Адвокат М. Ф. Пуртов » В защиту законных прав и интересов осуждённого Шапошника С.И.

В защиту законных прав и интересов осуждённого Шапошника С.И.

Опубликовано 11 Фев 2017. Автор:

__2013921531

Бывший сотрудник Отдела полиции № 8 Управления МВД России по г. Омск, майор полиции Сергей Шапошник, ранее не судимый, воспитывающий малолетнего сына, приговором от 01.04.2016 Советского районного суда г. Омск признан виновным в умышленном превышении должностных полномочий с применением физического насилия в отношении двоих потерпевших, а именно Фихта В.В. и Майера А.И.

 

Верховный Суд Российской Федерации
121260, Москва, ул. Поварская, 15

Председателю Верховного Суда РФ
В.М. Лебедеву
Кассационная жалоба
«В защиту законных прав и интересов осуждённого Шапошника С.И.»

Бывший сотрудник Отдела полиции № 8 Управления МВД России по г. Омск, майор полиции Сергей Шапошник, ранее не судимый, воспитывающий малолетнего сына, приговором от 01.04.2016 Советского районного суда г. Омск признан виновным в умышленном превышении должностных полномочий с применением физического насилия в отношении двоих потерпевших, а именно Фихта В.В. и Майера А.И.

Квалифицировав инкриминируемые Шапошнику С.И. два эпизода преступлений по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ, райсуд назначил по каждому из них наказание в виде 3 лет лишения свободы с лишением на 2 года права занимать должности в правоохранительных органах, связанные с осуществлением функций представителя власти; окончательно определил, по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, к отбыванию 3 года 1 месяц в исправительной колонии общего режима (копия приговора райсуда прилагается).

01.06.2016 постановлено апелляционное определение, которым указанный выше приговор суда первой инстанции оставлен без изменения, а апелляционная жалоба обвиняемого, двоих его адвокатов и двоих потерпевших, просивших Судебную коллегию по уголовным делам Омского областного суда о смягчении подзащитному наказания – без удовлетворения (копия апелляционного определения прилагается).

Постановлением от 12.09.2016 судья Омского областного суда Козырин Е.В. отказал осуждённому Шапошнику С.И., потерпевшим Фихту В.В. и Майеру А.И. в передаче их кассационных жалоб на рассмотрение Президиума Омского областного суда на предмет пересмотра состоявшихся по делу судебных решений (копия постановления прилагается).

Нахожу, что состоявшиеся и обжалуемые судебные постановления являются явно ошибочными, необоснованными и незаконными, а потому подлежащими изменению, с учётом ряда мотивированных аргументами доводов, заслуживающих уважения и удовлетворения.

Так, положениями ст. 7 УПК РФ закреплён в качестве основополагающего принцип законности при осуществлении уголовного судопроизводства.

Далее, согласно требованиям ст. 195 УПК РФ, приговор должен быть законным, обоснованным и мотивированным; должен строиться на достаточной совокупности исследованных судом, в порядке ст. 240 УПК РФ, допустимых и достоверных доказательств (ст. 74 УПК РФ), в соответствии с правилами, изложенными в ст.ст. 87 и 88 УПК РФ.

Далее, согласно требованиям ч. 2 ст. 17 УПК РФ, никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Далее, в случае наличия сомнений, последние должны быть истолкованы в пользу обвиняемого, согласно требованиям ч. 3 ст. 14 УПК РФ и гарантиям, установленным в ч. 3 ст. 49 Конституции РФ.

Далее, доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, согласно положениям ч. 3 ст. 7 и ч. 1 ст. 75 УПК РФ, должны признаваться недопустимыми, а их использование при осуществлении правосудия прямо запрещено гарантиями, провозглашёнными в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ.

Далее, согласно руководящим указаниям Постановления № 55 от 29.11.2016 Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре», суды должны тщательно проверять как доводы, подтверждающие обвинение, так и доводы, его опровергающие.

Однако при вынесении состоявшихся и обжалуемых судебных решений все указанные выше требования как процессуального законодательства, так и руководящих указаний ВС РФ судами были нарушены; более того, вместо истолкования неустранимых сомнений в пользу обвиняемого суды поступили с точностью до наоборот, что и является достаточным основанием для возбуждения кассационного производства.

Так, по реальной и состоятельной версии защиты, по эпизоду обвинения, якобы «имевшему место» днём 24.08.2015 в отношении «потерпевшего» Фихта В.В., к которому якобы было «применено» насилие, суду следовало вынести оправдательный приговор за непричастностью Шапошника С.И. к совершению инкриминируемого преступления, т.е. по основаниям, указанным в п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Далее, как последовательно и мотивированно позиционирует себя в своих показаниях подзащитный Шапошник С.И., встречи у него с Фихтом В.В., действительно, были, однако никакого «насилия» к нему первый не применял; это на следующий день подтвердил в своём заявлении и сам «потерпевший», что судом было исследовано.

Далее, в основу обвинения по данному эпизоду суд положил показания «потерпевшего» Фихта В.В., его супруги Фихт А.Н., сестры последней Адольф Н.Н., Усмановой Г.И., Шлейгер Т.П. и рассекреченные результаты проведённых оперативно-розыскных мероприятий, с чем, однако, согласиться нельзя.

Так, к противоречивым показаниям «потерпевшего» Фихта В.В. суду следовало отнестись критически, т.к. 24.08.2015 он был в состоянии сильного алкогольного опьянения, преследовал цель получения от подзащитного материального вознаграждения, а 25.08.215 подписал заявление о том, что имеющиеся у него телесные повреждения получены от неизвестных ему лиц.

Следовательно, Фихт В.В., позднее изменив свою позицию на противоположную, стал из корыстных побуждений заведомо ложно оговаривать подзащитного, на что суд ангажированно, в грубое нарушение требований ч. 3 ст. 15 УПК РФ, встав на сторону обвинения, не обратил должного внимания, не обсудил и не дал надлежащей юридической оценки явно недостоверному доказательству.

Далее, совершенно недостоверными являются и показания супруги Фихта В.В. и её сестры, т.к. они очевидцами инцидента не были, и о событиях дня 24.08.2015 им известно лишь со слов заинтересованного в исходе дела «потерпевшего»; но и этот довод защиты оказался вне внимания и оценки суда.

По аналогичным основаниям являются недостоверными показания свидетелей Усмановой Г.И. и Шлейгер Т.П., которые днём 24.08.2015 лишь видели находившегося в нетрезвом состоянии «потерпевшего», его супругу, сестру супруги и собаку с ними, но никакого конфликта они не видели и не слышали.

Далее, что же касается ссылки в приговоре суда на рассекреченные результаты проведённых сотрудниками Службы собственной безопасности Управления МВД России по г. Омск оперативно-розыскных мероприятий в виде «наблюдения» как на доказательство обвинения, то она абсолютно несостоятельна, т.к. они должны быть признаны недопустимыми, принимая во внимание нижеозначенные доводы.

Так, согласно положениям ст. 89 УПК РФ, результаты ОРМ, проведённых до возбуждения уголовного дела, в порядке ч. 2 ст. 140 и ч. 1 ст. 146 УПК РФ, действительно, могут быть признаны доказательствами (ст. 74 УПК РФ), однако, при обязательном условии, что они получены (добыты) с полным соблюдением требований УПК РФ.

Согласно же требованиям п. 25 ст. 5 УПК РФ, любое решение следственного органа, дознания должно быть задокументировано в виде отдельного постановления.

Далее, по смыслу ст.ст. 5 и 6 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (ред. от 06.07.2016), правовым основанием для проведения любых ОРМ, в данном случае, в виде «наблюдения», тоже должно быть постановление, утверждённое первым руководителем соответствующего органа.

Однако, как следует из содержания сопроводительного письма начальника Управления МВД России по г. Омск, генерал-лейтенанта полиции Томчака Ю.И. от 30.09.2015 (т. 1, л/д 29-30) о направлении в СО по Советскому АО г. Омск СУ СКР по Омской области рассекреченных результатов проведённых ОРМ, постановления о проведении ОРМ в виде «наблюдения» не прилагалось.

Нет такого постановления и в материалах уголовного дела, поэтому такой обязательный документ и не исследовался судом в порядке ст. 240 УПК РФ.

Более того, по приложенным аудио- и видеозаписям не назначались и не проводились, в порядке ст. 195 УПК РФ, соответствующие фоно- и видеоскопические экспертизы на предмет идентификации голосов на этих электронных носителях информации, а также установления портретного сходства изображённых лиц; тогда как подзащитный совершенно по-другому интерпретирует обстоятельства инцидентов, имевших место 24-25 августа и 7 сентября 2015 года.

Что же касается эпизода, имевшего место днём 07.09.2015, то такой факт подзащитный Сергей Шапошник в целом признаёт, как и применение к потерпевшему МайеруА.И. лёгкого насилия, но он требует другой юридической оценки.

Как последовательно и убедительно показывает сам Сергей Шапошник, он в данном случае действовал не в качестве должностного лица, находящегося при исполнении своих служебных полномочий, а в статусе давнего доброго друга семьи Майера А.И., на которого поступила устная и нигде не зарегистрированная жалоба от супруги, недовольной пьянством мужа, устраивающего скандалы; поэтому он организовал практически разрешение конфликта в непроцессуальной, частной форме.

Этот довод защиты многократно подтвердил в своих показаниях и сам потерпевший, последовательно заявляющий об отсутствии у него каких-либо претензий.

Таким образом, правильно действия подзащитного по этому эпизоду необходимо квалифицировать по ст. 116 УК РФ, т.е. как преступление против личности, а не как превышение служебных должностных полномочий, которые, на самом деле, не использовались (не применялись).

В любом случае, даже если и согласиться с имеющейся квалификацией действий Шапошника С.И., то и в этом случае приговор райсуда в части назначенного ему вида наказания следует считать несправедливым и чрезмерно жестоким, не соответствующим положениям ч. 2 ст. 43 УПК РФ, поскольку достижение целей исправления и перевоспитания подзащитного вполне возможно без лишения его свободы, без изоляции от общества и семьи, а с помощью мер общественного и воспитательно-профилактического воздействия; т.е. условного осуждения (ст. 73 УК РФ).

Действительно, Сергей Шапошник преступление совершил впервые, при наличии извинительных для него обстоятельств, при неправильном поведении обоих потерпевших, являющихся семейными пьяными дебоширами, однако, не имеющих каких-либо претензий к обвиняемому.

Далее, Шапошник С.И. ранее не только не был судим, но и не подвергался мерам административного, дисциплинарного либо общественного видов воздействия; женат, порядочный семьянин, имеет безупречную социально-бытовую репутацию и правильную общественную адаптацию, положительно характеризуется, что недостаточно учтено при решении вопроса о назначении ему вида наказания.

На основании изложенного выше, в соот ветствии со ст. 53 УПК РФ,

Прошу:

1. Вынести постановление о возбуждении по жалобе адвоката Пуртова М.Ф. кассационного производства;

2. Передать кассационную жалобу адвоката Пуртова М.Ф. на рассмотрение Президиума Омского областного суда на предмет изменения состоявшихся по уголовному делу по обвинению Шапошника С.И. по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ (2 эпизода), а именно о прекращении уголовного преследования в части применения 24.08.2015 физического насилия к потерпевшему Фихту В.В. за непричастностью, о переквалификации действий в части нанесения побоев 07.09.2015 потерпевшему Майеру А.И. на ст. 116 УК РФ, либо, в качестве альтернативы, определения подзащитному условного вида наказания, с применением положений ст. 73 УК РФ.

Приложение: 1. Ордер Коллегии адвокатов;
2. Копии судебных документов.
Адвокат: (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв