Дополнительная апелляционная жалоба «В защиту осуждённого Котова А.В.»

Опубликовано 21 Авг 2017. Автор:

04.08.2017 Первомайским райсудом г. Омск (федеральный судья Е.Н. Штокаленко) постановлен приговор, которым ранее не судимый Котов А.В., прежде работавший директором БУ Омской области «АЖС», признан виновным в умышленном превышении своих служебных должностных полномочий, повлекших тяжкие последствия в виде причинения крупного материального ущерба (более 18 млн. руб.).

 

Омский областной судОмский областной суд Судебная коллегия по уголовным делам  (апелляционная инстанция)
(через Первомайский райсуд г. Омск, 644033, г. Омск, ул. 9-я Северная, д. 99, каб. 306, федеральному судье Е.Н. Штокаленко)
адвоката Пуртова М.Ф., действующего в интересах осуждённого 04.08.2017 по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФКотова А.В.,

Дополнительная апелляционная жалоба «В защиту осуждённого Котова А.В.»
04.08.2017  Первомайским  райсудом  г. Омск  (федеральный  судья Е.Н. Штокаленко)  постановлен  приговор,  которым  ранее не судимый Котов А.В., прежде работавший директором БУ Омской области «АЖС», признан виновным в умышленном превышении своих служебных должностных полномочий, повлекших тяжкие последствия в виде причинения крупного материального ущерба (более 18 млн. руб.).
Этим же приговором суд назначил Котову А.В. наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года 10 месяцев. Считаю состоявшийся и обжалуемый приговор суда явно ошибочным, необоснованным, а потому незаконным и подлежащим изменению.
07.08.2017 отправил заказной почтовой корреспонденцией апелляционную жалобу (копия первого листа прилагается).
Как следует из содержания обжалуемого приговора, Котов А.В. обвиняется в том, что в период с 25.07.2013 по 11.02.2015, не имея на то законных  полномочий,  единолично подписал 19 УФО «КС-2», 33 УФО «КС-3» на  общую сумму более 150 млн. руб., при том, что подрядчик, ООО «СЭМ» (г. Ханты-Мансийск), объём СМР на общую сумму более 18 млн. руб. не выполнил, оформив в этой части заведомо подложные и сфальсифицированные отчётные документы.
Далее, как указано в приговоре, Котов А.В., нарушая установленный порядок проверки отчётных документов, «отстранил» главных специалистов ОКС от проверки объёмов и стоимости выполненных работ, и, без проверки достоверности указанных в них сведений, зная о ложности данных об объёмах и стоимости выполненных работ, завизировал их и передал на оплату в бухгалтерию БУ Омской области «АЖС».
Однако, по реальной и состоятельной версии защиты, суду надлежало постановить оправдательный приговор за отсутствием состава преступления, т.к. абсолютно все доказательства добыты (получены) в ходе досудебного производства (предварительного следствия) ненадлежащим следственным органом, в подтверждение чего приводятся нижеперечисленные доводы.
Так,  действительно, инкриминируемое   Котову А.В.  преступление  было начато в г. Ханты-Мансийск, где были изготовлены сфальсифицированные отчётные документы, продолжено в г. Омск, где были подписаны подложные документы и окончено в г. Ханты-Мансийск, где  были получены и полностью истрачены похищенные денежные средства; т.е. где и был причинён крупный материальный ущерб.
Следовательно, согласно требованиям ч. 2 ст. 152 УПК РФ, надлежащим следственным органом должен был быть либо СУ Управления МВД России по ХМАО – Югре, либо СО МО МВД России «Ханты-Мансийский», но никак не СУ Управления МВД России по г. Омск.
Такая позиция полностью соответствует ст. 16 руководящих указаний Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 № 8 ( в ред. от 03.03.2015) «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия»: «Обратить внимание судов на необходимость выполнения конституционного положения о том, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции Российской Федерации), а также выполнения требований ст. 75 УПК РФ, в силу которой доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального законодательства, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения. (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 № 5)Разъяснить, что доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами».
Однако, такие выводы суда не подкреплены исследованными судом в порядке ст. 240 УПК РФ доказательствами. Так, допрошенный судом в качестве свидетеля Рабанин Г.Ф., в частности, показал, что «…директор БУ «АЖС» мог самостоятельно и единолично подписывать формы «КС-2…» (строки 10-11, абзац 1, лист 9 приговора); «Таким образом, Котов А.В., как руководитель БУ «АЖС», мог подписать любой документ от имени БУ «АЖС» (строки 37-38, абзац 1, оборот листа 9 приговора).
Далее, допрошенный судом в качестве свидетеля Кулик Е.С. показал, что он был назначен ответственным за строительство жилого дома на территории жилищного комплекса «Московка-2», что он посещал этот объект, расписывался в журнале общих работ, и что Котов А.В. лично его не отстранял от проверки УФО «КС-2» по дому № 8 (абзацы 1,2,3 листа 13 приговора).
Аналогичные показания дал суду и свидетель Семенихин Д.Н. (абзацы 4, 5 листа 13, абзац 1 листа 14 приговора), не сказавший ни слова об «отстранениях».
Далее, судом был допрошен свидетель Сажин А.М., показавший, что представители заказчика Москаленко П.С. и Кулик Е.С. регулярно появлялись на строительной площадке, контролировали ход строительства, проверяли выполненные работы. Раз в месяц приезжал и Котов А.В., осматривал объект, ругался по поводу отставания по срокам (абзац 2, лист 17 приговора).
Далее, судом была допрошена свидетель Ремизова В.М., показавшая, что контроль за ходом строительства дома № 8 на территории жилищного комплекса «Московка-2» осуществляли Москаленко П.С. и Кулик Е.С., которые выезжали на строительную площадку, проводили планёрки (абзац 4 листа 17 приговора).
Далее,  дал  суду  показания  и  свидетель Тихонов В.В. о том, что Котов А.В., как представитель заказчика, требовал ускорения хода строительства (абзац 2 листа 18 приговора).
В ходе судебного разбирательства защитой неоднократно заявлялись ходатайства в порядке ст. 271 УПК РФ о признании всех доказательств по данному уголовному делу недопустимыми доказательствами, согласно требованиям ч. 3 ст. 7, ч. 1 ст. 75 УПК РФ, поскольку их использование при осуществлении правосудия прямо запрещено в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ.
Далее, защита считает явно ошибочной странную позицию суда, изложенную в абзаце 4 листа 36, в абзацах 1 и 2 листа 37 приговора, поскольку она противоречит фактическим обстоятельствам по делу.
Так, осуществлять оценку правильности определения подследственности необходимо на момент начала и хода досудебного производства, а не в зависимости от результатов рассмотрения уголовного дела.
Далее, тем более надуманной и неуместной представляется позиция суда разделять оценку определения подследственности в зависимости от статьи обвинения: «Предварительное расследование по факту превышения Котовым А.В. должностных полномочий проведено ОРТППС, СОПГ СЧ по РОПД СУ УМВД России по Омской области правомерно» (абзац 2 листа 37 приговора). А далее суд отправляет процессуальных участников домысливать: по ч. 4 ст. 160 УК РФ следственный орган, возможно, и надлежащий, но ведь по этому преступлению Котов А.В. оправдан – мол, к чему тогда ворошить завалы?!. Однако, это представляется откровенной софистикой, поскольку уголовное дело едино, и расследовалось не отдельно, по статьям, а в целом; поэтому,  однозначно,  надлежащим  следственным органом  по  данному  делу  может  быть  только  в  случае дислокации его в г. Ханты-Мансийск.
Далее, в ходе судебного разбирательства сторона обвинения так и не представила ни одного допустимого либо достоверного доказательства, подтверждающего «умышленное превышение» Котовым А.В. своих служебных должностных полномочий, установленных контрактом, должностной инструкцией, ГК РФ, Постановлением Госкомстата РФ от 11.11.1999 № 100 и другими нормативными документами.
Далее, райсуд, делая в приговоре вывод о действиях Котова А.В. как умышленных, явно превышающих его должностные полномочия, т.к., по надуманному мнению первого, он якобы не имел права подписывать УФО «КС-2» и УФО «КС-3», если отсутствовали «обязательно необходимые» подписи ответственных, кураторов, контролёров, которые и «должны» были предварительно произвести приёмку выполненных работ и проверить достоверность изложенных в отчётных документах сведений, сослался наследующие правовые нормы:- п.п. 1, 2 и 4 ст. 753 ГК РФ;- п.п. 1, 3 Градостроительного кодекса РФ;- п. 5.2, 7.1, 7.3 СНИП 12-01-2004;- п. 3.1.3, 3.1.6, 6.1, 6.2, 6.3 МДС-12-3.2000;- «Положение о заказчике/застройщике (едином заказчике, дирекции строящегося предприятия) и техническом надзоре», утв. Постановлением Госстроя СССР от 02.02.1988 № 16;- приказы по БУ «АЖС».
Между тем, ни в одном из указанных выше правовых документов фактически не установлено, что Котов А.В. якобы «не имел права» единолично подписывать (а не «визировать») любые документы, в т. ч. и отчётные по линии строительства, до тех пор, пока «кураторы», «ответственные», «контролирующие» и т.д. не произведут проверку и не составят акты приёмки.
Что же касается ссылки суда на «Положение о заказчике/застройщике (едином заказчике, дирекции строящегося предприятия) и техническом надзоре» от 02.02.1988 № 16, то оно не может считаться действующим, т.к. отменено 08.06.2001 Постановлением Госстроя России № 58.
Поэтому,   по  мотивированной  версии   автора   данной  жалобы, Котов А.В., подписывая оформленные подрядчиком отчётные документы, действовал в рамках правового поля, тем более, что в установленных Постановлением Госкомстата РФ от 11.11.1999 № 100 формах УФО «КС-2» и УФО «КС-3» предусмотрены только подписи заказчика и подрядчика, а подписи т.н. «кураторов», «ответственных» отсутуствуют; расширительное же толкование перечня подписантов явно неправомерно.
Тем более, что данное постановление вообще не имеет юридической силы и не может влечь никаких юридических последствий, поскольку в Минюсте РФ не зарегистрировано и официально не опубликовано.
Следовательно, надуманные доводы суда в обжалуемом приговоре о якобы допущенном Котовым А.В. «превышении» своих служебных должностных полномочий не имеют под собой соответствующей доказательственной базы, тогда как этого не могло произойти даже чисто теоретически.
Так, при постановлении обжалуемого приговора суд совершенно проигнорировал ст. 19 руководящих указаний Постановления Президиума ВС РФ от 16.10.2009 № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»: «В отличие от предусмотренной статьей 285 УК РФ ответственности за совершение действий (бездействия) в пределах своей компетенции вопреки интересам службы ответственность за превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ) наступает в случае совершения должностным лицом активных действий, явно выходящих за пределы его полномочий, которые повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, если при этом должностное лицо осознавало, что действует за пределами возложенных на него полномочий.
Превышение должностных полномочий может выражаться, например, в совершении должностным лицом при исполнении служебных обязанностей действий, которые:относятся к полномочиям другого должностного лица (вышестоящего или равного по статусу);могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте (например, применение оружия в отношении несовершеннолетнего, если его действия не создавали реальной опасности для жизни других лиц);совершаются должностным лицом единолично, однако могут быть произведены только коллегиально либо в соответствии с порядком, установленным законом, по согласованию с другим должностным лицом или органом;никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать».
Вполне понятно, что ни один из приведённых примеров не применим к ситуации с Котовым А.В., который единолично реализовал принадлежащие ему полномочия.
Таким образом, Котов А.В. подлежит оправданию как по формальным (процессуальным) основаниям, так и по содержательным доводам (по существу), чего суд не сделал, грубо нарушив требования ч. 3 ст. 15 УПК РФ и ангажированно встав на сторону обвинения.
Вместе с тем, если оставить в стороне доводы о получении доказательств ненадлежащим следственным органом, что влечёт признание их недопустимыми, защита допускает квалификацию действий Котова А.В. как халатность (ч. 1 ст. 293 УК РФ), поскольку имело место ненадлежащее исполнение служебных обязанностей вследствие небрежного к ним отношения, однако к настоящему времени уже истекли предусмотренные п. 1 ч. 1 ст. 78 УК РФ сроки давности привлечения к уголовной ответственности, что влечёт прекращение уголовного преследования, в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.
Кроме того, если даже и согласиться с обоснованностью осуждения Котова А.В. по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, то и в этом случае обжалуемый приговор подлежит изменению, т.к. назначенное наказание является явно несправедливым.
Так, согласно положениям ч. 2 ст. 43 УК РФ, главным предназначением уголовного наказания является достижение целей исправления и перевоспитания, что в данном случае вполне достижимо с помощью мер общественного  и воспитательно-профилактического воздействия.
Далее, в ч. 2 ст. 1 руководящих указаний Постановления Пленума Верховного  Суда РФ  от 22.12.2012  № 58 (в  ред.  Постановления  от 22.11.2016 № 56) «О практике назначения судами РФ уголовного наказания» разъясняется: «Согласно ст. 6 УК РФ, справедливость наказания заключается в его соответствии характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного».Так, как следует из исследованных судом в порядке ст. 240 УПК РФ доказательств, в частности, заключений судебных строительно-технической и бухгалтерской экспертиз, двух решений Арбитражного суда Омской области, имеющих преюдициальный характер, вещественных доказательств в виде платёжных поручений и отчётных документов УФО «КС-2» и УФО «КС-3», именно сотрудники ООО «СЭМ» сфальсифицировали часть из них, что дало им практическую возможность похитить денежные средства и полностью истратить их по собственному усмотрению.
Конечно,  в  этих  обстоятельствах  есть определённая доля вины Котова А.В., который недоглядел, недоконтролировал, недопроверил, но ведь вполне очевидна главная ответственность правоохранительных органов, которые даже к настоящему времени так и не возбудили уголовное  дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ, хотя хорошо известны все неразоблачённые фигуранты этой преступной схемы.
Далее, судом в должной мере так и не оценены данные о личности Котова А.В.
Так, Котов А.В. ранее не только не совершал никаких преступлений, но даже и не подвергался каким-либо мерам общественного, дисциплинарного или административного воздействия.
Далее, по участию в общественном производстве и поведению в семейно-бытовой обстановке Котов А.В. характеризуется только с положительной стороны, следовательно, имеет совершенно безупречную социально-бытовую репутацию и правильную общественную адаптацию.
Далее, Котов А.В. длительное время добросовестно служил в Вооружённых Силах РФ, уволен  на пенсию, боевой офицер, неоднократно участвовал в боевых действиях по наведению конституционного порядка, находясь в «горячих точках», получил тяжёлые ранения и контузию, а его заслуги перед Родиной отмечены правительственными наградами.
Следовательно, суд вполне мог применить  к Котову А.В. условное наказание с примененнием ст. 73 УК РФ, т.к. никаких правовых препятствий для этого не имеется. Однако судом эти доводы даже не обсуждались, и потому не получили никакой правовой оценки.
На основании изложенного выше, в соответствии со ст. 53, п.п. 1, 2, 3, 4 ст. 389.15 УПК РФ,
Прошу:
1. Переквалифицировать действия Котова А.В. с п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ на ч. 1 ст. 293 УК РФ и прекратить уголовное преследование за истечением установленных п. 1 ч. 1 ст. 78 УК РФ сроков давности привлечения к уголовной ответственности на основании ч. 3 ст. 24 УПК РФ.        В случае подтверждения квалификации действий Котова А.В. по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ,  применить  к нему условное осуждение с применением ст. 73 УК РФ.
Приложение:  1. 3 копии апелляционной жалобы                 для процессуальных участников.

Адвокат:                                                                  (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв