Кассационная жалоба

Опубликовано 13 Ноя 2017. Автор:

26.10.2016 Советский районный суд ХМАО – Югры, рассмотрев исковое заявление Кокотунова Ю.А. об установлении фактов, имеющих юридическое значение, а именно действительного обучения Кокотунова Юрия Анатольевича в ФГБОУ ВПО «РГСУ»

 

Верховный Суд Российской ФедерацииВерховный Суд Российской Федерации121260, Москва, ул. Поварская, 15
Председателю Верховного Суда РФВ.М. Лебедеву
Истец (кассатор):   Кокотунов Юрий Анатольевич, прож. ХМАО – Югра,  г. Советский, мкр. «Нефтяник», д. 25, кв. 20,  тел.: 8 (908) 889-77-72;
Ответчик:   Федеральное государственноебюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования«Российский государственный социальный университет»,ИНН 7718084994ОГРН 1027700134879Адрес: 129226, г. Москва,ул. Вильгельма Пика, д. 4, стр. 1,тел.: +7 (495) 255-67-67,эл.почта: info@rgsu.net
Дело № 2-1089/2016
Госпошлиной не облагается,согласно п. 3 ст. 17 Закона от 07.02.1992 № 2300-1,п.п. 4 п. 2, п. 3 ст. 333.36 НК РФ

Кассационная жалоба
26.10.2016  Советский районный суд ХМАО – Югры, рассмотрев исковое заявление Кокотунова Ю.А. об установлении фактов, имеющих юридическое значение, а именно действительного обучения Кокотунова Юрия Анатольевича в ФГБОУ ВПО «РГСУ», успешной сдачи итоговой аттестации полностью, законного получения высшего образования, законного получения диплома о высшем образовании и об обязании ФГБОУ ВПО «РГСУ» (далее – ФГБОУ ВПО РГСУ, РГСУ, ответчик) выполнить действия, вытекающие из обязанности исполнить заключённый с потребителем договор о предоставлении ВУЗом возмездных образовательных услуг, принял решение, которым в удовлетворении заявленных требований отказал полностью (копия решения прилагается).
16.03.2017 постановлено апелляционное определение, которым указанное выше решение райсуда оставлено без изменения, а жалоба кассатора – без удовлетворения (копия апелляционного определения прилагается).
05.10.2017 судья Суда ХМАО – Югры Ковалёв А.А. вынес определение об отказе в передаче  кассационной  жалобы на рассмотрение Президиума Суда ХМАО – Югры (ответ прилагается). По реальной и состоятельной версии кассатора, обжалуемые судебные постановления являются ошибочными, необоснованными, а потому незаконными и подлежащими отмене, с учётом ряда мотивированных доводов, заслуживающих уважения и удовлетворения.
Так, решение райсуда вынесено с целым рядом нарушений норм материального и процессуального права, указанных в п.п. 1, 2, 3, 4 ч. 1, п.п. 1, 2, 3 ч. 2 ст. 330 ГПК РФ, а именно:   1) неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела;   2) недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела;   3) несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении, обстоятельствам дела;   4) нарушение или неправильное применение норм материального, процессуального права;   5) неприменение закона, подлежащего применению;   6) неправильное истолкование закона,однако ни апелляционная, ни кассационная судебные инстанции эти доводы не обсудили, поэтому они не получили правовой оценки.
Далее, доводы истца, указанные в исковом заявлении и письменных объяснениях, должной  и объективной оценки райсуда не получили и не обсуждены, в нарушение ч. 4 ст. 67, ч. 1 ст. 68, ч. 4 ст. 198 ГПК РФ, а «основания» критической оценки доказательств не мотивированы; но и в этом случае вышестоящие инстанции ошибки не исправили.
Так, на стр. 6 решения райсуд указывает, что истец якобы «не представил» доказательств оформления заявления об обучении по сокращённой или ускоренной программе, однако данный вывод противоречит приведённым на стр. 10 показаниям свидетелей Дарий Е.А. и Южаковой Е.М. о том, что в ВУЗе имелись совкращённые и ускоренные программы, и что истец обучался по ускоренной программе, сокращённой форме обучения на базе среднего образования, с установленным сроком обучения 4 года; но и эти доводы оказались вне внимания вышестоящих судебных инстанций.
Поставив под сомнение показания данных свидетелей ввиду наличия на первом листе договора от 06.02.2012 № 1826/3-1 срока обучения, согласно учебному плану, 5,5 лет, райсуд игнорирует приведённую истцом в письменных пояснениях ссылку на п. 6.1 приказа Минобразования РФ от 13.05.2002 № 1725, согласно которому желание обучаться по сокращённой программе может быть изложено также после зачисления на освоение основной образовательной программы с полным сроком обучения путём подачи заявления; однако обе вышестоящие судебные инстанции и эти доводы проигнорировали.
Однако, согласно приведённому нормативному акту, указание в договоре срока обучения по основной образовательной программе в 5,6 лет не может опровергать показания свидетелей, т.к. заявление могло быть написано истцом и после заключения договора, и перевод истца на ускоренную форму обучения являлся в данном случае законным и обоснованным, что так же требует обсуждения и оценки.
Далее, вывод райсуда на стр. 6 решения противоречит его же выводам на стр. 9, где указано, что «желание обучаться по ускоренной программе может быть изложено после прохождения первой промежуточной аттестации в ВУЗе, в том числе, досрочной»; т.е. из самого решения райсуда следует, что в договоре о возмездном оказании образовательных услуг и должен был стоять срок обучения по общему учебному плану, а срок обучения при переводе истца на ускоренную образовательную программу должен был измениться уже после заключения договора. И эту ошибку не устранили обе вышестоящие судебные инстанции.
Далее, приведённый на стр. 10 решения райсуда вывод о том, что показания свидетелей о наличии стандартного бланка договора и технической ошибки при заполнении  договора с истцом необоснован, т.к.  эти два обстоятельства не противоречат друг другу, и совершение технической ошибки в виде не исправления работником ответчика срока обучения истца в договоре является следствием именно наличия стандартных бланков договора, изготавливаемых посредством компьютера и принтера, в которые требовалось вносить изменения при заполнении. На это указывает и факт заполнения данных студента не рукописным способом, а внесением изменений в файл перед его отправкой на печать. Но и этот довод кассатора не обсуждён и не оценён обеими вышестоящими судебными инстанциями.
Далее, наличие или отсутствие завления о переводе на ускоренную форму обучения не может опровергнуть факт действительного перевода ВУЗом студента на данную форму обучения; т.е. посчитав наличие данного заявления важным обстоятельством дела, райсуд, в нарушение ст. 57 ГПК РФ, проигнорировал пояснение представителя истца (стр. 4 протокола судебного заседания) о наличии у истца незаверенной копии его заявления на имя ректора ВУЗа с отметкой о просьбе обучать его по сокращённой форме. И апелляционная, и кассационная инстанции не стали обсуждать и эти доводы кассатора.
Райсуд не принял никаких мер к проверке данного довода истца или получению данного доказательства от ответчика, хотя копия данного заявления была представлена истцом суду (стр. 23 протокола судебного заседания, копия заявления ректору РГСУ о допуске к аттестационным испытаниям и участию в конкурсе для зачисления на третий курс) и подтверждалась показаниями свидетелей. И эту ошибку райсуда необходимо устранять.
Далее, отсутствие у истца дополнительного соглашения о переводе на ускоренную форму обучения к договору возмездного оказания образовательных услуг не может являться доказательством того, что такой перевод не был произведён, поскольку, согласно приказу Минобразования РФ от 13.05.2002 № 1725, заключение такого дополнительного соглашения не является для перевода на ускоренную или сокращённую формы обучения обязательным. Соответственно, вывод райсуда о том, что отсутствие данного дополнительного соглашения  является доказательством обучения истца по общему учебному плану, основан на неправильном применении норм материального права. И эта ошибка райсуда остаётся неустранённой.
Далее, якобы «установленные» райсудом обстоятельства, имеющие значение для дела, не доказаны. Так, представление ответчиком копии общего учебного плана по специальности «Государственное и муниципальное управление» 080504.65, рассчитанного на 6 лет, необоснованно принятого райсудом в качестве доказательства доводов ответчика, не опровергает возможность обучения истца по ускоренной программе, т.к. свидетели на прямо поставленные вопросы подтвердили наличие у ответчика и других учебных планов, предусматривающих обучение истца по данной специальности по сокращённой и ускоренной программе (свидетель Южакова Е.М., л. 6 протокола судебного заседания; свидетель Дарий Е.А., л. 13, 14, 15, 16 протокола судебного заседания). И в этом случае обе вышестоящие судебные инстанции самоустранились от исправления ошибок райсуда. Кроме того, в представленной ответчиком копии общего учебного плана по специальности «Государственное и муниципальное управление» 080504.65, рассчитанного на 6 лет, на первом листе прямо указано, что данный план рассчитан на 2007 год набора студентов, а свидетель Дарий Е.А. на прямой вопрос представителя истца после предоставления судом возможности ознакомиться с этой представленной ответчиком копией учебного плана показала, что это не тот учебный план, по которому обучался истец (л. 16 протокола судебного заседания). И в этот раз обе вышестоящие судебные инстанции заняли позицию стороннего наблюдателя.
Далее, сам факт предоставления ответчиком копии только одного из учебных планов вообще не может являться доказательством «отсутствия» любых других учебных планов, но и эта ошибка осталась «незамеченной».
Таким образом, судом, в нарушение ст. 59 ГПК РФ, необоснованно принят в качестве доказательства учебный план по специальности «Государственное и муниципальное управление» 080504.65 для 2007 года набора студентов, т.е. не имеющий отношения ни к началу получения кассатором высшего образования по специальности «Менеджмент» (к поступлению кассатора в 2009 году в НОУ ВПО МИКБ), ни к переводу кассатора в 2011 году в Советский филиал ФГБОУ ВПО РГСУ; т.е. данный план не имеет значения для рассмотрения и разрешения дела, но, в нарушение ст.ст. 67, 196, 197 ГПК РФ, он был положен райсудом в основу решения по делу. Однако, и этот довод не обсуждён и не получил оценки.
На стр. 10 решения райсуд необоснованно указывает, что истцом (кассатором) не представлено  доказательств  полной  оплаты  обучения,  но  данный  его вывод основан на ошибочном  толковании закона, а потому первое нарушает единообразие правоприменения и единообразие судебной практики.
Так,  Президиум  Белгородского  областного  суда в постановлении от 25.10.2012 № Г-44-56 пришёл к достоверному выводу о том, что удержание дипломов в качестве дополнительного условия при наличии задолженности по оплате за обучение, как и их невыдача, противоречит законодательству. К аналогичному решению пришла Судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда в определении от 26.01.2009.
Таким образом, райсудом, в нарушение ст. 59 ГПК РФ, в основу решения ошибочно положены неотносимые доказательства.
Кроме того, ответчик в своих возражениях и не заявлял о наличии задолженности истца по оплате за обучение.
Более того, вывод райсуда о неполной оплате истцом обучения противоречит даже представленным ответчиком копиям приказов о переводе на 5 курс и отчисления из-за непосещения занятий (хотя истец и оспаривает данные приказы, но они положены в основу решения самим судом), т.к. при наличии задолженности истца по оплате обучения ответчик не издал бы приказа о его пререводе на 5 курс и отчислил бы его именно за неуплату. Но и этот пробел не обсуждён и не оценён.
Вывод райсуда об отсутствии полной оплаты обучения со стороны истца также опровергается показаниями свидетеля Дарий Е.А., чему не дана правовая оценка.
Далее, на стр. 10 решения райсуд ссылается, в качестве подтверждения доводов ответчика, на приказ РГСУ от 25.03.2014 № 1832-лфс «Об отчислении».
Однако, в нарушение ч. 2 ст. 55, ч. 1 ст. 68, ч. 4 ст. 198 ГПК РФ, райсуд проигнорировал довод истца, изложенный в письменных объяснениях на возражения ответчика, о том, что приказ об отчислении истца, на который ссылается ответчик, издан с существенным нарушением норм п. 1, п. 4 ст. 450.1 ГПК РФ, ст. 43 Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЗ, п. 80 Положения, утверждённого Постановлением Правительства РФ от 14.02.2008 № 71, пунктов 3, 4, 9 Порядка, утверждённого Приказом Минобрнауки РФ от 15.03.2013 № 185, что влечёт незаконность приказа РГСУ от 25.03.2014 № 1832-лфс «Об отчислении», и, соответственно, согласно п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16, ч. 2 ст. 55 ГПК РФ, о признании данного приказа недопустимым доказательством.
Однако, данный довод истца (кассатора) не получил оценки ни в одной из вышестоящих судебных инстанций.
Более  того, на  стр. 10  решения   райсуд   указывает,  что  приказ  от  25.03.2014  № 1832-лфс «Об отчислении» был издан на основании служебной записки от 24.03.2014 № ЛФС/СОВ/61 директора филиала РГСУ в г. Советский Дарий Е.А.; при этом суд проигнорировал указанный в письменных пояснениях довод истца о том, что оригинал  или  надлежаще  заверенная копия данной служебной записки в суд не представлена, а также  свидетельские  показания  бывшего  директора филиала РГСУ в г. Советский Дарий Е.А., которая факт составления и отправлени такой записки полностью опровергла.Заняв позицию ответчика, обе вышестоящие судебные инстанции и эту грубую ошибку райсуда «узаконили».
Далее, райсуд проигнорировал и показания свидетеля Южаковой Е.М. (стр. 8 протокола судебного заседания) о том, что истец был отчислен после получения диплома в  2013  году,  а  не согласно якобы  имевшему  место  приказу  ответчика  от  25.03.2014 № 1832-лфс «Об отчислении»; но и эта ошибка первого продублирована обеими вышестоящими судебными инстанциями.
Далее, райсуд мотивировал в решении критическую оценку показаний свидетелей об  обучении  истца  по четырёхлетнему  учебному  плану в течение 8 семестров в МИКБ и РСГУ, достаточных  для  получения  высшего образования,  ссылаясь лишь на надуманный довод  ответчика  о существовании  общего учебного плана,  рассчитанного на 6 лет, и копий приказов ответчика, с которыми истец не был ознакомлен, достоверность которых опровергли свидетельские показания не только бывших, но и действующего работника ответчика, никаких оснований сомневаться в непредвзятости которого не имелось; но и в этих противоречиях обе вышестоящие судебные инстанции не стали разбираться.
Немотивированно отклонив доводы истца (кассатора) о сомнительности представленных ответчиком документов, райсуд не дал в решении никакой оценки представленным истцом письменным доказательствам, надлежаще заверенным копиям приказа РГСУ от 13.05.2013 № 2565-ф/с «О допуске к итоговой государственной аттестации»,  приказа  РГСУ  от 16.07.2013  № 6076-ф/с  «Об отчислении»,  диплома КД № 34086 (регистрационный номер 131051 от 24.07.2013) о присуждении Кокотунову Ю.А. решением государственной аттестационной комиссии от 25.05.2013 квалификации «Менеджер по специальности «Государственное и муниципальное управление», приложения к данному диплому, подписанным председателем государственной аттестационной комиссии Марушкиным А.Н., ректором РПСГУ, секретарём комиссии, Акта от 18.12.2013 № 129/1 «О списании выданных бланков документов государственного образца об образовании». И в этом случае обе вышестоящие судебные инстанции не стали вникать в причины явной предвзятости райсуда.
Далее, райсуд полностью проигнорировал доводы истца о том, что диплом был выдан, согласно записи в нём, 24.07.2013, а Акт от 18.12.2013 № 129/1 «О списании выданных бланков документов государственного образца об образовании» на списание выданного истцу диплома проректор по учебно-воспитательной работе ответчика Солдатов А.А. утвердил только 28.02.2014, т.е. по прошествии, как минимум, 6 месяцев с момента, когда истец перестал посещать занятия в ВУЗе, о чём не могло не быть известно работникам ответчика. И эти ошибки райсуда были продублированы в судах ХМАО – Югры.
Далее, приведённый на стр. 11 решения райсуда вывод о том, что указанный в дипломе срок обучения 5 лет якобы «противоречит» установленным в суде обстоятельствам об обучении у ответчика в период с ноября 2011 года по май 2013 года, явно ошибочен и основан на неприменении райсудом закона, подлежащего применению, и противоречит п. 6.6 Инструкции о порядке выдачи документов государственного образца о высшем профессиональном образовании, заполнении и хранении соответствующих бланков документов, утверждённой Приказом Министерства образования Российской Федерации (Минобрнауки РФ) от 10.03.2005 № 65 «Об утверждении Инструкции о порядке выдачи документов государственного образца о высшем профессиональном образовании, заполнении и хранении соответствующих бланков документов»: «6.6. После слов «Нормативный период обучения по очной форме» указывается период обучения, указанный в ГОС ВПО по направлению подготовки (специальности), по которому выпускник ВУЗа заканчивал обучение в ВУЗе, независимо от формы обучения выпускника (очной или очно-заочной (вечерней), или заочной, или экстерната». Но и эту ошибку райсуда утвердили обе вышестоящие судебные инстанции.
Таким образом, в выданном ответчиком Кокотунову Ю.А. дипломе КД № 34086 (регистрационный номер 131051 от 24.07.2013) совершенно верно указан именно нормативный (а не фактический) срок обучения, согласно государственному образовательному стандарту вышего профессионального обучения – 5 лет, а вывод райсуда в решении о «невозможности» завершения истцом успешного освоения программы обучения за время его фактического обучения в МИКБ и РГСУ в течение 8 семестров (4 лет обучения) является неверным и необоснованным, а также противоречит совокупности других доказательств по делу.
Далее, на стр. 11 решения райсуд указывает, что истец не представил никаких документов, подтверждающих сдачу им государственных экзаменов и успешную защиту дипломной работы, а также протоколов заключительного заседания государственной аттестационной комиссии в ФГБОУ ВПО РГСУ в г. Советский, что не соответствует обстоятельствам дела и нормам материального права, но и это осталось вне внимания обеих вышестоящих судебных инстанций.
Но данный вывод суда основан на, как уже было указано, сделанном ранее судом неверном выводе о якобы имеющем место противоречии указанного в дипломе срока обучения в 5 лет сроку фактического обучения, а также на неверном применении норм материального права:      1) ни п.16 Положения, утверждённого приказом Министерства образования РФ от 25.03.2003 № 1155 «Об утверждении Положения об итоговой государственной аттестации выпускников высших учебных заведений Российской Федерации», на который ссылается райсуд на стр. 11, ни какой-либо другой из пунктов данного нормативного акта не предусматривает выдачи на руки выпускникам протоколов заседания государственной аттестационной комиссии; 2) ни  Федеральный  закон  от  22.08.1998  № 125-ФЗ,  ни  Закон РФ от 10.07.1992 № 3266-1, ни Федеральный закон от 29.12.2012 № 247-ФЗ не предусматривают обязанности выпускника подтверждать успешное прохождение итоговых аттестационных испытаний или присвоение квалификации протоколом государственной аттестационной комиссии; 3) наоборот, п. 1, п. 2 ст. 7 Федерального закона от 22.08.1996 № 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», п. 1 ст. 27 Закона РФ от 10.07.1992 № 3266-1 «Об образовании», ч.ч 3, 4 ст. 60 Федерального закона от 29.12.2012 № 247-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» указывают на то, что документом, подтверждающим успешное прохождение выпускником государственных итоговых аттестационных испытаний, является именно диплом.
Между тем, истец фактически представил райсуду доказательство успешного прохождения им итоговых аттестационных испытаний перед государственной аттестационной комиссией ответчика – подлинный, с подписями должностных лиц ответчика, оттиском печати ответчика, надлежаще оформленный и зарегистрированный ответчиком диплом КД № 34086, регистрационный номер 131051 от 24.07.2013, выданный ответчиком на имя истца.
Вопреки позиции райсуда, обязанность истца доказывать факт успешного прохождения им итоговых аттестационных испытаний другими, не предусмотреными законом документами, нарушает требования ст. 60 ГПК РФ, что не устранено ни одной из вышестоящих судебных инстанций.
Протоколы заседания государственной аттестационной комиссии в ФГБОУ ВПО РГСУ в г. Советский за май 2013 года находятся у ответчика, который по закону обязан обеспечивать их сохранность, однако их суду не представил, факта отсутствия в них записей о сдаче Кокотуновым Ю.А. итоговых аттестационных испытаний перед государственной аттестационной комиссией ответчика, в нарушение ст. 56 ГПК РФ, не доказал, хотя именно ответчик в своих возражениях утверждал существование данного обстоятельства.
При таких обстоятельствах, в совокупности с вышеприведёнными требованиями ст. 60 ГПК РФ, возложение судом на истца обязанности представлять в качестве доказательств письменные документы, которые у него не должны были находиться, является со стороны райсуда нарушением требований ст. 56 ГПК РФ и незаконным переложением на истца бремени доказывания.
Приведённые требования нормативных актов доказывают, что сделанный райсудом вывод о том, что истец, его представитель и свидетели не смогли доказать суду факт того, что Кокотунов Ю.А. сдал государственные экзамены и защитил дипломную работу в ФГБОУ ВПО «РГСУ» в г. Советский, является следствием неправильного применения судом норм материального права, необоснован и не соответствует фактическим обстоятельствам дела, что требует устранения.
Кроме того, согласно п. 4 ст. 7 Федерального закона от 22.08.1996 № 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» (о применении данного закона к спорным правоотношениям райсуд указывает на стр. 11 решения): «решение государственной аттестационной комиссии о присвоении выпускнику квалификации (степени) и выдаче ему документа государственного образца о высшем профессиональном образовании может быть отменено федеральным органом исполнительной власти, утвердившим председателя государственной аттестационной комиссии, только в случае, если по вине обучающегося нарушен установленный порядок выдачи документов государственного образца о высшем профессиональном образовании».
Однако такого решения никем не принималось, вина обучающегося в нарушении установленного порядка выдачи диплома не доказана, доказательства данных обстоятельств в материалах дела отсутствуют.
Процитированный на стр. 6 решения Акт № 129/1, в котором комиссия ответчика выразила сомнения в ходе служебного расследования, таким не может быть признан.
Далее, хотя райсуд ссылается в решении на заключение судебной криминалистической экспертизы от 09.12.2015 № 369 о том, что диплом КД № 34086, регистрационный номер 131051, выданный ответчиком на имя Кокотунова Ю.А. 24.07.2013, является подлинным, изготовлен по технологии Гознака, оттиск круглой печати на дипломе выполнен именно печатью РГСУ, но не даёт данному доказательству никакой оценки в решении, потеряв объективность и открыто встав на сторону ответчика, что никак не устранили обе вышестоящие судебные инстанции.
Райсуд также необоснованно не дал оценки и не обсудил в своём решении доводы истца о том, что ответчик факт приобретения РГСУ бланка диплома о высшем образовании КД № 34086, подлинность бланка диплома КД № 34086, имеющихся в нём подписей председателя государственной аттестационной комиссии, ректора РГСУ, оттиска круглой печати ответчика (головного офиса, не филиала) не оспаривает, т.е. признаёт.
Далее, факт  законной и обоснованной выдачи Кокотунову Ю.А. диплома о высшем образовании КД 34086, согласованной и одобренной ответчиком, подтверждается Актом от 18.12.2013 № 129/1 «О списании выданных бланков документов государственного образца об образовании» (копия акта имеется в материалах дела).
Далее, ответчик  факт  подлинности данного акта признаёт, как признаёт и факт его подписания  проректором по учебно-воспитательной работе РГСУ Солдатовым А.А., чему оценки не дано.
Никакого иного акта на списание бланка диплома КД 34086  или Акта от 18.12.2013 № 129/1 «О списании выданных бланков документов государственного образца об образовании» с иным содержанием ответчик суду не предоставил, но и этот довод истца оставлен без внимания и оценки.
