На соловьином помёте

Опубликовано 16 Апр 2018. Автор:

Следователь сургутского отдела СКР Александр Соловьев укрыл уголовное преступление о служебном подлоге и фальсификации доказательств его коллегой из местной полиции Татьяной Ивановой

РИТА ЗИМБЕР, БЦ, Ханты-Мансийск

 

Не успев оправиться от последствий в деле полковника Николая Плаксина (начальник УМВД Нефтеюганска освобожден из-под стражи 6 апреля из-за грубых нарушений норм УПК – прим. Р.З.) окружное управление СКР поймало новую волну скандалов, вызванную низкой процессуальной грамотностью сотрудников на местах.

 

 

 

Следователь сургутского отдела СКР Александр Соловьев уличен в корпоративном панибратстве с коллегой, — заместителем начальника одного из отделов следственного управления местного УМВД Татьяной Ивановой.

Она волшебным образом избежала ответственности за служебный подлог и фальсификацию доказательств во время расследования уголовного дела (ст. ст. 292 и 303 УК РФ, до трех или семи лет, соответственно – прим. Р.З.) при установленном Соловьевым составе преступления.

Капитан юстиции расследовал инцидент о подделке Ивановой протокола об ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела № 2014/27329/32, которое находится в ее производстве четвертый год.

Это дело по обвинению директора жилищного накопительного кооператива «Единство» Натальи Борисенко в мошенничестве (ст. 159 УК РФ) и растрате вверенных средств (ст. 160 УК РФ).

Суть его сводится к обвинению женщины в неспособности управлять организацией в сложных финансовых условиях, возникших в 2014 году из-за санкций в отношении России после присоединения Крыма. Результатом чего, как известно, стало первое резкое падение реальных доходов населения и «просевшая» экономика в целом, особенно – в нефтедобывающих регионах страны.

Чтобы простому человеку понять суть претензий ювенальных структур к Борисенко необходимо пояснить, что в России помимо различного рода ООО, ОАО, ЗАО, НК есть такая форма образования, как Жилищный накопительный кооператив (ЖНК).

По сути, это объединение группы людей, единомышленников, создавших юридическое лицо с одной довольно конкретизированной целью – строительство или приобретение жилья для членов (пайщиков) кооператива.

Казалось бы, зачем заморачиваться и создавать сложную структуру ЖНК, которая должна содержать штат управленцев, платить налоги… Иди в банк да получай ипотечный кредит.

На самом деле все довольно просто для тех, кто хотя бы раз пытался самостоятельной найти ответ на обозначенный вопрос.

Жилищный кооператив – это реальный, простой и, на самом деле, понятный способ для любого человека решить главный вопрос Вселенной – отсутствие жилья. Если в российской банковской системе, заточенной на поддержку олигархов, для простого смертного в поношенном пальто, особенно сейчас, существуют не просто жесткие, а, правильно выразиться, — жестокие условия для получения кредита, то в ЖНК все не так.

В жилищном кооперативе никого не будет интересовать ваша кредитная история, семенное положение, количество котов на иждивении и регулярность стула. Принцип работы ЖНК прост – only money.

У древних римлян, которые на несколько веков раньше капиталистического «If you are so clever, show me your money», имели народную мудрость «Если ты такой умный – покажи свой кошелек». Обратите внимание – кошелек. А не справку от прокуратора Иудеи Понтия Пилата от четырнадцатого числа весеннего месяца нисана о начале исполнительного производства в отношении Иешуа Га-Ноцри.

Если у тебя есть деньги на первый паевой взнос —  добро пожаловать в ЖНК. Условия просты – пайщик исправно платит взносы, кооператив дает ему жилье, которое покупает от имени юридического лица, в том числе – за счет банковских кредитных средств.

Кооперативу, особенно — ведущему деятельность с 2004 года, имеющему колоссальный (для предприятий малого бизнеса – прим. Р.З,) денежный оборот и квартиры на балансе, несравненно проще получить деньги в банке, чем человеку.

Если пайщик переставал платить взносы, то деньги за удержанием суммы штрафа возвращались, а должник освобождал квартиру, собственником которой мог стать только после внесения всей стоимости. А если получил хатку – то есть достиг своей цели, то вышел из пайщиков или зарядился на следующую недвижимость.

Так и было. До того момента, пока в 2014 году в ЖНК «Единство» не возникли проблемы. Главным образом —  из-за проблем в головах у представителей местных следственных органов.

Все это время, то есть за 10 лет, жилье получили около 500 (!) пайщиков кооператива. Люди покупали квартиры не только себе, но и детям, родителям.

Кооперативы – это гибкий экономический инструмент для решения, казалось бы, сложных проблем, простыми методами. Их работа не зависит от ПМС чиновников, откатов, своих людей во властных структурах и четкого перечня застройщиков именно с которыми необходимо работать. Единственная проблема таких объединений – сами пайщики.

После обвала экономики в нефтяном секторе из-за введения первых антироссийских санкций по украинским событиям в 2014 году, а Сургут – это, все-таки, город нефтяников, в «Единстве» начали расти долги. Часть пайщиков перестала исправно платить взносы, ЖНК – перестал исправно платить по кредитам банк.

Директор «Единства» Наталья Борисенко обратилась в кредитные учреждения с просьбой о реструктуризации долгов, перекредитовке. Один из главных кредиторов – сургутское отделение ПАО «Сбербанк России», пошло на встречу, но перед принятием решения запросило финансовую отчетность от ЖНК на последние годы.

Получив в руки фактическое подтверждение об обороте почти в два миллиарда рублей (данные за последние 10 лет – прим. Р.З.), нескольких десятках залоговых квартир на балансе кооператива, представители «Сбербанка» сделали вполне ожидаемое для акул бизнеса предложение – ввести представителей банка в правление ЖНК «Единство» в обмен на реструктуризацию кредита.

Жители нашего округа прекрасно помнят прошлогоднюю историю с уничтожением нижневартовского коммерческого банка «Югра». Когда кредитное учреждение рухнуло и было разграблено именно из-за действий представителей Центрального Банка России, введенных в состав правления «Югры».

Просто заместитель главы Центробанка Василий Поздышев поставил своим подчиненным конкретную цель – «Югру» не спасать, а уничтожить. Для чего? Посмотрите, кто занял рынок, место этого банка в Нижневартовском регионе. Вот ответ.

Наталья Борисенко отказалась от идеи ввода чужих лиц в правление и в итоге получила исковое заявление о досрочном расторжении кредитных договоров с требованием возврата невыплаченных средств в полном объеме.

Проиграв тяжбы в Арбитражном суде ХМАО-Югры и в Восьмом апелляционном суде, представители «Единства» добились их отмены в кассации. Всех до одного. Но пока до того шло – уголовное дело в отношении Натальи Борисенко о якобы совершенном хищении денег в кооперативе попало в активную фазу.

У женщины на работе прошли обыски, из офиса была изъята компьютерная техника и бухгалтерская документация. Деятельность предприятия была парализована. Борисенко даже объявляли в федеральный розыск. Причем при весьма абсурдных обстоятельствах.

Пока директор моталась по судам и «инстанциям», пытаясь доказать рейдерский захват предприятия, очевидные признаки чего содержались в фактических действиях руководства «Сбербанка», полицейские несколько раз не застали ее дома.

А поскольку многие представители правоохранительных органов, вероятно, до сих пор не научились пользоваться сотовыми телефонами, Наталью объявили в розыск.

И она была задержана. На проходной Восьмого апелляционного суда в Омске, куда прибыла для участия в заседании по спору между «Сбербанком» и «Единством». И принудительно доставлена в Сургут.

Абсурд? Добро пожаловать в Россию!

Потерпевшими по уголовному делу в отношении Натальи Борисенко выступает группа физических лиц – около 10 человек (напомним, пайщиков в «Единстве» было около 500 человек – прим. Р.З.). Большей частью, это пайщики-должники ЖНК «Единство», которые допустили просрочку паевых взносов из-за каких-то своих проблем. Часть из них была исключена из кооператива решением общего собрания членов ЖНК. А теперь они – потерпевшие.

Однако эти обстоятельства, вероятно, из-за низкой квалификации следователя Татьяны Ивановой, замещающей должность аж заместителя руководителя отдела следственного управления УМВД Сургута, во внимание не принимались и не оценивались.

Первую попытку направить дело в суд Иванова предприняла в конце 2016 года. Представители местной Фемиды губы трубочкой в присвисте сложили – тяжелый случай, и дело вернули – мол, сама перечитай, а то мы ничего понять не смогли: кто, кого, почему, для чего и в чем обвиняет.

А в декабре 2017 года, когда очередные сроки горели, следователь Иванова вызвала Наталью Борисенко, уведомила об окончании следствия и пригласила для составления протокола об ознакомлении с материалами дела. Это обязательная и важная с процессуальной точки зрения процедура.

Директор ЖНК по требованию явилась, однако знакомиться с материалами дела не стала, поскольку ее адвокат находился на лечении в Нижневартовске, что было подтверждено документами из медицинского учреждения.

Тогда следователь Татьяна Иванова после ухода обвиняемой составила и подписала протокол об ознакомлении с материалами дела сама. Написав своей рукой напротив фамилии Борисенко «от подписи отказалась», а напротив ее адвоката «на подписание не явился»

Следователь Александр Соловьев этот факт установил, подтвердил, но в возбуждении дела на коллегу, оказавшейся не в состоянии за четыре года сдвинуть с места материал, который должен быть предметом не уголовного, а гражданско-правового спора в суде, не стал. С двумя «обоснованиями».

Во-первых, по мнению следователя Соловьева, тяжких последствий и нарушения прав для Натальи Борисенко служебный подлог и фальсификация документа следователем Татьяной Ивановой не повлекли.

Во-вторых, Иванова, направляя уголовное дело (на утверждение прокурору – прим. Р.З.) с имеющимися нарушениями «фактически осознавала, что уголовное дело в указанном виде в суд не поступит и не преследовала своей целью использование указанных протоколов следственных действий в качестве доказательств».

Полный текст отказного доступен к скачиванию на сайте bezcenzura.ru  в теле статьи.

Ситуацию комментирует заслуженный юрист России, адвокат Михаил Пуртов:

— По УПК все преступления делятся на два типа —  с формальными признаками состава преступления и материальными признаками состава преступления. При материальных признаках состава преступления должны наступить общественно опасные последствия. А формальные признаки вопрос об опасности или ущербе оставляют «за скобками».

Например, подписал следователь подложный документ, еще не успел никуда запустить, а по УПК преступление уже является законченным. То есть формальный состав преступления налицо.

Когда мы говорим о делении всех преступлений на две категории – формальный и материальный состав преступления, то мы говорим об особенностях объективной стороны состава преступления.

Например, в делах об убийстве объективная сторона будет состоять из действий, направленных на лишение жизни и само лишение жизни. Вот – убийство.

А что касается подлога, то это формальный состав преступления. Никаких последствий не требуется. Подписал липу – все, иди на скамью подсудимых.

Продолжение следует       

Оставить отзыв