В защиту прав и законных интересов обвиняемого Романа Слинкина

Опубликовано 24 Янв 2017. Автор:

55865_i_gallerybig

Автор данной жалобы продолжает выполнять поручение на защиту охраняемых законом прав и интересов Романа Слинкина, являющегося обвиняемым по уголовному делу по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.

 

Прокуратура ХМАО – Югры
628012, г. Ханты-Мансийск,
ул. Чехова, 1 «а»

Прокурору ХМАО – Югры,
государственному советнику
юстиции 3 класса
Е.Б. Ботвинкину
Жалоба
«В защиту прав и законных интересов обвиняемого Романа Слинкина»

Уважаемый Евгений Борисович!

Автор данной жалобы продолжает выполнять поручение на защиту охраняемых законом прав и интересов Романа Слинкина, являющегося обвиняемым по уголовному делу по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.

На 30.12.2016 данное уголовное дело находилось в производстве старшего следователя СО Отдела МВД России по г. Нефтеюганск, майора юстиции Сергея Загирова, по устному сообщению которого, оно должно быть передано для дальнейшего предварительного расследованияв дислоцирующийся в г. Нефтеюганск Отдел СЧ СУ Управления МВД России по ХМАО – Югре (начальник отдела – подполковник юстиции Дмитрий Малышев).

По реальной и состоятельной версии защиты, следственным органом действиям Романа Слинкина дана ошибочная оценка, тогда как правильно их следует квалифицировать по ч. 2 ст. 228 УК РФ – как незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических веществ, в крупном размере.

Одновременно защитой в мотивированном виде ставился вопрос о возбуждении уголовного дела и уголовного преследования в отношении настоящего наркобарыги, а именно Никиты Поливанова.

Однако, без приведения каких-либо вразумительных аргументов, старший следователь Сергей Загиров все ходатайства защиты оставил без внимания и удовлетворения, чем грубым образом и нарушил право обвиняемого на защиту.
Далее, совершенно аналогичным образом поступил и его непосредственный руководитель, начальник следственного отдела, подполковник Дмитрий Кулемин (копия ответа, а точнее – отписка, прилагается).

Считаю, что изложенная выше позиция следственного органа является явно ошибочной и незаконной, что объективно подтверждается нижеследующими доводами.

Так, согласно требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, любое решение следователя должно быть мотивированным, обоснованным и законным.

Далее, согласно требованиям ч. 2 ст. 17 УПК РФ, никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Далее, согласно требованиям ч. 2 ст. 77 УПК РФ, признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь в том случае, если оно подтверждается достаточной на то совокупностью других относимых, допустимых и достоверных доказательств, предусмотренных в ст. 74 УПК РФ.

Далее, согласно требованиям ч. 1 ст. 171 УПК РФ, обвинение лицу в совершённом преступлении может быть предъявлено лишь в случае наличия достаточной на то совокупности не вызывающих сомнения доказательств, отвечающих критериям допустимости и достоверности (ст.ст. 87 и 88 УПК РФ).

Далее, согласно требованиям ч. 3 ст. 14 УПК РФ и гарантиям, установленным в ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, любые неустранимые сомнения в виновности лица должны быть истолкованы в его пользу.

Далее, днём 01.11.2016 на личном свидании, состоявшемся в следственном кабинете ИВС Отдела МВД России по г. Нефтеюганск, а затем в ходе допроса 07.11.2016, Роман Слинкин заявил о своей непричастности к предъявленному 25.10.2016 обвинению, подробно мотивировав свою реальную позицию нижеозначенными убедительными аргументами.

Так, во-первых, подзащитный ссылается на то, что ни в устной, ни в телефонной, ни в электронной, ни в письменной форме никаких наркотических веществ никому не заказывал, никакую такую продукцию не получал, не оплачивал, каких-либо действий по их реализации (сбыту) не совершал, не делал и т.н. «закладок».

Далее, во-вторых, Роман Слинкин поясняет, что наркотическое вещество, на самом деле, заказывал поверхностный знакомый его супруги, Алёны Слинкиной, а именно Никита Поливанов, который фактически продукцию получил, расфасовал и принял конкретные меры к её реализации (сбыту) путём организации в г. Нефтеюганск т.н. «закладок», что для него было полной неожиданностью.

Далее, подзащитный поясняет, что именно Никита Поливанов и получил через банкомат деньги за фактически сбытое наркотическое вещество, используя при этом карточку Алёны Слинкиной, о чём первый даже не знал.

Далее, Роман Слинкин уточняет, что места т.н. «закладок» Никита Поливанов фотографировал на свой же мобильный телефон, который передал первому, у которого он и был изъят сотрудниками полиции.
Далее, поскольку подзащитный на арендованном им легковом автомобиле лично возил Никиту Поливанова по указанным им адресам, где и производились т.н. «закладки» наркотических веществ, постольку он на предложение следователя добровольно согласился их показать с выходом на место происшествия, поскольку обладает хорошей памятью.

Следовательно, фактически роль подзащитного Романа Слинкина свелась к оказанию, по просьбе Никиты Поливанова, возмездной (за 10 тысяч рублей) транспортной услуги в виде аренды легкового автомобиля с экипажем; что, конечно же, по определению не может образовывать состав тяжкого преступления, который и должен быть вменён весьма изворотливому прохиндею, т.е. инициатору заключения в простой устной форме обычной гражданско-правовой сделки.

Что же касается факта обнаружения рано утром 24.10.2016 в ходе личного обыска у Романа Слинкина четырёх пакетов с наркотическим веществом общей массой 3,74 грамма, которые он без разрешения Никиты Поливанова взял с заднего сиденья арендованного им легкового автомобиля, то в данном случае усматриваются признаки преступления, указанного в ч. 2 ст. 228 УК РФ (незаконное приобретение для хранения наркотического вещества), что подзащитным достоверно и признаётся.

По аргументированной позиции защиты, доводы Романа Слинкина соответствуют действительности и находят своё подтверждение находящимися в деле доказательствами, которые ничем не опровергнуты.

04.11.2016, 07.11.2016, 19.11.2016 и 22.11.2016 были представлены, в порядке ст.ст. 53, 119-122 УПК РФ, четыре письменные, подробно мотивированные ходатайства о переквалификации действий подзащитного Романа Слинкина на ч. 1 ст. 228 УК РФ, а также о возбуждении уголовного дела и уголовного преследования по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ в отношении Никиты Поливанова, однако они следователем не удовлетворены.

Между тем, убедительно и достоверно о полной непричастности Романа Слинкина к покушению на сбыт наркотических веществ свидетельствует заключение судебно-химической экспертизы о том, что ни в смывах сего рук, ни в содержимом подногтевого пространства никаких следов данного зелья не обнаружено.

В то же время, в заключении другой судебно-химической экспертизы констатируется, что в смывах с рук и в содержимом подногтевого пространства, полученных у Никиты Поливанова, обнаружены следы наркотических веществ, что достоверно подтверждает, что именно данное лицо заказывало, оплачивало, получало, расфасовывало, закладывало в намеченные им места данную продукцию.

Далее, показания, полностью изобличающие Никиту Поливанова в занятии незаконным наркобизнесом, дал при допросе 07.11.2016 Роман Слинкин, непосредственный очевидец преступной деятельности наркобарыги.

Далее, 19.11.2016 следователем была допрошена свидетель защиты Алёна Слинкина, мотивированно и подробно изобличающая Никиту Поливанова в причастности к нелегальному наркобизнесу.

Далее, 06.12.2016 был допрошен свидетель защиты Александр Хабуров, который так же дал аналогичные изобличающие показания о прямой причастности Никиты Поливанова к незаконному наркобизнесу.

Далее, 19.11.2016 следователем было удовлетворено ходатайство защиты о приобщении к материалам данного уголовного дела письменного объяснения Никиты Холмова, так же непосредственно изобличающего Никиту Поливанова в незаконном промысле наркотическими веществами.

Далее, 19.11.2016 следователем были приобщены к материалам уголовного дела фотографии sms-сообщений, отправленных по защищённому каналу связи Никитой Поливановым супруге подзащитного, т.е. Алёне Слинкиной, которую он угрозами физической расправы заставил «отмазать» его от уголовной ответственности, чтобы всю вину на себя взял Роман Слинкин.

Далее, 06.12.2016 следователем допрошена свидетель защиты Александра Галицкая, прямо изобличающая в преступной деятельности Никиту Поливанова.

Далее, постановление следователя к материалам дела приобщён мобильный телефон Галицкой А.

Далее, к материалам уголовного дела приобщён аппарат мобильной связи, принадлежащий Никите Поливанову, который именно на него и фотографировал все 12 мест «закладок» наркотических веществ.

Далее, в материалах уголовного дела имеются фотографии Никиты Поливанова, когда он снимал в банкоматах наличные деньги, уплаченные получателями зелья.

Таким образом, после проведения запланированных следователем очных ставок между подзащитным и тремя свидетелями защиты с Никитой Поливановым, необходимо предъявить последнему, в порядке ст.ст. 171-174 УПК РФ, обвинение по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ; поскольку имеется достаточная совокупность относимых, допустимых и достоверных доказательств, подтверждающих прямую его причастность к незаконному наркобизнесу.

По реальной и состоятельной версии защиты, какая-либо причастность Романа Слинкина к покушению на сбыт наркотических веществ при наличии квалифицирующих обстоятельств не подтверждается, т.к. подзащитный ни в какой сговор с Никитой Поливановым не вступал, никаких наркотических веществ не заказывал, не фотографировал, никаких денег за реализованное зелье не получал; т.е. всего лишь оказал наркобарыге возмездную транспортную услугу.

А поскольку с очень близкого расстояния наблюдал за Никитой Поливановым, когда он производил т.н. «закладки», то добровольно оказал содействие оперативным сотрудникам, которым и указал их конкретные места, обладая хорошей памятью.

Вполне понятно, что явно ошибочное и «голое» признание подзащитным вины при отказе от дачи показаний не может быть положено в основу обвинения, т.к., согласно требованиям ч. 2 ст. 77 УПК РФ, нет совокупности других допустимых и достоверных доказательств.
По реальной и состоятельной версии защиты, подзащитному вполне возможно избрать иную меру пресечения, не связанную с лишением свободы, изоляцией от общества и трудового коллектива – МО МВД России «Ханты-Мансийский» – в виде домашнего ареста или денежного залога.

Так, подзащитный женат, достойно воспитывает малолетнего ребёнка, имеет постоянное место жительства и работы, по поведению в семейно-бытовой обстановке и участию в общественном производстве характеризуется только с положительной стороны, следовательно, имеет правильную социальную адаптацию и безупречную репутацию.

Далее, преступление подзащитный совершил впервые, при случайных обстоятельствах; ранее не только не совершал уголовно наказуемых деяний, но даже не подвергался мерам административного, дисциплинарного либо общественного видов воздействия.

Далее, вину в содеянном подзащитный полностью и чистосердечно признал, глубоко и искренне раскаялся, сделал явку с повинной, активно и добровольно сотрудничает с оперативно-следственными органами, способствуя полному раскрытию преступной деятельности Никиты Поливанова.

Кроме того, Роман Слинкин страдает серьёзным заболеванием – бронхиальной астмой.

На основании изложенного, в соответствии со ст.ст. 53, 119-122, 124 УПК РФ,

Прошу:

1. Принять безотлагательные меры прокурорского реагирования с целью решения вопросов о:
— привлечении Никиты Поливанова в качестве обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного в ч. 3 ст. 30 и п. «г» ст. 228.1 УК РФ;
— переквалификации действий Романа Слинкина на ч. 2 ст. 228 УК РФ;

2. Сообщить о принятых решениях.
Приложение: 1. Копия ответа от 30.12.2016.
С заверениями
в высоком почтении, адвокат: (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв