С «Вторма» за старое…

Опубликовано 24 Дек 2013. Автор:

vtor_isk_1

Руководитель компании «Вторма» С. Бондарчук вновь считает сведения, проверкой которых занимаются компетентные органы, порочащими его репутацию и пытается отсудить у газеты 3 000 рублей…

Возражение на исковое заявление
о защите чести, достоинства и деловой репутации
по делу Бондарчука С.В. к ООО «Мой город», Н. Кельник, И. Никитину

Общество с ограниченной ответственностью «Мой город», являясь ответчиком по гражданскому иску гр. Бондарчука Сергея Владимировича к ООО «Мой город», Н. Кельник, И. Никитину, ознакомившись с заявленными Истцом требованиями, не согласившись с ними, на основании положений ст. 149 Гражданского процессуального кодекса РФ предоставляет по существу предмета спора следующие возражения:
Согласно постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» в соответствии со статьей 23 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени. В то же время, статьей 29 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода мысли и слова, а также свобода массовой информации.
Согласно части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Применительно к свободе массовой информации на территории Российской Федерации действует статья 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с частью 1 которой каждый человек имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.
В части 2 статьи 10 названной Конвенции указано, что осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.
По мнению ответчика, поданный С.В.Бондарчуком в Ханты-Мансийский районный суд в иск о защите чести, достоинства и деловой репутации в отношении ООО «Мой город», а также авторов статьи, есть ничто иное, как попытка самостоятельно «придумать», а в некоторых случаях, и додумать факты, которые, по мнению Истца, порочат его честь и достоинство. А аргументы, изложенные в исковом заявлении, зачастую являются голословными в отношении уважаемого Истца.
Так, С.В.Бондарчуком в исковом заявлении приведены фрагменты текста статьи «Шут и его короли», опубликованные в № 21(248) выпуска газеты «Мой город без цензуры», выдернутые из общего контекста авторского текста и представленные именно в той форме, в которой выгодно его видеть Истцу.
Аналогично, выдернутыми из общего контекста, анализировались данные материалы и экспертом. Иначе чем объяснить тот факт, что «ответ» на вопрос «Содержатся ли в статье «Шут и его короли» выпуска №21 (248) от 11 августа 2013 года газеты сведения о Сергее Владимировиче Бондарчуке» (стр. 10 — 13 заключения) экспертом был сделан вывод, что сведения содержатся именно об указанном лице, хотя то же отчество Истца в печатных материалах не упоминалось ни разу, а информация о том, что именно С.В.Бондарчук является руководителем компаний, указанных в тексте газетной статьи, предоставленными в суд материалами, имеющимися в деле, никак не подтверждена.
Исходя из контекста искового заявления все «порочащие» достоинства сведения и информация в отношении С.В.Бондарчука даже если бы и «распространялись», то не в отношении физического лица, как высокоуважаемой нами личности, а в отношении «руководителя» юридического лица, который своими действиями допустил (или мог допустить) значительные, по мнению автора статьи, нарушения действующих законов при осуществлении своей финансово-хозяйственной деятельности, т. е. деятельности, в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
Согласно положения ст. 40 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» единоличный исполнительный орган общества (генеральный директор, президент и другие) избирается общим собранием участников общества на срок, определенный уставом общества, если уставом общества решение этих вопросов не отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества. Единоличный исполнительный орган общества может быть избран также не из числа его участников.
Договор между обществом и лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа общества, подписывается от имени общества лицом, председательствовавшим на общем собрании участников общества, на котором избрано лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа общества, или участником общества, уполномоченным решением общего собрания участников общества, либо, если решение этих вопросов отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества, председателем совета директоров (наблюдательного совета) общества или лицом, уполномоченным решением совета директоров (наблюдательного совета) общества.
Пункт 2 указанной статьи гласит, что в качестве единоличного исполнительного органа общества может выступать только физическое лицо, при этом единоличный исполнительный орган общества без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы и совершает сделки.
Согласно постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», иски по делам, являющимся предметом разбирательства, вправе предъявить граждане и юридические лица, которые считают, что о них распространены не соответствующие действительности порочащие сведения.
Пунктом 5 части 1 статьи 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлена специальная подведомственность арбитражным судам дел о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
При этом согласно части 2 названной статьи указанные дела рассматриваются арбитражными судами независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане. Исходя из этого дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности не подведомственны судам общей юрисдикции.
Если сторонами спора о защите деловой репутации будут юридические лица или индивидуальные предприниматели в иной сфере, не относящейся к предпринимательской и иной экономической деятельности, то такой спор подведомствен суду общей юрисдикции.
Таким образом, по мнению ответчика, указанный спор, согласно положениям Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» подсуден Арбитражному суду Ханты-Мансийского автономного округа — Югры, а не Ханты-Мансийскому районному суду.
Согласно п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» судам по делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности.
Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащихся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок.
Ответчик просит суд принять во внимание тот факт, что большинство приводимых авторами статьи фактов, которые Истец считает для себя «оскорбительными» подтверждаются (и в материалах дела также несколько раз упоминаются с указанием на конкретные источники) материалами уголовных дел в отношении ООО «Вторма», а также материалами доследственных проверок, а остальные выводы авторов являются оценочными суждениями и выражением субъективного мнения автора, т. е., по сути, его «авторским домыслом».
В соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.
Также ответчик просит отметить, что на основании положения п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» статьей 33 Конституции Российской Федерации закреплено право граждан направлять личные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в установленный законом срок.
Согласно положениям ст. 141 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, заявление о преступлении может быть сделано в устном или письменном виде. Письменное заявление о преступлении должно быть подписано заявителем, при этом УПК не определено, в какой именно «письменной» форме должно быть сделано указанное заявление, а основным требованием является именно возможность идентификации лица, сделавшего указанное заявление.
Кроме того, на основании ч.2 ст. 144 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, по сообщению о преступлении, распространенному в средствах массовой информации, проверку проводит по поручению прокурора орган дознания, а также по поручению руководителя следственного органа следователь. Редакция, главный редактор соответствующего средства массовой информации обязаны передать по требованию прокурора, следователя или органа дознания имеющиеся в распоряжении соответствующего средства массовой информации документы и материалы, подтверждающие сообщение о преступлении, а также данные о лице, предоставившем указанную информацию, за исключением случаев, когда это лицо поставило условие о сохранении в тайне источника информации.
В статье, которая заявлена Истцом, как материал, ущемляющий его честь, достоинство и деловую репутацию, было указано, что данная статья опубликована в соответствии с ч. 2 ст. 144 УПК РФ, т. е., по сути, является заявлением о совершенном преступлении.
Постановление Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» определяет, что судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда гражданин (в данном случае, автор статьи) обращается в названные органы с заявлением, в котором приводит те или иные сведения (например, в правоохранительные органы с сообщением о предполагаемом, по его мнению, или совершенном либо готовящемся преступлении), но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.
Такие требования могут быть удовлетворены лишь в случае, если при рассмотрении дела суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом (пункты 1 и 2 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Ответчик также просит суд отметить, что на основании ст. 55 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации, доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.
Руководствуясь ст. 79 ГПК, при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.
Стороны, другие лица, участвующие в деле, имеют право просить суд назначить проведение экспертизы в конкретном судебно-экспертном учреждении или поручить ее конкретному эксперту, заявлять отвод эксперту, формулировать вопросы для эксперта, знакомиться с определением суда о назначении экспертизы и со сформулированными в нем вопросами.
Таким образом, предоставленные Истцом результаты экспертизы и выводы, сделанные экспертом Е.А.Березовской (ФГАОУ высшего профессионального образования «Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н.Ельцина), по мнению ответчика, не соответствуют положениям ст. 79 ГПК и не могут быть положены в основу решения суда.
При этом, Ответчик просит Суд отметить, что на основании положения ст. 67 ГПК, суд может оценить доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

На основании вышеизложенного ООО «Мой город»,
руководствуясь положениями ст. 194, 220 ГПК,  просит Суд:

1. Исковое производство по иску С.В.Бондарчука к ООО «Мой город», Н.Кельник, И. Никитину прекратить в связи с тем, что дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части первой статьи 134 Кодекса;

С уважением,
и.о. директора ООО «Мой город»                               А.И.Ильин

Оставить отзыв