Возражения на апелляционное представление прокурора, в защиту обвиняемого Карташова А.А.

Опубликовано 29 Ноя 2016. Автор:

pozharno_tekhnicheskaya-ekspertiza

В   производстве    Ханты-Мансийского    райсуда   (федеральный  судья  Кузнецов Д.Ю.)  находится  уголовное  дело   по   обвинению   Карташова А.А., Толдиева Р.Ю. и Трубалко Ю.В. в совершении преступления, предусмотренного в ч. 3 ст. 217 УК РФ.

 

Суд ХМАО – Югры
628012, г. Ханты-Мансийск,
ул. Чехова, 3
Судебная коллегия по уголовным делам (апелляционная инстанция)
(через Ханты-Мансийский райсуд,
расп.: 628011, г. Ханты-Мансийск,
ул. Ленина, 63)
Возражения на апелляционное представление прокурора, в защиту обвиняемого Карташова А.А.
В производстве Ханты-Мансийского райсуда (федеральный судья Кузнецов Д.Ю.) находится уголовное дело по обвинению Карташова А.А., Толдиева Р.Ю. и Трубалко Ю.В. в совершении преступления, предусмотренного в ч. 3 ст. 217 УК РФ.
13.10.2016 Ханты-Мансийским райсудом вынесено постановление, которым указанное выше уголовное дело, в соответствии с требованиями, установленными в п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, возвращено прокурору ХМАО – Югры.
03.11.2016 заместителем Ханты-Мансийского межрайпрокурора Бурдужан О.Н. внесено мотивированное представление, в котором поставлены вопросы о признании указанного выше постановления суда первой инстанции незаконным и подлежащим отмене, поскольку, по версии представителя гособвинения, райсудом «неправильно» установлены и «ошибочно» оценены обстоятельства уголовного дела; «необоснованно» применён закон, не подлежащий применению; ориентирует апелляционную инстанцию на переоценку доказательств, исследованных судом в порядке ст. 240 УПК РФ (ст. 74 УПК РФ).
Полагаю, что состоявшееся и обжалуемое постановление райсуда является обоснованным, мотивированным и законным, в полной мере отвечающим требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ; а доводы апелляционного представления прокурора носят чисто субъективный и ангажированный характер, суть которых – ввести апелляционную инстанцию в заблуждение и определить её позицию на стороне обвинения; т.е. грубо нарушить требования ч. 3 ст. 15 УПК РФ.
Далее, в состоявшемся и обжалуемом постановлении райсуда от 13.10.2016 совершенно правильно констатируется, что позиция стороны гособвинения, выражающаяся в надуманных ходатайствах о назначении судом и проведении вновь химической, инженерно-технологической и пожарно-технической экспертиз так же будет грубым нарушением требований ч. 3 ст. 15 УПК РФ, поскольку суд не вправе заниматься сбором новых доказательств, установлением новых обстоятельств.
Далее, в состоявшемся и обжалуемом постановлении райсуда от 13.10.2016 совершенно справедливо указывается, что правовым последствием признания судом заключений пожарно-технической, технологической и дополнительной химической экспертиз недопустимыми доказательствами, исходя из требований ч. 3 ст. 7 и ч. 1 ст.75 УПК РФ, является прямой запрет на их использование при осуществлении правосудия, установленный в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ.
Далее, в состоявшемся и обжалуемом постановлении райсуда от 13.10.2016 совершенно справедливо обращается внимание на надуманную позицию стороны гособвинения, заключающуюся в утверждении, что якобы полигон по переработке буровых, бытовых и нефтесодержащих отходов в районе куста № 217 северной части нефтяного месторождения «Приобское» «принадлежит» ООО «Инвест-Ойл», сотрудником которого и был подзащитный Карташов А.А.
Однако, сторона гособвинения, проявляя юридическую слепоту, игнорирует то, что ещё 01.06.2016 райсудом постановлено признать сомнительную копию акта от 01.01.2012 приёма-передачи имущества, на который первая и ссылалась, как на Мантру, недопустимым доказательством; поэтому, согласно требованиям ч. 5 ст. 235 УПК РФ, данная «филькина грамота» утратила всякую юридическую силу, тем более, что подпись на ней «от имени» подзащитного подделана.
Далее, несмотря на изложенное выше, сторона гособвинения, подобно слепому, идущему вдоль стены, упрямо поддерживает позицию, изложенную как в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, так и в обвинительном заключении, о том, что подзащитный, являясь руководителем ООО «Инвест-Ойл», «владельца» полигона как опасного производственного объекта, не обеспечил его соответствующую регистрацию.
Таким образом, сторону гособвинения вовсе не смущает то обстоятельство, что указанный выше вывод зиждется на подложном документе!
Далее, в состоявшемся и обжалуемом постановлении райсуда от 13.10.2016 совершенно справедливо и аргументированно делается вывод о том, что в ходе досудебного производства было грубым образом нарушено право обвиняемых Карташова А.А. и Трубалко Ю.В. на защиту, предусмотренное в ст. 48 Конституции РФ и ст. 53 УПК РФ.
Так, 12.10.2012 при ознакомлении с постановлением о назначении судебной экспертизы обвиняемый Карташов А.А. заявил ходатайство: «Считаю, что очаг пожара на полигоне необходимо устанавливать (исследовать) на всей территории загорания, проведя экспертизы состояния газовых установок, в частности, «ГРПШ» (т. 21, л/д 47).
Далее, бывший заместитель руководителя Ханты-Мансийского МРСО СУ СКР по ХМАО – Югре Евгений Галимук, рассмотрев указанное выше ходатайство обвиняемого Карташова А.А. и адвоката Пуртова М.Ф., вынес постановление об его удовлетворении (т. 48, л/д 21).
Однако, другой следователь, назначая проведение судебной экспертизы, ни одного вопроса об исследовании газовых установок «ГРПШ» перед экспертом не поставил.
Далее, аналогичным образом грубо нарушено право на защиту другого обвиняемого, а именно Трубалко Ю.В. (т. 21, л/д 150), адвокат которого, Фёдорова Н.В., 25.12.2012 заявила ходатайство: «Для полноты и всесторонности заключения пожарно-технического эксперта необходимо поставить вопрос о том, мог ли явиться очагом пожара «ГРПШ». Следователем не поставлены вопросы о возможности возникновения пожара в результате утечки газа и определении её места».
Далее, мало того, что бывший следователь ОВД СУ СКР по ХМАО – Югре Шаймухаметов И.Ф. не удовлетворил указанное выше ходатайство адвоката Фёдоровой Н.В. своим постановлением от 27.12.2012 (т. 21, л/д 51), так ещё и чисто формально ознакомил обвиняемого Трубалко Ю.В. и его адвоката с постановлением о назначении судебной пожарно-технической экспертизы лишь 25.12.2012, т.е. когда экспертиза уже была фактически и давно (10.12.2012) проведена; поэтому налицо грубое нарушение следователем требований ст.ст. 195 и 198 ГПК РФ.
На основании изложенного, в соответствии со ст. 389.19 и ч. 1 ст. 389.20 УПК РФ,
Прошу:
Вынести апелляционное определение, которым постановление от 13.10.2016 Ханты-Мансийского райсуда (федеральный судья Кузнецов Д.Ю.) о направлении уголовного дела по обвинению Карташова А.А., Толдиева Р.Ю. и Трубалко Ю.В. по ч. 3 ст. 217 УК РФ прокурору ХМАО – Югры для организации и производства дополнительного предварительного расследования оставить в законной силе, а апелляционное представление заместителя Ханты-Мансийского межрайпрокурора от 03.11.2016 – оставить без изменения.
Приложение: 1. 30 экземпляров копий
возражений для
процессуальных участников.
Адвокат: (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв