Адвокат М. Ф. Пуртов » О незаконности уголовного преследования супругов Аюповых (г. Сургут)

О незаконности уголовного преследования супругов Аюповых (г. Сургут)

Опубликовано 26 Июн 2017. Автор:

15.05.2017  старший  следователь  СЧ СУ Управления МВД России по г. Сургут Иван Пирожков вынес постановление, которым возбудил уголовное дело по ч. 3 ст. 159 УК РФ в отношении постоянно проживающих в этом городе супругов Екатерины и Артура Аюповых.

 

Генеральная Прокуратура
Российской Федерации
125993, ГСП-3, Россия,
Москва, ул. Б. Дмитровка, 15 «а»

Генеральному прокурору РФ,
действительному государственному
советнику юстиции
Ю.Я. Чайке
Жалоба
«О незаконности уголовного преследования супругов Аюповых (г. Сургут)»

Уважаемый Юрий Яковлевич!

15.05.2017 старший следователь СЧ СУ Управления МВД России по г. Сургут Иван Пирожков вынес постановление, которым возбудил уголовное дело по ч. 3 ст. 159 УК РФ в отношении постоянно проживающих в этом городе супругов Екатерины и Артура Аюповых.

Оценивая возбуждённое против них уголовное подозрение как явно ошибочное и необоснованное, оба доверителя обратились за оказанием правовой помощи в Коллегию адвокатов, где и был заключён договор, на основании которого автором данной жалобы было принято соответствующее поручение (ордер на выполнение поручения находится в уголовном деле).

Далее, изучив все доводы обоих доверителей и дополнительную нормативную литературу, 03.06.2017 доложил следователю на личном приёме подробно мотивированную, на семи печатных листах, жалобу с просьбой отменить незаконное постановление, противоречащее требованиям ч. 2 ст. 140 и ч. 1 ст. 146 УПК РФ, а материалы направить в ОЭП и ПК УМВД России по г. Сургут для дополнительной доследственной проверки, в порядке ст.ст. 144, 145 УПК РФ. К сожалению, ни ответа, ни мер никаких не принято.

Далее, указанное выше незаконное бездействие следователя Ивана Пирожкова обжаловал также в письменном виде прокурору г. Сургут Леониду Балину.

К сожалению, и прокурор поступил аналогично следователю, заняв позицию известной африканской птицы…

При таких обстоятельствах, вынужден обратиться непосредственно во вверенное Вам для руководства надзорное ведомство для принятия безотлагательных мер по пресечению произвола и беззакония.

Так, состоявшееся и обжалуемое постановление грубо противоречит требованиям ч. 4 ст. 7, ч. 2 ст. 20, ч. 2 ст. 140 и ч. 1 ст. 146 УПК РФ, поскольку уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего(их) или его (их) законного представителя(ей).

Однако, в грубое нарушение указанных выше норм закона, оспариваемое постановление принято на основании рапортов оперуполномоченных ОЭП и ПК УМВД России по г. Сургут.

Далее, следственный орган не замечает, что положения ч. 2 ст. 20 УПК РФ практически в полном объёме прописаны и в ст. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 15.11.2016 № 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности».

Далее, содержательная часть оспариваемого постановления прямо противоречит и положениям Федерального закона от 29.12.2006 № 256-ФЗ (ред. от 28.12.2016) «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей», что подробно изложено в тексте жалоб, адресованных следователю и прокурору г. Сургут.

Далее, явно надуманными в оспариваемом постановлении о возбуждении уголовного дела являются доводы о том, что договоры займов были якобы «фиктивными», хотя в материалах уголовного дела имеются платёжные поручения и расписки заёмщиков, содержание которых неопровержимо свидетельствует о переводе денежных средств со счёта КПК «Народная касса взаимопомощи» (г. Омск) на счёт получателей средств материнского капитала.

Между тем, в оспариваемом постановлении игнорируется, что держатели средств материнского капитала не только получили деньги, но и все стали собственниками приобретённых земельных участков, поэтому требуется обсуждение и оценка их поведения на предмет наличия признаков уголовно наказуемого самоуправства, указанных в ст. 330 УК РФ.

Далее, надуман в оспариваемом постановлении о возбуждении уголовного дела и довод о якобы «безвозмездном» поведении моих доверителей, тогда как все держатели средств материнского капитала получили по 200 тыс. руб. и по земельному участку для строительства индивидуальных жилых домов.

Кроме того, остаётся неразрешённым вполне закономерный вопрос: может ли быть субъектом преступления, предусмотренного ст. 159.2 УК РФ, иное лицо, чем получатель выплаты?

По реальной и состоятельной версии защиты – нет, не может быть, т.к. диспозиция данной статьи – это хищение денежных средств или иного имущества при получении пособий, компенсаций, субсидий или иных социальных выплат.

Кроме того, признаком наличия специального субъекта в составе данного преступления является указание на то, что выплата является социальной.

Таким образом, уголовное преследование супругов Аюповых без привлечения к ответственности владельцев сертификатов является явно ошибочным и незаконным.

В случае же, если владелец сертификата будет привлечён к уголовной ответственности, необходимо решить вопрос о том, являются ли другие участники правоотношений соучастниками, пособниками или вообще непричастны к преступлению.

Так, из материалов уголовного дела следует, что в договорах займов между КПК «НКВ» и пайщиками отсутствует какое-либо условие обязательного погашения займа за счёт средств МСК. В данном случае инициатором обращения в органы Пенсионного фонда РФ является именно заёмщик, и никак данным инициатором не может выступать КПК «НКВ». К данным договорам займов приложены графики платежей, которые рассчитаны на три года, с выплатой соответсвующих процентов.

Кроме того, в оспариваемом постановлении о возбуждении уголовного дела игнорируется вполне очевидный факт отсутствия самого «хищения» – ведь заёмщики (пайщики) получили деньги путём перечисления на их расчётные счета, о чём свидетельствуют расписки.

Более того, для стороны защиты непонятна конструкция построения постановления о возбуждении уголовного дела.

Далее, в обжалуемом постановлении надуманно указано: «КПК «НКВ», не намереваясь улучшать жилищные условия последних…», однако, так и не установлено, кто и когда возложил на КПК «НКВ» «обязанность» по улучшению жилищных условий пайщиков, если КПК «НКВ» осуществлял предпринимательскую деятельность на свой страх и риск; т.е. она была направлена на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг. Ни в требованиях Федерального закона от 18.07.2009 № 190-ФЗ «О кредитной кооперации», ни в иных нормативных правовых актах, действующих на территории РФ, на КПК обязанность по улучшению жилищных условий пайщиков не возложена, чему следственному органу следует дать надлежащую юридическую оценку.

Далее, по версии защиты, обстоятельства движения денежных средств между КПК «НКВ» и пайщиками (заёмщиками) надлежит отследить, назначив, в порядке ст. 195 УПК РФ, судебную экспертизу, о чём и ходатайствует защита.

По версии защиты, постановление о возбуждении уголовного дела послужило основанием для нарушения конституционных прав подзащитных, закреплённых в ст. 21 и ч. 1 ст. 23 Конституции РФ, согласно которым, «каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени». Таким образом, никто не может подвергаться произвольным посягательствам на его честь и репутацию.

Иными словами, действия следователя, связанные с явно незаконным возбуждением уголовного дела по ч. 3 ст. 159.2 УК РФ, причиняют ущерб чести, достоинству и деловой репутации, т.е. непосредственным образом затрагивают конституционно гарантированные права (свободы) и интересы.

По эклектической версии следствия, своими действиями супруги Аюповы совершили преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 159.2 УК РФ – мошенничество при получении выплат, т.е. хищение денежных средств при получении социальных выплат, установленных законами и иными нормативными правовыми актами, путём представления заведомо ложных и недостоверных сведений, совершённое группой лиц по предварительному сговору, однако, достаточная совокупность доказательств отсутствует.

Достаточность доказательств – это такая совокупность имеющихся в деле доказательств, которая позволяет разрешить дело. Достаточность доказательств – это не количественный, а качественный показатель. Недостаточно для вывода суда по делу единичного косвенного доказательства, противоречивых доказательств, если отсутствуют доказательства обстоятельств предмета доказывания и т.д.

На данный момент следствием даже не установлена сумма ущерба, отсутствует справка о таковом, нет заявлений потерпевшей стороны о совершении преступления.

Как уже указывалось выше, следствием не назначена к проведению судебно-бухгалтерская экспертиза, потребность в которой возникает в связи с необходимостью специальных познаний в области бухгалтерского учёта, контроля и анализа хозяйственной деятельности, всестороннего и объективного исследования фактических обстоятельств дела, в том числе, при расследовании преступлений, квалифицированных по ст. 159 УК РФ. От своевременного и правильного проведения экспертизы зависит завершение расследования по делу в установленные сроки. Соблюдение норм криминально-процессуального законодательства при назначении и проведении судебно-бухгалтерской экспертизы, правильное использование следователем данных экспертизы содействуют раскрытию преступления, установлению действительных размеров причинённого ущерба и взысканию его с виновных, принятию необходимых профилактических мероприятий по сохранности собственности.

Подводя итог вышеперечисленным доводам, сторона защиты позиционирует то, что возбуждение уголовного дела в отношении супругов Аюповых и их уголовное подозрение носит грубый и незаконный характер.

На основании изложенного выше, в соответствии со ст.ст. 53, 119-122, 124 УПК РФ,
Прошу:

1. Признать незаконным постановление о возбуждении уголовного дела от 15.05.2017 в отношении супругов Аюповых и неустановленных лиц по ч. 3 ст. 159.2 УК РФ (20 эпизодов преступной деятельности) и его отменить, направив материалы в УБЭП УМВД России по г. Сургут;

2. Сообщить о принятых решениях.
С заверениями
в высоком почтении, адвокат: (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв