Адвокат М. Ф. Пуртов » В защиту осуждённого Ногаева А.К.

В защиту осуждённого Ногаева А.К.

Опубликовано 29 Янв 2018. Автор:

15.03.2017 Пыть-Яхским горсудом постановлен приговор, которым местный житель, имеющий на иждивении двоих малолетних детей, Ногаев Алибек Калсынбекович, признан виновным в совершении пяти умышленных преступлений, предусмотренных в ч. 1 ст. 117, ч. 2 ст. 139, п. «б» ч. 2 ст.131, п. «б» ч. 2 ст. 132 и ч. 1 ст. 161 УК РФ (копия приговора прилагается).

 

Верховный Суд Российской ФедерацииВерховный Суд Российской Федерации 121260, г. Москва, ул. Поварская, 15
Председателю ВС РФ В.М. Лебедеву
Пуртова М.Ф., адвоката Коллегииадвокатов № 1 г. Ханты-Мансийск, действующего в порядке выполнения  поручения по защите охраняемых законом  прав и интересов осуждённого Ногаева А.К.

Кассационная жалоба«В защиту осуждённого Ногаева А.К.»
15.03.2017 Пыть-Яхским горсудом постановлен приговор, которым местный житель, имеющий на иждивении двоих малолетних детей, Ногаев Алибек Калсынбекович, признан  виновным  в совершении пяти умышленных преступлений, предусмотренных в ч. 1 ст. 117, ч. 2 ст. 139, п. «б» ч. 2 ст.131, п. «б» ч. 2 ст. 132 и ч. 1 ст. 161 УК РФ (копия приговора прилагается).
Применяя правила, предусмотренные в ч. 3 ст. 69 (совокупность приговоров), и ст.ст. 70 и 71 УК РФ (совокупность преступлений), суд, назначив за каждое из пяти инкриминируемых Алибеку Ногаеву преступлений наказание в виде лишения свободы, окончательную его меру определил в 11 лет, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.
Также суд назначил подзащитному дополнительное наказание в виде ограничения свободы на срок в 1 год 6 месяцев.
Хотя Алибек Ногаев также обвинялся ещё и по ч. 1 ст. 119 УК РФ (угроза убийством), в резолютивной части приговора правовая судьба данного преступления не разрешена; не восстановлен этот и апелляционной инстанцией.
07.06.2017 вынесено апелляционное определение, которым указанный выше приговор горсуда от 15.03.2017 оставлен без изменения, а апелляционные жалобы адвоката и осуждённого – без удовлетворения (копия определения прилагается).
20.12.2017 судья Суда ХМАО – Югры Бабинов В.К. вынес постановление об отказе в передаче жалобы адвоката Пуртова М.Ф. на рассмотрение Президиума Суда ХМАО – Югры (ответ прилагается).
Органами предварительного расследования Алибек Ногаев обвиняется в том, что в период с 17.04.2016 по 10.06.2016 умышленно и систематически наносил побои и совершал иные насильственные действия в отношении Эльвиры Шагиевой, что первыми было квалифицировано по ч. 1 ст. 117 УК РФ (истязание).
Кроме того, стороной обвинения Алибеку Ногаеву инкриминируется то, что в ночь с 12 на 13.07.2016 незаконно проник в квартиру Юлии Александровой, и с применением физического насилия, под угрозой убийством совершил её изнасилование путём нескольких половых актов в естественной генитальной форме, иные действия сексуального характера в орально-генитальной форме, а также грабёж; что первой было квалифицировано по ч. 2 ст. 139, п. «б» ч. 2 ст.131, п. «б» ч. 2 ст. 132 и ч. 1 ст. 161 УК РФ.
Будучи привлечённым в качестве обвиняемого и в ходе судебного разбирательства, Алибек Ногаев признал свою вину в истязании Эльвиры Шагиевой, в совершении незаконного проникновения в квартиру Юлии Александровой и открытом похищении у неё трёх тысяч рублей, однако категорически отрицает свою причастность к её изнасилованию и иным насильственным действиям сексуального характера.
Изучив состоявшиеся и обжалуемые судебные решения в части осуждения Алибека Ногаева по п. «б» ч. 2 ст.131 и п. «б» ч. 2 ст. 132 УК РФ, нахожу их ошибочными, необоснованными, незаконными и несправедливыми, а потому подлежащими частичной отмене, с учётом ряда реальных и достоверных доводов, заслуживающих уважения и удовлетворения.
Так, согласно требованиям ст. 297 УПК РФ, приговор суда должен быть мотивированным, обоснованным, законным и справедливым, но они судебными инстанциями проигнорированы.
Далее, согласно п. 1 руководящих указаний Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2015 № 55 «О судебном приговоре», приговор признаётся законным, «…если он соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к его содержанию, процессуальной форме и порядку постановления, а также основан на правильном применении уголовного закона. С учётом положений ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16.12.1966 (далее – Пакт о гражданских и политических правах) и ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 (далее – Конвенция о защите прав человека и основных свобод), приговор может быть признан законным только в том случае, если он постановлен по результатам справедливого судебного разбирательства».
Далее, согласно требованиям ч. 2 ст. 17 УПК РФ, никакие доказательства, перечисленные в ст. 74 УПК РФ, не могут иметь заранее установленной силы.
Далее, согласно требованиям ч. 3 ст. 14 УПК РФ и гарантиям, установленным в ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, любые неустранимые сомнения в виновности лица должны быть истолкованы в его пользу.
Далее, согласно требованиям ч. 3 ст. 15 УПК РФ, при осуществлении правосудия суд должен быть независимым и не вправе занимать какую-либо из процессуальных сторон.
Далее, согласно п. 1 руководящих указаний Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 № 58 «О практике назначения судами РФ уголовного наказания», следует: «обратить внимание судов на необходимость исполнения требований закона о строго индивидуальном подходе к назначению наказания, имея в виду, что справедливое наказание способствует решению задач и достижению целей, указанных в ст.ст. 2 и 43 УК РФ.
Согласно ст. 6 УК РФ, справедливость наказания заключается в его соответствии характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.
Характер общественной опасности преступления определяется уголовным законом и зависит от установленных судом признаков состава преступления. При учёте характера общественной опасности преступления судам следует иметь в виду, прежде всего, направленность деяния на охраняемые уголовным законом социальные ценности и причиненный им вред.
Степень общественной опасности преступления устанавливается судом в зависимости от конкретных обстоятельств содеянного, в частности, от характера и размера наступивших последствий, способа совершения преступления, роли подсудимого в преступлении, совершённом в соучастии, от вида умысла (прямой или косвенный) либо неосторожности (легкомыслие или небрежность). Обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание (ст.ст. 61 и 63 УК РФ) и относящиеся к совершённому преступлению (например, совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания, особо активная роль в совершении преступления), также учитываются при определении степени общественной опасности преступления.
К сведениям о личности, которые подлежат учёту при назначении наказания, относятся характеризующие виновного сведения, которыми располагает суд при вынесении приговора. К таковым могут, в частности, относиться данные о семейном и имущественном положении совершившего преступление лица, состоянии его здоровья, поведении в быту, наличии у него на иждивении несовершеннолетних детей, иных нетрудоспособных лиц (супруги, родителей, других близких родственников). Исходя из положений ч. 6 ст. 86 УК РФ, суды не должны учитывать в качестве отрицательно характеризующих личность подсудимого данные, свидетельствующие о наличии у него погашенных или снятых в установленном порядке судимостей.
В силу требований ст.ст. 307 и 308 УПК РФ, в приговоре следует указывать мотивы принятых решений по всем вопросам, относящимся к назначению уголовного наказания, освобождению от него или его отбыванию».
Однако судебные инстанции, проявляя тенденциозно-обвинительный уклон, практически не учли позицию, занятую в ходе судебного разбирательства потерпевшей Шагиевой Э.Ф. и выраженной в её показаниях: «В настоящий момент претензий к подсудимому не имею и не хочу, чтобы его наказывали».
Далее, горсуд, грубо нарушая требования ч. 3 ст. 15 УПК РФ, необоснованно и незаконно признал подзащитного виновным в изнасиловании потерпевшей Александровой Ю.Ю. и в совершении с ней же иных действий сексуального характера, хотя совершенно отсутствует на этот счёт достаточная совокупность допустимых и достоверных доказательств (ст. 74 УПК РФ), отвечающих правилам ст.ст. 87 и 88 УПК РФ.
Далее, апелляционная инстанция данную грубую ошибку горсуда не исправила – наоборот, продублировала её, а судья Бабинов В.К. эту ошибку как бы вообще «не увидел».
Далее, суд по надуманным «основаниям» дал критическую оценку показаниям подзащитного о том, что он этих преступлений не совершал, и что потерпевшая его попросту оговаривает на почве сложившихся личных неприязненных отношений. Но и эту грубую ошибку суда первой инстанции при апелляционном рассмотрении дела «узаконили», что никак не допустимо, но аналогично поступил и судья Бабинов В.К.
Далее, вместо истолкования сложившихся неустранимых сомнений в пользу подзащитного, суд поступил с точностью до наоборот, заняв сторону обвинения.
Далее, в целях искусственного придания большей достоверности показаниям потерпевшей Александровой Ю.Ю., на чём и построено всё обвинение подзащитного, суд сослался на оглашённые показания свидетелей Ибрагимова Р.И., Малышкина Н.С., Яхина Р.Р. и Коблинова С.С., хотя они никакими очевидцами преступления не являются. Так,   свидетель   Коблинов С.С.   является  знакомым  потерпевшей  Александровой Ю.Ю., со слов которой и узнал об инциденте. Но, как апелляционная инстанция, так и судья Бабинов В.К. не обсудили и эти доводы защиты, оставив их без внимания и оценки.
Далее, свидетели Ибрагимов Р.И., Малышкин Н.С., Яхин Р.Р. являются действующими сотрудниками Отдела МВД России по г. Пыть-Ях, и об инциденте узнали из поверхностной и отрывочной информации самого подзащитного, поэтому их показания необходимо признать недостоверными.
Далее, горсуд, проявляя явно обвинительный уклон, вообще не обсудил и не дал никакой юридической оценки такому вполне допустимому и достоверному доказательству, как то, что «в препаратах ДНК, выделенных из биологических следов с окурка 1, с окурка 2, с трусов Александровой Ю.Ю. (эпителиальная фракция), с кофты Александровой Ю.Ю., ни в одном локусе не выявляется более двух аллелей, поэтому можно предположить, что данные биологические следы произошли от одного человека. Выявлены генотипические аллельные комбинации, которые полностью совпадают с ПДАФ-профилем образца крови Александровой Ю.Ю. Расчётная (условная) вероятность того, что биологические следы на двух окурках, на трусах Александровой Ю.Ю. (эпителиальная фракция), на кофте Александровой Ю.Ю. могут принадлежать Александровой Ю.Ю., составляет не менее 99,99997%.  От Ногаева А.К. биологические следы не происходят».
К  сожалению,  и  в  этом  случае как апелляционная инстанция, так и судья Бабинов В.К., самоустранившись от своих обязанностей, никакого обсуждения и этого довода защиты не произвели и, соответственно, не дали надлежащей юридической оценки.
Далее, ссылка в приговоре как на доказательство «вины» подзащитного, на заключение экспертизы от 11.08.2016 № 368, на результаты исследования соскобов вещества бурого цвета, явно несостоятельны, т.к. выводы в них имеют характер не категорических утверждений, а вероятных предположений, на которых, согласно требованиям ч. 4 ст. 302 УПК РФ, запрещается строить приговор суда. И на эту грубую ошибку горсуда и апелляционная инстанция, и судья Бабинов В.К. «закрыли глаза».
На основании изложенного выше, в соответствии со ст.ст. 53, 389.15, 401.1 УПК РФ,
Прошу:
1. Вынести постановление о возбуждении по жалобе адвоката Пуртова М.Ф. кассационного производства;
2. Передать кассационную жалобу адвоката Пуртова М.Ф. на рассмотрение Президиума Суда ХМАО – Югры на предмет отмены приговора от 15.03.2017 Пыть-Яхского горсуда, апелляционного определения от 07.06.2017 и постановления от 20.12.2017 судьи Суда ХМАО – Югры по уголовному делу по обвинению Ногаева Алибека Калсынбековича в части его осуждения по п. «б» ч. 2 ст. 131 и п. «б» ч. 2 ст. 132 УК РФ, с прекращением производства по делу за его непричастностью, т.е. по основаниям, указанным в ч. 2 ст. 302 УПК РФ. Снизить срок наказания в виде лишения свободы ввиду отсутствия опасных последствий и ходатайства потерпевшей об освобождении Ногаева А.К. от наказания.

Приложение: 1. Копии приговора и апелляционного     определения; 2. Ответ из Суда ХМАО – Югры;            3. Ордер Коллегии адвокатов.

 

Адвокат:                                                               (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв