О незаконности постановления от 16.06.2017 старшего следователя о привлечении Сергея Аксёнова в качестве обвиняемого

Опубликовано 26 Июн 2017. Автор:

В производстве вверенного Вам для руководства следственного органа находится уголовное дело, одним из обвиняемых по которому является Сергей Аксёнов, заместитель начальника отдела медицинского контроля Управления лицензирования Департамента экономического развития ХМАО – Югры.

 

Отдел по расследованию
особо важных дел
СУ СКР по ХМАО – Югре
628007, г. Ханты-Мансийск,
ул. Студенческая, 5 «а», 5 этаж

Руководителю следственного
органа, подполковнику юстиции
А.И. Стефаненко
Жалоба
«О незаконности постановления от 16.06.2017 старшего следователя о привлечении Сергея Аксёнова в качестве обвиняемого»

Уважаемый Алексей Игоревич!

В производстве вверенного Вам для руководства следственного органа находится уголовное дело, одним из обвиняемых по которому является Сергей Аксёнов, заместитель начальника отдела медицинского контроля Управления лицензирования Департамента экономического развития ХМАО – Югры.

Ведение предварительного расследования по указанному выше уголовному делу, возбуждённому ещё 01.09.2016 заместителем руководителя Ханты-Мансийского МРСО СУ СКР по ХМАО – Югре Пшеничниковым А.Г., поручено Вами руководителю следственной бригады Валгушкину Д.И.

16.06.2017 старший следователь Валгушкин Д.И. вынес постановление, которым предъявил Аксёнову С.Г. обвинение в получении взяток (8 эпизодов) при наличии квалифицирующих обстоятельств, т.е. в совершении преступлений, предусмотренных в п.п. «а» и «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ.

Нахожу состоявшееся и обжалуемое постановление (п. 25. Ст. 5 УПК РФ) старшего следователя ошибочным, необоснованным, незаконным, грубо противоречащим требованиям ч.ч. 3 и 4 ст. 7, ч. 3 ст. 14, ч. 2 ст. 17, ч. 1 ст. 75, ч. 1 ст. 171 УПК РФ, ч. 2 ст. 49 Конституции РФ, а потому подлежащим отмене с прекращением производства по делу в связи с непричастностью подзащитного к совершению всех восьми инкриминируемых ему преступлений, т.е. по основаниям, указанным в п. 2 ч. 1 ст. 24 и ч. 1 ст. 212 УПК РФ.

Так, любое действие следственного органа должно быть мотивированным, обоснованным и законным.

Далее, никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Далее, доказательства, добытые с нарушением требований УПК РФ, должны признаваться недопустимыми, не имеющими никакой юридической силы, использование которых при осуществлении правосудия прямо запрещено гарантиями, установленными в ч. 2 ст.50 Конституции РФ.

Далее, любые неустранимые сомнения в виновности лица должны быть истолкованы в его пользу.

Далее, признательные показания обвиняемого могут быть положены в основу обвинения лишь с соблюдением требований ч. 2 ст. 77 УПК РФ, при том, что первые должны подтверждаться совокупностью других допустимых и достоверных доказательств, отвечающих правилам ст.ст. 87 и 88 УПК РФ.

Далее, согласно требованиям ст. 73 и ч. 1 ст. 171УПК РФ, в постановлении о привлечении лица к уголовной ответственности должно быть указано точное время и конкретное место совершения преступления.

К сожалению, уже ранее указанный старший следователь все эти требования законов грубо нарушил, поступив с точностью до наоборот, построив обвинение лишь на недостоверных доказательствах, а все сомнения истолковав в пользу обвинения.

Так, например, во втором эпизоде время «совершения преступления» конкретно не указано, а делается ссылка на период с мая по июль 2015 года, состоящий из 90 дней.

Далее, аналогичное положение в третьем, четвёртом и шестом эпизодах.

Далее, в пятом эпизоде время «совершения преступления» указано «…в начале апреля 2016 года».

Вполне понятно, что в результате грубо нарушается право обвиняемого на защиту, указанное в ст. 47 УПК РФ, т.к. временная неопределённость парализует проверку установления возможного алиби.

Далее, согласно требованиям ч. 1 ст. 171 УПК РФ, обвинение лицу может быть предъявлено лишь при наличии достаточной совокупности допустимых и достоверных доказательств, перечень которых приведён в ст. 74 УПК РФ.

Между тем, в грубое нарушение данных требований закона, в основу обвинения по всем восьми эпизодам положены сомнительные, надуманные показания Журавлёва Д.В., с которым следователь заключил сделку, врамках которой данный ловкий прокуратор обязался «изобличать» в том числе и моего подзащитного в обмен на аналог «тридцати сребреников», т.е. моральной меры пресечения в виде подписки о невыезде.

Однако, если обширные и фантастические измышления Журавлёва Д.В. оценить с объективных позиций, то его лживые показания необходимо признать недостоверными доказательствами.

Поражает то, что удалившись в Нирвану, этот изворотливый прохиндей продолжает сочинять поклёпы даже на события десятилетней давности, якобы «имевшие место быть» в 2007 году (!!!), что логически объясняется лишь диким животным страхом лжеца перед тюремными нарами.

Крайне важно отметить, что никакой «вины» Аксёнов С.Г. не признаёт, воспользовавшись иммунитетом, установленным в ст. 51 Конституции РФ.

На основании изложенного выше, в соответствии со ст. 53 УПК РФ,

Прошу:

1. Вынести постановление об отмене постановления от 16.06.2017 о привлечении Аксёнова Сергея Геннадьевича в качестве обвиняемого в совершении восьми преступлений, предусмотренных в п.п. «а» и «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ, и решить вопрос о прекращении против подзащитного уголовного преследования за его непричастностью, т.е. по основаниям, указанным в п. 2 ч. 1 ст. 24 и ч. 1 ст. 212 УПК РФ;

2. Уведомить о принятых решениях.
С заверениями
в высоком почтении, адвокат: (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв