В защиту обвиняемого Ивана Стратиенко

Опубликовано 11 Апр 2017. Автор:

0_18ef5c_422155b3_orig

06.04.2017 Ханты-Мансийским райсудом (федеральный судья Кузнецов Д.Ю.) постановлен приговор, которым Стратиенко И.Г. признан виновным в незаконном хранении наркотических веществ в крупном размере, т.е. в совершении преступления, указанного в ч. 2 ст. 228 УК РФ.

 

Суд ХМАО – Югры
628012, г. Ханты-Мансийск,
ул. Чехова, 3

Судебная коллегия по уголовным
делам (апелляционная инстанция)

Апеллянт: Пуртов М.Ф., адвокат Коллегии
адвокатов № 1 г. Ханты-Мансийск,
расп. по ул. Калинина, 27, офис 3
Апелляционная жалоба
«В защиту обвиняемого Ивана Стратиенко»

06.04.2017 Ханты-Мансийским райсудом (федеральный судья Кузнецов Д.Ю.) постановлен приговор, которым Стратиенко И.Г. признан виновным в незаконном хранении наркотических веществ в крупном размере, т.е. в совершении преступления, указанного в ч. 2 ст. 228 УК РФ.

Нахожу, что состоявшийся и обжалуемый приговор суда является ошибочным, необоснованным, незаконным, не соответствующим требованиям ст. 297 УПК РФ и руководящим указаниям Постановления Пленума ВС РФ от 29.11.2016 № 55 «О судебном приговоре»: «Обратить внимание судов на то, что, в силу положений ст. 297 УПК РФ, приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым и признается таковым, если он соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к его содержанию, процессуальной форме и порядку постановления, а также основан на правильном применении уголовного закона. С учетом положений ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16.12.1966 (далее – Пакт о гражданских и политических правах) и ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 (далее – Конвенция о защите прав человека и основных свобод), приговор может быть признан законным только в том случае, если он постановлен по результатам справедливого судебного разбирательства».

По реальной и состоятельной версии защиты, обжалуемый приговор суда подлежит отмене с прекращением производства по делу в связи с непричастностью Стратиенко И.Г. к незаконному обороту наркотических веществ.

Так, ст. 7 УПК РФ закреплён основополагающий принцип уголовного судопроизводства, а именно законность.
Далее, согласно требованиям ч. 2 ст. 17 УПК РФ, никакие доказательства, перечисленные в ст. 74 УПК РФ, не могут иметь заранее установленной силы.

Далее, согласно требованиям ч. 3 ст. 7 УПК РФ и ч. 1 ст. 75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением УПК РФ, должны признаваться недопустимыми и подлежат исключению из перечня, т.к. их использование при осуществлении правосудия прямо запрещено ч. 2 ст. 50 Конституции РФ.

Далее, согласно требованиям ч. 3 ст. 14 УПК РФ и ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, любые сомнения в виновности лица должны быть истолкованы в его пользу.

Далее, суд при осуществлении правосудия должен соблюдать независимость и не вправе занимать ни одну из процессуальных сторон.

Однако, суд при постановлении обжалуемого приговора требования закона и руководящих указаний Верховного Суда РФ прямо и грубо нарушил, поступив с точностью до наоборот, встав на сторону обвинения.

Так, суд оставил без внимания, обсуждения и оценки последовательную и мотивированную позицию Стратиенко И.Г. о его полной непричастности к незаконному обороту наркотических веществ, основанную на нижеозначенных аргументах, которые стороной обвинения ничем не опровергнуты.

Так, суд не учёл, что подзащитный имеет постоянное место жительства и работы в органах МЧС России, семьянин, достойно воспитывает малолетнего ребёнка, ранее на судим, не подвергался мерам административного, дисциплинарного либо общественного видов воздействия.

Далее, судом проигнорировано то, что по участию в общественном производстве и поведению в семейно-бытовой обстановке подзащитный характеризуется только с положительной стороны, имеет безупречную социально-бытовую репутацию и правильную общественную адаптацию, что в целом косвенно опровергает версию обвинения о совершении им преступления.

Далее, судом не учтено, что подзащитный не имеет вредных привычек, не употребляет наркотические вещества, что достаточно достоверно подтверждается выводами проведённой судебной психиатрической экспертизы об отсутствии данных о химической зависимости.

Далее, при экспертном исследовании содержимого смывов с рук, полученных от Стратиенко И.Г., никаких следов наркотических веществ не обнаружено, что опровергает версию обвинения о хранении им этого зелья, но и это обстоятельство суд «не увидел» и не оценил.

Далее, согласно выводам назначенной судом дактилоскопической экспертизы, отпечатков пальцев подзащитного ни на пакетах с наркотическим веществом, ни на других предметах, изъятых следственным органом, не установлено, т.к. он к ним вообще не прикасался.

Далее, подзащитный подробно и мотивированно пояснил, что наркотическое вещество в карман его куртки заложили пятеро сотрудников полиции, первоначально принуждавшие его признать данное вещество «собственным», но после получения категорического отказа жестоко избили его кулаками и ногами по различным частям тела, что подтверждается выводами проведённой СМЭ; но и эти доводы защиты суд, в угоду обвинению, решил «не замечать».

Далее, эти же сотрудники полиции и подложили имеющееся у них наркотическое вещество под коврик салона легкового автомобиля, принадлежащего его знакомому и товарищу по несчастью Денису Квашнину, но эту «неудобную» для обвинения версию суд предпочёл не проверять.

Такие аргументированные доводы подзащитного полностью подтвердил допрошенный судом Денис Квашнин, показавший, что его, как Ивана Стратиенко, жестоко и беспричинно избили сотрудники полиции, сфальсифицировавшие протокол его «допроса», а затем, получив от него ключи от автомобиля, подложили под коврик переднего пассажирского сиденья пакет с наркотическим веществом, назначив подзащитного его «владельцем», что судом не обсуждено и не оценено.

Однако, суд сослался на сфальсифицированный протокол допроса Дениса Квашнина на стадии досудебного производства, хотя это явно недопустимое доказательство, полученное путём угроз и физического истязания.

Далее, поскольку в действиях сотрудников полиции, а на деле – изворотливых оборотней в мундирах, содержатся признаки уголовно наказуемого превышения должностных полномочий и фальсификации доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении, постольку Иван Стратиенко и Денис Квашнин представили в Ханты-Мансийский МРСО СУ СКР по ХМАО – Югре заявления о возбуждении уголовных дел по ч. 3 ст. 286 и ч. 3 ст. 303 УК РФ, но и эти доводы защиты суд истолковал в пользу обвинения.

Кроме того, Денис Квашнин дополнительно обратился в органы ФСБ России, т.к. полицейские вымогали у него ещё 100 000 рублей за оказание ему «услуги», но и этот довод защиты суд отправил в корзину.

С учётом ранее изложенного, в соответсвии со ст. 53 и ч. 2 ст. 302, ст. 389.15 УПК РФ,

Прошу:

1. Вынести апелляционное определение об отмене приговора от 06.04.2017 Ханты-Мансийского райсуда по уголовному делу по обвинению по ч. 2 ст. 228 УК РФ Стратиенко И.Г. и постановить в отношении него оправдательный приговор за его непричастностью.

Приложение: 1. Копия апелляционной
жалобы для прокурора.
Апеллянт (адвокат): (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв