В защиту охраняемых законом прав и интересов подсудимого Амила Мамедова

Опубликовано 19 Дек 2017. Автор:

Автор данного обращения по договору на оказание правовой помощи около трёх лет назад принял поручение на защиту молодого сургутянина Амила Мамедова, который СО по г. Сургут СУ СКР по ХМАО – Югре был привлечён к уголовной ответственности по обвинению в совершении вечером 29.04.2012 вооружённого разбойного нападения на фотосалон ООО «Дегос» (г. Сургут).

 

Прокуратура ХМАО – ЮгрыПрокуратура ХМАО – Югры628012, г. Ханты-Мансийск ул. Чехова, 1 «а»
Прокурору Югры,государственному советникуюстиции 3 классаЕ.Б. Ботвинкину
Пуртова М.Ф., адвоката Коллегии адвокатов № 1 г. Ханты-Мансийск, действующегопо защите охраняемых законом прав и интересов Мамедова АмилаДжалията оглы (г. Сургут),обвиняемого по ч. 3 ст. 162 УК РФ

Заявление«В защиту охраняемых законом прав и интересов подсудимого Амила Мамедова, обвиняемого по уголовному делупо ч. 3 ст. 162 УК РФ»
Уважаемый Евгений Борисович!
Автор данного обращения по договору на оказание правовой помощи около трёх лет назад принял поручение на защиту молодого сургутянина Амила Мамедова, который СО по г. Сургут СУ СКР по ХМАО – Югре был привлечён к уголовной ответственности по обвинению в совершении вечером 29.04.2012 вооружённого разбойного нападения на фотосалон ООО «Дегос» (г. Сургут).
В ходе досудебного производства были приняты нижеозначенные следственные действия и некоторые процессуальные решения.
Первоначально подозрение следственного органа пало на двоих братьев-близнецов, Амида и Амила Мамедовых, которые в этом статусе участвовали в ряде следственных действий, в ходе которых трое потерпевших «уверенно» указали на обоих подзащитных, как на лица, непосредственно «участвовавшие» в совершении разбойного нападения при наличии квалифицирующих обстоятельств (применение оружия – пистолета, группа). Однако, после представления Амидом жёсткого диска с видеозаписью его фактического нахождения вечером 29.04.2012 совершенно в другом месте (алиби), старший следователь по ОВД Силютин А.С. 06.09.2012 вынес постановление о прекращении против первого уголовного преследования за его непричастностью.
Далее, с целью не допустить какой-либо компрометации ложных показаний троих псевдо-потерпевших, а именно Шитика С.А., Фольца С.В. и Бровко М.Н. и создания искусственного «основания» для продолжения уголовного преследования заведомо невиновного Амила Мамедова, упомянутый выше следователь встал на путь фальсификации доказательств и изъял из уголовного дела все протоколы проведённых следственных действий, в которых Амид Мамедов участвовал в статусе подозреваемого в совершении разбойного нападения при  наличии квалифицирующих обстоятельств, а вместо последних вложил в дело сфабрикованное постановление от 22.09.2012 об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении данного подзащитного.
Далее, после проведения этих преступных махинаций фигурирующий старший следователь предъявил Амилу Мамедову обвинение по ч. 3 ст. 162 УК РФ и направил данное уголовное дело в Сургутский горсуд, в котором оно находится в производстве федерального судьи Шерстнёва П.Е.
Нахожу, что указанное выше уголовное дело подлежит направлению прокурору г.Сургут для организации дополнительного предварительного следствия, с учётом достаточной совокупности реальных и состоятельных доводов, заслуживающих уважения и удовлетворения.
Так, ещё до направления уголовного дела по обвинению Амида Мамедова в суд, старший следователь Силютин А.С. вынес постановление о выделении из первого материалов в отношении иных лиц, установить которые не представилось возможным.
Далее, в настоящее время производство по данному уголовному делу возобновлено, о чём старший следователь по ОВД г. Сургут СУ СКР по ХМАО – Югре Богодёров С.А. вынес отдельное постановление, выполняя соответствующее указание руководителя СУ СКР по ХМАО – Югре Ахметзянова А.М.: решить вопрос о возбуждении уголовного дела против троих псевдо-потерпевших по ч. 2 ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний по уголовному делу о тяжком преступлении.
По аргументированной позиции автора данного месседжа, имеются достаточные основания для того, чтобы в порядке ч. 2 ст. 140 и ч. 1 ст. 146 УПК РФ возбудить в отношении  троих указанных выше потерпевших уголовное дело по ч. 2 ст. 307 УК РФ.
Так, критическую оценку показаниям троих потерпевших ещё на предварительном следствии дал сам следственный орган, когда 06.09.2012 прекратил против Амида Мамедова уголовное преследование, хотя старший следователь Силютин А.С. этот процессуальный документ изъял и даже категорически отрицал само его существование, поэтому данный юридический факт пришлось устанавливать в длительном судебном порядке, завершившемся только 01.04.2016 вынесением постановления Сургутского горсуда.
Следовательно, все протоколы следственных действий, в которых участвовали трое потерпевших и в которых они прямо указывали на двоих братьев Мамедовых как на лица, «совершившие» тяжкое преступление, необходимо признать недопустимыми и недостоверными  доказательствами  с исключением их из перечня, исходя из требований ч. 3 ст. 7, ч. 1 ст. 75, ст.ст. 87 и 88 УПК РФ и гарантий, установленных в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ (т. 1, л/д 105-110;   т. 3, л/д 131-136;   т. 1, л/д 117-121;   т. 3, л/д 139-141;  т. 1, л/д 153-157;  т. 3, л/д 121-124;   т. 1, л/д 161-164;   т. 1, л/д 166-169;   т. 1, л/д 171-174;т. 1, л/д 224-227;  т. 1, л/д 228-230;   т. 1, л/д 233).
Как уже отмечалось выше, ещё  06.09.2012  следователь  по ОВД Силютин А.С.  в  рамках  уголовного  дела № 2.012.000.76/32 вынес постановление, которым прекратил уголовное преследование в отношении Мамедова Амида Д. о. за его непричастностью, т.е. по основаниям, указанным в п. 1 ч. 1 ст. 27 и ч. 1 ст. 212 УПК РФ, которое из уголовного дела незаконно изъял, заменив его постановлением от 22.09.2012 об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления, самочинно изменив статус Мамедова Амида с подозреваемого на «свидетеля», заметая следы своей преступной деятельности.
Далее, выполняя решение суда, аналогичное постановление этот же следователь вынес дополнительно 20.07.2016, но уже в рамках уголовного дела № 2.012.00.209/32, хотя уголовное дело (по обвинению Амила) уже находилось в производстве Сургутского горсуда.
Далее, таким образом, Мамедов Амид Д. о. подвергался следственным органом незаконному уголовному преследованию, что, кроме двух указанных выше постановлений от 06.09.2012 и 20.07.2016, подтверждается также постановлением от 01.04.2016 Сургутского горсуда (федеральный судья Гаркуша С.Н.).
Далее, в связи с тем, что следственный орган в своём постановлении от 02.09.2016 признал за Мамедовым Амидом Д. о. также и право на реабилитацию, согласно требованиям   ст.  134  УПК  РФ,   и   02.09.2016  исполняющий  обязанности   прокурора г. Сургут от имени государства принёс подзащитному официальные извинения.
Между тем, что вполне понятно, грубая ошибка следственного органа, усугублённая фальсификацией доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении, была причинно обусловлена тем, что именно упомянутые выше трое «потерпевших» заведомо ложно оговаривали конкретно Мамедовых Амида Д. о. и Амила Д. о. как лиц, якобы «участвовавших» в совершении разбойного нападения на них в фотостудии ООО «Дегос»; поэтому в их поведении (действиях) усматриваются явные и очевидные признаки преступления против правосудия, предусмотренного в ч. 2 ст. 307 УК РФ (заведомо ложные показания по уголовному делу о тяжком преступлении).
Поэтому 18.10.2016 в следственные органы было направлено подробно мотивированное заявление  о  возбуждении  против  троих псевдо-потерпевших уголовного дела по ч. 2 ст. 307 УК РФ, которое было препровождено в Сургутский СО, и находится на разрешении у Сергея Алексеевича Богодёрова.
При разрешении указанного выше заявления о возбуждении против троих т.н. «потерпевших» за лжесвидетельство уголовного дела по ч. 2 ст. 307 УК РФ, полагаю, будет сделан напрашивающийся вывод о непричастности Амила Мамедова к совершению инкриминируемого ему преступления, с учётом нижеозначенных доводов, заслуживающих уважения и удовлетворения.
В порядке выполнения ранее принятого поручения, внимательно изучил материалы находящегося в производстве Сургутского горсуда (федеральный судья Шерстнёв П.Е.) уголовного дела № 2.012.000.76/32 по обвинению Мамедова Амила по ч. 3 ст. 162 УК РФ, на которые и производится ссылка.
Так, на л/д 9-13 содержится заключение от 19.09.2012 эксперта Закатей А.В., в котором дан ответ о том, что изъятые с места происшествия следы пальцев рук пригодны для идентификации, однако они оставлены не Амидом, не Амилом Мамедовыми, а другими лицами, чему оценки следственным органом не дано, и что не указано в обвинительном заключении.
Далее, 09.10.2012 следователь по ОВД Силютин А.С. вынес постановление, которым  признал Овчинникова Александра Валерьевича, закончившего в 1995 году Уральский государственный университет и получившего специальность «Электроснабжение промышленных предприятий», специалистом в области производства компьютерных судебных экспертиз (л/д 59).
Далее, в этот же день Овчинников А.В. был допрошен в качестве «специалиста» и отвечал на вопросы, требующие специальных познаний в области компьютерных технологий (л/д 63-67).
Однако, эти два доказательства (постановление и протокол допроса) следует признать недопустимыми доказательствами, т.к. Овчинников А.В. вообще не имеет специального образования (знаний) в области компьютерных технологий, а в ВУЗе получил совершенно другую специальность. И эти обстоятельства не учтены при составлении обвинительного заключения.
Далее, на л/д 77-80 имеется протокол допроса эксперта отдела криминалистики СУ СКР по ХМАО – Югре Степановой И.Н., в котором она показала нижеследующее: «При проведении ПФИ в отношении Мамедова А.Д.о. были выявлены выраженные ПФР, подтверждающие изложенную им ранее информацию о том, что он какого-либо участия в разбойном нападении на фотостудию ООО «Дегос» 29.04.2012 не принимал, и в момент совершения разбойного нападения в данной фотостудии не находился». Следственный орган и это обстоятельство не оценил и не указал его в обвинительном заключении.
Далее, ни Амид, ни Амил не имеют никакого отношения к мобильному телефону с абонентским номером 8-922-777-06-45, являющемуся собственностью ООО «Эльда Косметик», поэтому им мог воспользоваться любой сотрудник этой организации, однако это не получило у следственного органа оценки и не включено в обвинительное заключение.
Далее, на л/д 93-95 имеется протокол допроса эксперта отдела криминалистики СУ СКР по ХМАО – Югре Степановой И.Н., которая при допросе 31.10.2012 показала нижеследующее: «…к результатам опознания необходимо относиться достаточно критично и всегда контролировать степень их достоверности. Вероятность ошибки при опознании людей выше, чем при опознании вещей. Учитывая вышеизложенное, можно предполагать, что обследуемый Шитик С.А. (один из «потерпевших» – М.П.) добросовестно заблуждается в личности опознаваемого им человека». И это следственный орган не оценил и не включил в обвинительное заключение.
Далее, на л/д 171-179 имеется постановление от 24.11.2012 о выделении уголовного дела из уголовного дела № 2.012.000.76/32 в отношении троих неустановленных следствием лиц по признакам преступления, указанного в ч. 3 ст. 162 УК РФ, присвоив ему № 2.012.00.209/32. Далее, на л/д 203-214 имеется характеризующий «потерпевшую» Бровко М.Н. материал, в котором содержится нижеозначенная информация, которая не отражена в обвинительном заключении.
Так, Бровко М.Н. неоднократно привлекалась к административной ответственности (л/д 208).
Далее, в двух характеристиках (л/д 211-213) об употреблении ею спиртных напитков, о доставлениях её в медучреждения в связи с алкогольной интоксикацией, склонности к бродяжничеству, самовольных уходах из детдома, объявлении её без вести пропавшей.
Далее, являясь учащейся 1-2 курса СП-1 СПК, показала низкий уровень учебной мотивации, отсутствие сформировавшихся волевых качеств, допускала пропуски занятий, невыполнение домашних заданий, отсутствие интереса к получению будущей профессии.
Проявляет самонадеянность, непоследовательность, непостоянство, безрассудство, агрессивность, конфликтность, несдержанность, раздражительность, отсутствие  контроля за поведением и поступками, сознания пределов дозволенного, злобно-тоскливая нацеленность на поиск объекта, на котором можно сорвать зло.
Внешне неопрятна, за чистотой не следит, курит, употребляет спиртные напитки, совершила 15 самовольных уходов, состоит на учёте в УМВД России по г. Сургут.
В связи с патологией органов зрения является инвалидом, что подтверждается актом освидетельствования от 15.02.2012 № 104.
В связи с выполнением имеющегося поручения по защите братьев Мамедовых и наличием сомнений в достоверности результатов проведённых опознаний, направил  соответствующие запросы в лечебные заведения и получил соответствующие медицинские консультации, содержание которых сводится к нижеозначенным обстоятельствам, что так же должно быть отражено в обвинительном заключении.
Так, Бровко Мария Николаевна является инвалидом с детства по зрению, имеет нарушение здоровья со стойким расстройством зрительного анализатора, что приводит к ограничению жизнедеятельности, т.е. частичной утрате способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, обучаться и заниматься трудовой деятельностью.
Т.к. острота зрения составляет 15 процентов из 100 – это слабовидение средней степени, при котором возникает проблема с самообслуживанием, вследствие этого Мария Николаевна может выполнять только зрительную работу грубой точности, в очках. С очковой коррекцией видит 20-30 процентов правым глазом и 20 процентов – левым глазом на расстоянии пяти метров. Следовательно, в очках, а тем более – без очков с большим затруднением воспринимает окружающую обстановку и распознаёт ранее знакомых людей. Незнакомых людей на расстоянии пяти метров запомнить не представляется возможным в результате стойких необратимых изменений зрительного анализатора.
Далее, ещё 25.01.2016 автор данного заявления, действуя в порядке ст.ст. 53 и 86 УПК РФ, получил письменное объяснение от Ступина Н.А. и Сызрановой И.П., которые в качестве понятых 11.05.2012 участвовали при «опознании» братьев Мамедовых. Эти лица чётко показали, что первоначально девушка (Бровко М.Н. – М.П.), находившаяся без очков, не опознала Амила, указав на другое лицо (статиста), в связи с чем следователем был объявлен перерыв, из кабинета всех вывели, после чего следственное действие было проведено повторно, и она (Бровко М.Н. – М.П.) заявила об «ошибке», указав в этот раз на подзащитного.
Таким образом, опознание подзащитного Амила Мамедова было произведено повторно, что прямо запрещено требованиями ч. 4 ст. 193 УПК РФ.
Следовательно, самостоятельно произвести опознание живых людей Бровко М.Н. не могла, поэтому усматривается внешнее воздействие в виде указаний, подсказок и т.д., что и является достаточным основанием для признания всех трёх протоколов опознания братьев  Мамедовых  недопустимыми  доказателсьтвами, исходя из требований ч. 3 ст. 7, ч. 1 ст. 75, ст. 193 УПК РФ.
Следовательно, усматриваются неопровержимые в достаточной совокупности данные, свидетельствующие о том, что уголовное дело по обвинению по ч. 3 ст. 162 УК РФ Мамедова Амила Джалията оглы подлежит направлению прокурору г. Сургут для организации дополнительного предварительного расследования, в соответствии с требованиями п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, т.к. усматриваются допущенные следственным органом существенные нарушения УПК РФ, а само обвинительное заключение противоречит требованиям ст. 220 УПК РФ, что и является препятствием для рассмотрения дела по существу.
На основании изложенного, в соответствии со ст. 53, п. 1 ч.1 ст. 237 УПК РФ,
Прошу:
1. Поручить прокурору г. Сургут Балину Л.А. представить в Сургутский горсуд (федеральный судья Шерстнёв П.Е.) ходатайство о возвращении уголовного дела по обвинению Мамедова Амила Джалията оглы по ч. 3 ст. 162 УК РФ прокурору для организации дополнительного предварительного расследования и устранения допущенных существенных нарушений УПК РФ.

Приложение: 1. Копия объяснений            двоих понятых.

С заверениями в высоком почтении, адвокат:    (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв