В защиту осуждённого по ч.4 ст.111 УК РФ Багомедова А.М.

Опубликовано 14 Июл 2017. Автор:

07.03.2017 Ханты-Мансийским райсудом (федеральный судья Зайцев Е.Л.) постановлен приговор, которым Багомедов Абдула Мурадович признан виновным в умышленном причинении вечером 12.05.2016 тяжкого вреда здоровью Максима Исакова, что по неосторожности повлекло смерть пострадавшего (копия прилагается).

 

Суд Ханты-Мансийского автономного округа – Югры
628012, г.Ханты-Мансийск, у
л.Чехова, зд.3
Председателю Суда,
В.К. Бабинову

Адвоката Пуртова М.Ф., действующего в интересах осуждённого по ч.4 ст.111 УК РФ Багомедова А.М.

Кассационная жалоба
«В защиту осуждённого по ч.4 ст.111 УК РФ Багомедова А.М.»

07.03.2017 Ханты-Мансийским райсудом (федеральный судья Зайцев Е.Л.) постановлен приговор, которым Багомедов Абдула Мурадович признан виновным в умышленном причинении вечером 12.05.2016 тяжкого вреда здоровью Максима Исакова, что по неосторожности повлекло смерть пострадавшего (копия прилагается).

Суд определил подзащитному Абдуле Багомедову вид наказания, связанный с реальным лишением свободы, изоляцией от общества, семьи и трудового коллектива, назначив меру в 9 лет с отбыванием в ИК.

31.05.17г. вынесено апелляционное определение (ф/с Руденко В.И.), которым указанный выше приговор суда оставлен без изменения (копия прилагается).

Нахожу состоявшиеся и обжалуемые судебные постановления ошибочными в части юридической оценки (квалификации) поведения подзащитного и несправедливым касательно вида и меры наказания, что объясняется нарушением судом ч. 3 ст. 15 УПК РФ, поскольку райсуд открыто и ангажированно встал на сторону обвинения, а апелляционная инстанция продублировала нарушения закона.

По реальной и состоятельной версии защиты, заслуживающей уважения и удовлетворения, инкриминируемые подзащитному действия правильно надлежит квалифицировать по ч. 1 ст. 114 УК РФ как причинение тяжкого вреда здоровью при отражении (защите) от реального, наличного общественно опасного посягательства со стороны пострадавшего, однако при превышении пределов необходимой обороны, установленных в положениях ст. 37 УК РФ, чему должной оценки не дано.

Относительно определения подзащитному вида и меры наказания позиция защиты ориентируется на применение к Багомедову Абдуле условного вида наказания, предусмотренного в ст. 73 УК РФ, поскольку выполнение задач, установленных в ч. 2 ст. 43 УПК РФ, т.е. достижение исправления и перевоспитания подзащитного, вполне возможно с помощью мер общественного и воспитательно-профилактического воздействия, с учётом нижеозначенных доводов.

Нахожу выводы райсуда ошибочными и противоречащими исследованным, в порядке ст. 240 УПК РФ, доказательствам, отвечающим требованиям допустимости и достоверности (ст. ст. 87 и 88 УПК РФ).

Защита считает, что суд не может занимать ни одну из процессуальных сторон (ч. 3 ст. 15 УПК РФ), а все неустранимые сомнения необходимо истолковать в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 14 УПК РФ, ч. 3 ст. 49 Конституции РФ); поэтому сводится к просьбе к суду правильно квалифицировать действия Абдулы Багомедова на ч. 1 ст. 114 УК РФ как причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть Максима Исакова; что при постановлении приговора проигнорировано.

Защита придерживается версии о том, что следует считать установленным нижеследующее.

Так, ещё 13.05.2016 кассатором было принято по договору на оказание правовой помощи поручение Гулизар Багомедовой на защиту охраняемых законом прав и интересов её родного сына Абдулы, который в качестве законного члена семьи постоянно проживал вместе со своей матерью в квартире № 5 жилого дома № 7 по ул. Мичурина в г. Ханты-Мансийск, и работал продавцом в гипермаркете «Лента». Мать подзащитного судом допрошена непосредственно, но её позиция не учтена.

Также в качестве законного члена семьи у матери постоянно проживала и её родная дочь Рагимат, 1995 года рождения, работавшая продавцом в ТЦ «Магнит», которая допрошена судом по ВКС, но и её показания райсуд оставил без внимания.

Однако, данный свидетель, т.е. Рагимат Багомедова, в начале апреля 2016 года познакомилась с заместителем директора ТЦ «Магнит» Максимом Исаковым, который предложил доверчивой девушке вступить с ним в фактически брачные отношения и переехать на постоянное место жительства и работы в г. Пыть-Ях ХМАО – Югры; что сопровождалось вступлением в интимную близость, что судом надлежащим образом не оценено и даже не обсуждено.

Такое, хотя и неожиданное, предложение Максима Исакова, проживавшего в жилом доме № 36 по ул. Сирина в г. Ханты-Мансийск, принципиальных возражений со стороны матери Рагимат, т.е. Гулизар Магомедрасуловны, не встретило, но в качестве обязательного условия согласия на вступление дочери в брак было объявлено категорическое требование обязательного оформления его в отделе ЗАГС Администрации г. Ханты-Мансийск и празднования свадьбы, пусть и в скромном виде, что представляется справедливым, уместным и необходимым, соответствует нормам закона, права, религиозным обычаям и традициям, что не обсуждено и не получило оценки ни райсудом, ни апелляционной инстанцией.

Однако такое, вполне обоснованное, разумное, мотивированное, законное и справедливое условие получило категорический и ничем не аргументированный отказ, что и вызвало в семье Багомедовых вполне ожидаемое возмущение и противодействие, т.к. грубым образом нарушало исторические и национальные традиции, обряды и обыкновения; однако и эти доводы райсуд не обсудил и не дал им оценки. Аналогично поступила и апелляционная инстанция.

В целях устранения возникших разногласий и добровольного достижения взаимовыгодного соглашения, брат невесты, т.е. Абдула Багомедов, предложил Максиму Исакову провести встречу и переговоры по этому вопросу, что и произошло около 18 часов 12.05.2016 на Площади Свободы, в южной части г. Ханты-Мансийск.

Ранее уже было проведено три таких встречи, не получивших положительного результата, т.к. Максим Исаков категорически отказался от предложений зарегистрировать брак и провести свадьбу, что и породило конфликт по вине непорядочного жениха.

Однако, по взаимной договорённости возникший острый спор решили продолжить во время движения на легковом автомобиле Абдулы Багомедова в направлении г. Нефтеюганск, сделав остановку на 935-м километре дорожной трассы Тюмень – Ханты-Мансийск.

Продолжение участниками переговоров конфликтной ситуации произошло на прилегающей к трассе лесной дороге, ведущей на территорию КФХ Натальи Чайниковой-Вахрушевой. В ответ на неоднократные убедительные и настойчивые требования Абдулы Багомедова к Максиму Исакову до отъезда его и сестры Рагимат в г. Пыть-Ях зарегистрировать брак в отделе ЗАГС Администрации г. Ханты-Мансийск и справить хотя бы скромную свадьбу, несостоявшийся жених, проявляя откровенные злобу и агрессивность, неожиданно произвёл нападение на Абдулу Багомедова, отбросив его мощным толчком на лобовое стекло автомобиля, что материалами дела ничем не опровергнуто, однако обеими инстанциями не обсуждено и не оценено.

Когда же Абдула Багомедов поднялся и отошёл от разбитого стекла, Максим Исаков вытащил из кармана куртки нож и набросился с ним на первого, т.е. совершил реальное, наличное, действительное общественно опасное посягательство, что предопределяло статус подзащитного как защищающегося, в соответствии со ст. 37 УК РФ, однако и эти доводы обе судебные инстанции не обсудили и не оценили.

Однако Абдула Багомедов, физически крепкого телосложения, сумел у нападавшего нож отобрать и, находясь в состоянии душевного волнения, нанёс по ногам Максима Исакова от 10 до 15 ранений, после чего, переместив тело потерпевшего вглубь лесного массива метров на 10-20, покинул место происшествия.

Далее, после бессонной ночи, правильно осознав случившееся, около 17 часов 13 мая 2016 года обратился в Коллегию адвокатов за оказанием квалифицированной юридической помощи при оформлении явки с повинной и указания следственному органу места нахождения трупа Максима Исакова, что следует оценить как активное сотрудничество со следствием в целях раскрытия преступления; но и эти доводы обе судебные инстанции отбросили в угоду обвинению.

Уже после этого, в ночь с 13 на 14 мая 2016 года Абдула Багомедов дал признательные и чистосердечные показания как в качестве подозреваемого, так и в статусе обвиняемого.

Однако, сторона обвинения, проявляя профессиональную деформацию, упрямо игнорирует вполне установленный факт нахождения Абдулы Багомедова в состоянии необходимой обороны от реального, действительного посягательства со стороны нападавшего на него с ножом Максима Исакова, что и установлено ст. 37 УК РФ; а райсуд необоснованно занял именно сторону обвинения, как и апелляционная инстанция.

Доводы же подзащитного ничем не опровергнуты, т.к. очевидцев нет; но райсуд и здесь проявил незрячесть, одобренную апелляционной инстанцией.

Следовательно, исходя из того, что все неустранимые сомнения должны быть истолкованы в пользу подзащитного, согласно требованиям ч. 3 ст. 14 УПК РФ и гарантиям, установленным в ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, действия Абдулы Багомедова должны быть правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 114 УК РФ.

При определении подзащитному вида и меры наказания необходимо учесть, что, по реальной и состоятельной версии защиты, достижение целей исправления и перевоспитания в отношении Абдулы Багомедова, указанных в ч. 2 ст. 43 УК РФ, вполне возможно без лишения его свободы, без изоляции от общества, семьи и трудового коллектива, а с помощью мер общественного и воспитательно-профилактического воздействия, либо условного осуждения (ст. 73 УК РФ), что судом не учтено.

Так, действительно, Абдула Багомедов преступление совершил впервые, при наличии извинительных обстоятельств, обусловленных защитой чести и достоинства своей родной сестры, ставшей жертвой неправомерного поведения ловеласа Максима Исакова.

Далее, ранее Абдула Багомедов не только не совершал преступлений, но даже и не подвергался мерам административного, дисциплинарного либо общественного видов воздействия, т.е. имеет безупречную репутацию.

Далее, как по участию в общественном производстве, так и по поведению в семейно-бытовой обстановке Абдула Багомедов характеризуется только с положительной стороны, т.е. имеет правильную социальную адаптацию.

Далее, ранее уже отмечалось, что подзащитный имеет постоянное место жительства и работы.

Необходимо учесть, что свою вину в содеянном в рамках доказанного Абдула Багомедов чистосердечно признал, глубоко и искренне раскаялся; т.е. уже встал на путь исправления и перевоспитания.

Нахожу состоятельной просьбу к суду признать неправомерным поведение самого пострадавшего Максима Исакова, который действовал вопреки историческим, национальным, религиозным обычаям и традициям, которые и пытался отстоять Абдула Багомедов, хотя и перешёл грань дозволенного; чего райсуд не увидел.

На основании изложенного, в соответствии со ст.ст. 53 и 401.1 УПК РФ,
Прошу:

1. Возбудить по жалобе адвоката Пуртова М.Ф. кассационное производство и передать её на рассмотрение Президиума Суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры на предмет изменения приговора от 06.03.17г. Ханты-Мансийского райсуда и апелляционного определения от 31.05.17г., а именно переквалификации действий подзащитного на ч.1 ст.114 УК РФ и определения ему условного вида наказания с применением ст.73 УК РФ.
Приложение: 1. Ордер;
2. Копии судебных решений.
Адвокат: М.Ф. Пуртов

Оставить отзыв