Далее, райсуд, в нарушение ч. 2 ст. 196, ч. 4 ст. 198 ГПК РФ, не выяснил обстоятельство, имеющее важное значение для рассмотрения дела, проигнорировав  довод истца и имеющиеся в деле письменные доказательства о том, что наличие у него подлинного диплома КД № 34086 с регистрационным номером 131051 свидетельствует о том, что данный диплом был внесён ответчиком с указанием фамилии, имени и отчества получившего данный диплом выпускника, согласно приказам Министерства образования и науки РФ от 10.03.2005 № 65 и от 13.02.2014 № 112, в книгу регистрации выданных документов об образовании и о квалификации РГСУ, имеющуюся и хранящуюся у ответчика в г. Москва, доступ к которой и у истца, и у свидетелей полностью отсутствовал.
Далее, райсуд не дал оценки в решении доводам истца и его представителя о соответствии числа сданных истцом зачётов и экзаменов в МИКБ и РГСУ в течение 8 семестров (4 лет обучения) количеству зачётов и экзаменов, указанному в представленной ответчиком копии учебного плана, что свидетельствует об успешном освоении истцом в ФГБОУ ВПО «РГСУ» учебного плана выбранной специальности по ускоренной программе обучения.
Однако, обе вышестоящие судебные инстанции ни одну из грубых ошибок райсуда, ни одного из допущенных последним грубых нарушений закона не устранили, лишь продублировав их.
На стр. 8 определения апелляционная инстанция указывает, что приём лиц, имеющих среднее профессиональное образование соответствующего профиля для обучения по сокращённым программам в специально формируемых ВУЗом группах осуществляется на первый курс, что противоречит п. 6.1 приказа Минобразования РФ от 13.05.2002 № 1725 «Об утверждении Условий освоения основных образовательных программ высшего профессионального образования в сокращённые сроки»: «Желание обучаться по сокращённой программе может быть изложено также после зачисления на освоение основной образовательной программы с полным сроком обучения путём подачи заявления на имя ректора (декана) ВУЗа»., из которого следует, что просить перевода на сокращённую программу может не только поступивший на первый курс, но и тот, кто уже был зачислен и учится, в том числе, и на последующих курсах.
Повторное зачисление на первый курс студента, уже его окончившего и обучающегося на другом курсе (1, 2, 3, 4…) в случае, если студент написал заявление о переводе на обучение по сокращённой программе, явно не соответствует логике документа, его смыслу в сочетании с «Порядком перевода студентов из одного высшего учебного заведения Российской Федерации в другое», утверждённом приказом Минобразования РФ от 24.02.1998 № 501, который не предусматривает перевод на первый курс, если студентом ликвидирована академическая задолженность, полностью пройдена аттестация, и ему «перезачтены» дисциплины; при этом приказ Минобразования РФ от 13.05.2002 № 1725 «Об утверждении Условий освоения основных образовательных программ высшего профессионального образования в сокращённые сроки» не запрещает обучение по сокращённым и ускоренным программам студентов-переводников.
Кроме того, ссылка апелляционной инстанции на непринятие истца (кассатора) на первый курс как доказательство «не перевода» его на сокращённую или ускоренную форму обучения явно противоречит п.п. 4 и 5 приказа Минобразования РФ от 13.05.2002 № 1725 «Об утверждении Условий освоения основных образовательных программ высшего профессионального образования в сокращённые сроки»:
«4. Ускоренная основная образовательная программа высшего профессионального образования (далее – ускоренная программа) может реализовываться ВУЗом для лиц, способных освоить в полном объёме основную образовательную программу высшего профессионального образования за более короткий срок.
5. Сокращённая программа высшего профессионального образования может реализовываться как ускоренная (сокращённая ускоренная образовательная программа высшего профессионального образования)».Далее, на стр. 8 определения апелляционной инстанции содержится ссылка на то, что нет приказа о переводе истца (кассатора) на шестой курс, но ни один из приказов Минобразования РФ и не  трбует, чтобы студент обучался именно шесть курсов – их количество зависит от учебной программы, и оно может быть и меньше шести, потому что курс – это учебный год.
При обучении по сокращённым или ускоренным программам нигде не указано, что должно быть именно шесть курсов, и нет требования об обязательном издании приказа о переводе на следующий курс именно и включительно до шестого.
Наоборот, поскольку существуют программы сокращённые и ускоренные, курсов (учебных лет) и должно быть меньше шести.
То есть суд апелляционной инстанции в своём определении основывает выводы на отсутствии доказательства, которого и не должно быть.
Далее, на стр. 8 определения суд апелляционной инстанции почти точно повторяет фразу Советского  райсуда о том, что приказ РГСУ (доказательство истца) от 13.05.2013 № 2565-ф/с «О допуске к итоговой государственной аттестации» противоречит приказу ответчика с таким же номером, но полностью игнорирует довод истца о том, что представленный им приказ соответствует фактическим обстоятельствам дела (допуску к экзаменам), а приказ ответчика действительности не соответствует.
При  противоречии содержания двух письменных доказательств суд должен был руководствоваться правилами ч. 7 ст. 67 ГПК РФ: «если…представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств», доверять именно тому доказательству, которое соответствует обстоятельствам дела и подтверждается другими доказательствами (в данном случае – показаниями свидетелей, чего не сделал ответчик), т.е. принять в качестве письменного доказательства именно экземпляр приказа от 13.05.2012 № 2565-ф/с «О допуске  к итоговой  аттестации» истца (кассатора).
На стр. 9 определения суд апелляционной инстанции мотивирует обоснованность сомнений в показаниях свидетелей тем, что свидетельские показания не подтверждаются другими письменными доказательствами и противоречат доказательствам ответчика, что прямо противоречит обстоятельствам дела:        1. Свидетельские показания подтверждены надлежаще оформленными письменными доказательствами, представленными истцом (кассатором);        2. Свидетельские показания соответствуют фактическим обстоятельствам дела.
И:        1. Письменные доказательства ответчика противоречат фактическим обстоятельствам дела;        2. Письменные доказательства ответчика противоречат письменным доказательствам истца;       3. Письменные доказательства ответчика не подтверждены никакими другими доказательствами, и принятие судом апелляционной инстанции письменных доказательств ответчика в основу решения противоречит ч. 7 ст. 67 ГПК РФ.
Далее, апелляционная инстанция указывает, что ответчик отрицает наличие протоколов экзаменационных комиссий в отношении истца, а истец таких доказательств не представил, но при  этом совершенно игнорирует то, что ответчик своё утверждение надлежащими письменными доказательствами (которыми являются ВСЕ протоколы экзаменационных комиссий за май 2013 года, при условии отсутствия в них фамилии истца) не подтверждает, что не может являться фактическим подтверждением отсутствия протоколов экзаменационных комиссий в отношении истца.
На стр. 10 определения апелляционная инстанция указывает, что судом установлено, что решения государственной комиссии о присвоении истцу квалификации и выдаче диплома противоречат п.п. 1, 2 ст. 7 Федерального закона от 22.08.1996 № 125-ФЗ «О высшем и послевузовском образовании», п. 1 ст. 27 Закона РФ от 10.07.1992 № 3266-1 «Об образовании», ч.ч. 3, 4 ст. 60 Федерального закона от 29.12.2012 « 247-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», которые указывают на то, что документом, подтверждающим успешное прохождение выпускником государственных итоговых аттестационных испытаний является именно диплом.
Также вышестоящие судебные инстанции полностью игнорируют доводы истца о наличии у него диплома, отсутствии в любой форме решения о признании данного диплома недействительным, не дают им никакой оценки.
На основании вышеизложенного, п.п. 1, 2, 3, 4 ч. 1, п.п. 1, 2, 3 ч. 2 ст. 330 ГПК РФ, ч. 2 ст. 328, ст. 336 ГПК РФ, Прошу:
1. Вынести постановление о возбуждении кассационного производства;       2. Передать жалобу Кокотунова Ю.А. на рассмотрение суда кассационной инстанции на предмет отмены состоявшихся судебных постановлений, а именно решения от 26.10.2016 Советского райсуда, апелляционного определения от 16.03.2017, кассационного определения от 05.10.2017 и вынесения нового решения, которым требования истца удовлетворить полностью.

Приложение:  1. Копия кассационной жалобы;               2. Копия решения Советского        районного суда ХМАО – Югры,       заверенная судом;    3. Копия апелляционного определения        Судебной коллегии по гражданским         делам Суда ХМАО – Югры;    4. Оригинал определения от 05.10.2017.

Кассатор (истец): (Ю.А. Кокотунов)

Оставить отзыв