его, не применяя к нему какого-либо насилия. Однако он отмечал в поведении пасынка Рената особую активность, отчего он часто падал, ударяясь о двери, мебель, другие предметы, в результате чего у него образовывались многочисленные синяки, царапины и ссадины.

Такие убедительные доводы подзащитного, опровергающие версию обвинения, достоверно подтвердили в суде свидетели, а именно:

— соседка по дому, Туркова Лариса Валерьевна;

— дальняя родственница, Ахметова Вачия Набиулловна;

— коллега по работе, Семёнов Алексей Сергеевич;

— коллега по работе, Медведев Денис Александрович;

— мама, Хасанова Гульсира Асхатовна;

— брат, Хасанов Рафаэль Зуфарович

Данные свидетели достоверно показали, что Шамиль очень любил Рената, заботился о нём, никогда не ругал и не прикасался к нему, характеризовали Хасанова как доброго, хорошего человека. Также отметили, что Ренату Хасанов Ш. очень нравился, он его не боялся и относился к нему очень хорошо, как к родному отцу. При этом каждый свидетель указал на то, что Ренат очень подвижный мальчик, что объясняло наличие у него синяков.

Это же подтвердила и Хасанова Л.А., мама Брянцева Рената. Она пояснила суду, что Шамиль никогда не бил Рената. Они любили друг друга и очень хорошо общались. Также отметила, что Ренат постоянно бегал, прыгал на диване, при этом часто падал, ударялся о косяки, о предметы мебели прочие окружающие предметы, падал с лестницы, с уличной детской горки, от чего у него было много синяков и кровоподтёков.

Также она показала, что 29.09.2013 она подала следователю заявление, в котором просила прекратить проверку в отношении Хасанова Ш.М., отказавшись от претензий к нему, но не по причине совместного проживания, а по причине того, что заявление на Хасанова Ш.М. она ранее писала под давлением и угрозой лишения её родительских прав со стороны инспектора ОДН Шишкина С.В., а также Кокотеевой Е. и Доровиной Н.

Райсуд должен был истолковать данную целую совокупность неустранимых сомнений в виновности Хасанова Ш.М. в его пользу, но фактически он решил нарушить требования ст. 14 УПК РФ и гарантии, установленные в ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, т.е. поступив с точностью до наоборот. Аналогично поступил и прокурор ХМАО – Югры.

Райсуд также оставил без обсуждения и надлежащей оценки версию защиты о том, что обнаруженная у подростка Рената Брянцева арахноидальная киста левой лобно-теменной области головы непреложно вела к возникновению судорожных синдромов, и настолько существенно разрушала координацию его движений, что именно по этой причине он мог получить означенные в материалах уголовного дел телесные повреждения.

Наконец, райсуд положил в основу обвинения Хасанова Ш.М. и такое недостоверное доказательство, какими указаны фотографии, на которых изображён Брянцев Р.В., на коже лица которого отмечается местами неравномерный цвет и наложение или нарушение целостности кожного покрова.

Согласно заключению № 47 от 05.02.2014 комиссионной судебно-медицинской экспертизы по материалам уголовного дела (том № 3, л.д. 101-107), визуальный просмотр фотографий, на которых изображён Брянцев Р.В., на коже лица отмечает местами неравномерный цвет и наложение или нарушение целостности кожного покрова, но высказаться, что это такое, не представляется возможным, т.к. аналогично могут выглядеть заболевания кожи, повреждения, проявление конституциональных особенностей, использование грима.

Таким образом, эксперты прямо и конкретно указали, что данные фотографии не могут являться доказательством того, что видимый на фотографиях на коже лица

Брянцева Р.В. местами неравномерный цвет является именно телесными повреждениями, но суд, в угоду обвинению, сделал прямо противоположный вывод, показав свою однобокую предвзятость. Аналогичную позицию заняли и апелляционная инстанция, и прокурор ХМАО – Югры.

Также суд не учёл того, что, согласно заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы от 05.02.2014 № 47, закрытая травма живота Брянцева Р.В. образовалась в течение 1-2 суток до поступления в стационар (12.09.2013). Разрыв селезёнки проходил в два этапа, т.е. сначала образовался подкапсульный разрыв, который в дальнейшем прорвался в брюшную полость с излитием крови в неё. Разрыву капсулы селезёнки обычно предшествуют такие незначительные по силе воздействия на брюшную стенку, как кашель, резкие повороты туловища, приседания, повторная незначительная травма. Анатомическая локализация подкапсульного разрыва селезёнки на внутренней поверхности, а также наличие гематомы стенки поперечно-ободочной кишки свидетельствуют о воздействии тупого твёрдого предмета с ограниченной контактирующей поверхностью на область живота и левого предреберья, спереди назад, когда происходит растяжение капсулы при смещении органа с отслоением её от пульпы связкой. Образование данной травмы при однократном падении с высоты (1-2 м) возможно, если при падении произошло соударение с твёрдым тупым предметом с ограниченной контактирующей поверхностью области живота слева.

Согласно данным (протокол допроса Хасанова Шамиля Маратовича от 29.09.2013, протокол осмотра места происшествия от 12.09.2013, г. Ханты-Мансийск), с учётом морфологических особенностей, анатомической локализации, образование данной травмы возможно при обстоятельствах, указанных в допросе: «Сердце ребёнка не билось, и, чтобы привести его в чувство, я начал делать искусственный массаж сердца; когда это не помогло – глаза ребёнка закатываться стали – я его ударил рукой в область сердца по грудной клетке 2-3 раза; ребёнок резко вздохнул, и у него появилось дыхание… ударил кулаком по спине, в живот и в пах, чтобы ребёнок закричал». Анализируя протокол допроса Хасанова Ш.М., в котором конкретные условия возможного падения Брянцева Р.В. не описаны, ответить на данный вопрос не представляется возможным.

Однако в ходе допроса в зале суда Хасанов Ш.М. показал, что, действительно, слегка ударил Брянцева Р.В. в область сердца и живота, чтобы тот задышал; но при этом показал, что под областью живота он понимает правую боковую область, ближе к области правого подреберья. На следствии этот вопрос не выяснялся, в связи с чем экспертам пришлось делать предположительные выводы о действиях Хасанова Ш.М., которые в настоящее время не соответствуют описанной экспертами причине образования травмы живота. Но и эти грубые нарушения закона не обсудили и не оценили ни прокурор ХМАО – Югры, ни апелляционная инстанция.

Также и Хасанов Ш.М., и Хасанова Л.А. указывают, что за день до случившегося Брянцев Р.В. жаловался на боль в животе; о причине боли они не знают.

Далее, судебными инстанциями не обсуждено и не оценено то, что инвалидность потерпевшего определена на основании имеющегося у него психического заболевания в виде эпилепсии, а не по причине нанесения телесных повреждений.

Кроме этого, даже если признать вину Хасанова Ш.М. доказанной, то всё равно назначенная судом мера наказания является чрезмерно суровой, т.е. несправедливо жестокой, а именно:

— при назначении наказания суд не учёл в должной мере характер и степень общественной опасности преступления, совокупность всех обстоятельств, при которых преступление совершено, личность виновного;

— подзащитный ранее не судим, к уголовной или иной ответственности никогда не привлекался, что было установлено в суде и подтверждено имеющимися в материалах дела доказательствами;

— подзащитный имеет постоянное место жительства и работы в г. Ханты-Мансийск – дворник ООО «Веллнесс-отель «Югорская Долина», где характеризуется только с положительной стороны, что было установлено в суде и приобщено исследованными и приобщёнными по ходатайству стороны защиты доказательствами, т.е. справкой с мета работы и положительной характеристикой;

— согласно имеющейся в деле выписке из медицинской карты стационарного больного № 14938, Хасанов Ш.М. страдает бронхиальной астмой, круглогодичным вазомоторным ринитом, дисплазией соединительной ткани: пролапс митрального клапана, аномальная хорда левого желудочка;

— на иждивении подзащитного находится малолетний ребёнок и неработающая жена, что и свидетельствует о нарушении судом требований ч. 1 ст. 383 УПК РФ.

Таким образом, допущенные райсудом грубые нарушения требований УПК РФ и Конституции РФ должны являться достаточными основаниями для возбуждения кассационного производства.

На основании изложенного выше, в соответствии со ст.ст. 53, 401-1, 401-4 УПК РФ,

Прошу:

1. Вынести постановление о возбуждении кассационного производства и о передаче жалобы адвоката Пуртова М.Ф. на рассмотрение суда кассационной инстанции (Президиум Суда ХМАО – Югры) на предмет отмены состоявшихся по уголовному делу по обвинению Хасанова Ш.М. по п. «г» ч. 2 ст. 117 и п. «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ судебных постановлений, а именно – приговора от 11.12.2014, апелляционного определения от 29.04.2015 и прекращения производства по делу в связи с его непричастностью к совершению инкриминируемых деяний.

Приложение: 1. Ордер Коллегии адвокатов;

2. Копии судебных документов.

3. 2 ответа из прокуратуры

ХМАО – Югры.

Адвокат: (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв