Адвокат М. Ф. Пуртов » О признании результатов ОРМ недопустимым доказательством

О признании результатов ОРМ недопустимым доказательством

Опубликовано 11 Апр 2017. Автор:

pic_48028

В  Вашем  производстве  находится  уголовное  дело  по обвинению врача Убоновой М.И. в причастности к получению взятки.

 

Сургутский городской суд 628426, г. Сургут,
ул. Профсоюзов, д. 37

Федеральному судье
Т.В. Уваровой
Ходатайство
«О признании результатов ОРМ недопустимым доказательством»

Уважаемая Татьяна Владимировна!

В Вашем производстве находится уголовное дело по обвинению врача Убоновой М.И. в причастности к получению взятки.

Подзащитная Убонова М.И. свою вину в получении взятки категорически и полностью отрицает, ссылаясь на то, что никаких денежных средств от посторонних граждан не получала, каких-либо незаконных действий в своей профессиональной деятельности не допускала; и что проведённое в отношении неё сотрудниками полиции ОРМ в виде «оперативного эксперимента» следует оценить как откровенную провокацию преступления.

Сторона обвинения рассекреченные результаты проведённого ОРМ представила суду в качестве доказательства, исследованного в порядке ст. 240 УПК РФ.

По реальной и состоятельной версии защиты, заслуживающей уважения и удовлетворения, данное доказательство следует признать недопустимым, поскольку оно не отвечает требованиям ст. 90 УПК РФ, т.к. получено с грубыми нарушениями уголовно-процессуального законодательства, а потому и подлежит исключению из перечня.

Так, постановление о проведении в отношении Убоновой М.И. ОРМ в виде «оперативного эксперимента» полностью противоречит Федеральному закону от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», с учётом нижеозначенных доводов.

Так, согласно требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, любое постановление следственного органа (п. 25 ст. 5 УПК РФ) должно быть обоснованным, мотивированным и законным.

Далее, согласно требованиям ч. 2 ст. 17 УПК РФ, никакие доказательства (ст. 74 УПК РФ) не имеют заранее установленной силы.

Далее, все неустранимые сомнения в виновности лица, исходя из требований ч. 3 ст. 14 УПК РФ и гарантий, установленных в ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, должны быть истолкованы в его пользу.

Далее, в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 140 и ч. 1 ст. 146 УПК РФ, для возбуждения уголовного дела необходимо наличие достаточной совокупности данных, достоверно подтверждающих явность и очевидность реальных признаков конкретного преступления.

Далее, согласно положениям ст.ст. 3 и 5 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», последняя основывается на конституционных принципах законности, уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина.

Что же касается проведённого по данному уголовному делу ОРД в виде «оперативного эксперимента», то такое мероприятие, действительно, предусмотрено п. 14 ч. 1 ст. 6 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», однако при этом запрещается провокация преступления (ст. 304 УК РФ), т.е. искусственное создание «признаков» преступления и «доказательств» участия в нём соответствующего лица.

Далее, при решении вопроса о наличии либо отсутствии состава провокации преступления следует исходить из установления фактов, имела ли место предварительная договорённость с должностным лицом, т.е. было или нет получено его согласие принять предмет взятки; в нашем случае – 14 тыс. руб., на что и обращено особое внимание в п. 3.4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях».

Кроме того, в соответсвии с положениями п.п. 1 п. 2 ч. 1 ст. 7 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об ОРД», правовым основанием для проведения ОРМ, в нашем случае – «оперативного эксперимента», является достоверная, проверяемая информация о действительных признаках подготавливаемого, совершаемого либо уже совершённого конкретного преступления.

По реальной и состоятельной, вполне транспарентной версии защиты, при проведении в отношении доверителя Марии Убоновой «оперативного эксперимента» все указанные выше требования закона были прямо и грубо нарушены, т.е. имела место самая настоящая провокация преступления.

В самом деле, доверитель Мария Убонова имеет самую безупречную социально-бытовую репутацию и правильную адаптацию, постоянное место жительства и работы, где характеризуется исключительно с положительной стороны.

Также необходимо добавить, что подзащитная ведёт вполне законопослушный образ жизни, ранее не только не совершала никаких преступлений, но даже и не подвергалась каким-либо мерам административного, дисциплинарного либо общественного видов воздействия.

Вполне понятно, что доверитель Мария Убонова ни на каком «учёте» в органах полиции не состояла, поэтому ни о каком «деле оперативного учёта» нет оснований судить.

Далее, что же касается провокатора Рамиля Абдуллина – он является гражданином Республики Таджикистан, и в Сургуте перебивается случайными заработками.

Защита чётко позиционирует себя в этой части тем, что доверитель, Мария Убонова, Рамиля Абдуллина вообще никогда не знала, следовательно, никогда с ним не общалась, не встречалась, поэтому и не могла вести с ним какие-либо переговоры, тем более – «давать» согласие принять деньги за незаконное оформление ему листка нетрудоспособности, при том, что в БУ ХМАО – Югры «СГП-4» на данного гражданина не заведено медицинской книжки, а в базе данных указанного выше лечебного учреждения о нём вообще отсутствуют какие-либо сведения.

Следовательно, Рамиль Сагидуллович Абдуллин, 07.01.1979 года рождения, является вполне здоровым человеком, не имеющим заболеваний, поэтому и совершенно отсутствовали какие-либо действительные основания для документирования листка нетрудоспособности.

Особо настораживает и то, что, поскольку данный прокуратор не имеет постоянного места работы, то вообще зачем ему этот бюллетень, коли он и так фактически «освободился» от участия в общественном производстве вследствие причин, имеющих политическую и социально-экономическую составляющие?!

При таких обстоятельствах, Рамиль Абдуллин просто никак не мог не попасть в оперативное поле внимания местных органов полиции и не согласиться передать Игорю Сычёву 14 тыс. руб. с переписанными номерами купюр для их последующего вручения ничего не подозревающей Марии Убоновой, ставшей невинной жертвой гнусной провокации, спланированной и осуществлённой местными оборотнями в погонах, зациклившимися на погоне за жирными «палками» в бездонные «бочки» иезуитских, никому не нужных схоластических отчётов.

Будучи допрошенной в качестве подозреваемой и обвиняемой, Мария Убонова показала, что деньги в сумме 14 тыс. руб., действительно, от Игоря Сычёва получила, т.к. считала это частичным возвратом ранее образовавшегося долга в сумме 25 тыс. руб., в погашение которого уже было отдано 5 тыс. руб. и 4 тыс. руб. (остался ещё долг в сумме 2 тыс. руб. – М.П.).

Данные доводы подзащитного полностью подтвердил допрошенный судом свидетель Убонов.

При этом доверитель Мария Убонова категорически отрицала какую-либо причастность к получению взятки, т.к. никаких незаконных действий в виде необосноснованного оформления листка нетрудоспособности (бюллетеня) Абдуллину Р.С. она не совершала и, соответсвенно, не давала каких-либо указаний на этот счёт.

Что же касается т.н. «фишки», то правовое значение данного письменного носителя информации нисколько не выше «филькиной грамоты», т.к. первая является чисто технической запиской, которая бы практически пригодилась, если бы Убонова М.И. дала указание выписать (оформить – М.П.) листок нетрудоспособности (бюллетень); но она этого не сделала, т.к. сам «больной» не явился, а в базе данных лечебного учреждения никаких сведений о нём нет, медкнижка отсутствует.

Таким образом, уголовное преследование Марии Убоновой за «получение взятки» является совершенно несостоятельным, т.к. имеют место вполне транспарентные обстоятельства, юридически оцениваемые как провокация преступления, за что и предусмотрена уголовная ответственность по ст. 304 УК РФ.

На основании изложенного выше, в соответствии со ст. 53, ч. 2 ст. 140, ч. 1 ст. 146, ч. 1 ст. 271 УПК РФ,

Прошу:

1. Вынести постановление суда о признании результатов проведённой органами полиции ОРМ в виде «оперативного эксперимента» недопустимыми доказательсвами, подлежащими исключению из перечня;

2. Вынести в адрес Управления МВД России по г. Сургут частное определение по поводу допущенных грубых нарушений закона, содержащих признаки провокации преступления, указанного в ст. 304 УК РФ.
Приложение: 1. 3 копии ходатайства
для процессуальных
участников.
Обвиняемая: (М.И. Убонова)
Адвокат: (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв