Адвокат М. Ф. Пуртов » В защиту законных прав и интересов следственно-арестованного Эрежебова Р.Д.

В защиту законных прав и интересов следственно-арестованного Эрежебова Р.Д.

Опубликовано 17 Апр 2018. Автор:

10.03.2018 следственный орган (СЧ СУ Управления МВД России по ХМАО – Югре) представил в Суд ХМАО – Югры ходатайство о продлении обвиняемому по ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 158 УК РФ Эрежебову Р.Д. срока содержания под стражей (арестом) на 3 месяца, а всего до 14 месяцев и 30 суток, т.е. до 17.06.2018.

 

Суд ХМАО – Югры
628011, г. Ханты-Мансийск, ул. Чехова, д. 3

Судебная коллегия по уголовным делам
(апелляционная инстанция)

Пуртова М.Ф., адвоката Коллегии адвокатов
№ 1 г. Ханты-Мансийск, расп. по ул. Калинина, д. 27, офис 3, состоящего в Реестре адвокатов ХМАО – Югры под регистрационным № 86/288,
имеющего служебное удостоверение № 1259,
выданное 06.07.2016 Управлением Минюста РФ
по ХМАО – Югре, действующего в порядке
выполнения поручения, принятого по договору
на оказание возмездных правовых услуг
по защите охраняемых законом прав и интересов
Эрежебова Р.Д., обвиняемого СЧ СУ УМВД
России по ХМАО – Югре по ч. 3 ст. 30 и ч. 4
ст. 158 УК РФ

Апелляционная жалоба
«В защиту законных прав и интересов следственно-арестованного Эрежебова Р.Д.»

10.03.2018 следственный орган (СЧ СУ Управления МВД России по ХМАО – Югре) представил в Суд ХМАО – Югры ходатайство о продлении обвиняемому по ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 158 УК РФ Эрежебову Р.Д. срока содержания под стражей (арестом) на 3 месяца, а всего до 14 месяцев и 30 суток, т.е. до 17.06.2018.

12.03.2018 Суд ХМАО – Югры в лице председательствующего федерального судьи Ямгурзина Г.А. указанное выше ходатайство следователя Костырева П.Д. удовлетворил, продлив срок содержания Эрежебова Р.Д. под стражей на 3 месяца, а всего до 14 месяцев и 30 суток, т.е. до 17.06.2018 (копия постановления прилагается).

Копию данного постановления Эрежебов Р.Д. получил лишь 14.03.2018.

23.03.2018 судья Суда ХМАО – Югры Магрычев В.Л. вынес постановление в порядке апелляционного пересмотра судебных решений, и постановление судьи Суда ХМАО – Югры Ямгурзина Г.А. отменил, указав о направлении ходатайства следственного органа на новое рассмотрение в тот же суд, т.е. по инстанции.

13.04.2018 Президиум Суда ХМАО – Югры, рассмотрев кассационное представление первого заместителя прокурора ХМАО – Югры Меньшикова И.А., апелляционное определение судьи Суда ХМАО – Югры Ямгурзина Г.А. отменил, направив указанный выше материал на новое судебное рассмотрение в тот же суд, т.е. в апелляционную инстанцию.

Далее, ещё 16.03.2018 апеллянт, выполняя принятое поручение обвиняемого Эрежебова Р.Д., представил в Суд ХМАО – Югры апелляционную жалобу на постановление от 12.03.2018 судьи Суда ХМАО – Югры Ямгурзина Г.А., однако, последний 19.03.2018 вынес постановление об отказе в принятии апелляционной жалобы, ссылаясь на пропуск установленного срока на обжалование, якобы в «отсутствие» на то уважительных причин, с чем согласиться не представляется возможным, с учётом нижеозначенных доводов, заслуживающих уважения и удовлетворения.

Так, адвокат Пуртов М.Ф., т.е. апеллянт, в суде первой инстанции не участвовал, поручение от обвиняемого Эрежебова Р.Д. в ИВС МО МВД России «Ханты-Мансийский» получил лишь вечером 15.03.2018, а уже на следующий день, т.е. 16.03.2018, зарегистрировал в Суде ХМАО – Югры апелляционную жалобу.

Далее, нахожу, что состоявшееся и обжалуемое постановление от 12.03.2018 судьи Суда ХМАО – Югры Ямгурзина Г.А. является явно ошибочным, мотивированным неправильным толкованием закона, т.е. необоснованным, а потому и подлежащим отмене, с учётом нижеозначенных аргументированных доводов.

Так, органами предварительного расследования, а именно следственной частью Следственного управления УМВД России по ХМАО – Югре (старший следователь отдела СЧ СУ Костырев П.Д.), Эрежебов Р.Д. обвиняется в покушении на тайное хищение чужого имущества, т.е. газового конденсата из магистрального газопровода, расположенного на территории укрупнённого нефтепромысла «Актив – Юг – Талинка», в пределах Красноленинского нефтегазового месторождения, открытого и запущенного в эксплуатацию в границах Октябрьского района ХМАО – Югры (УН ПА «Юг – Талинка»).

Следственный орган, квалифицировав инкриминируемые Эрежебову Р.Д. действия по ч. 3 ст. ст. 30 и ч. 4 ст. 158 УК РФ, своим постановлением от 05.02.2018 привлёк его к уголовной ответственности в качестве обвиняемого в совершении тяжкого (ч. 4 ст. 15 УК РФ) преступления.

Эрежебов Р.Д., будучи допрошенным в качестве обвиняемого, вину по предъявленному обвинению не признал, сославшись на свою полную непричастность ко краже газового конденсата из газопровода, что следственным органом во внимание не берётся, т.е. необоснованно игнорируется.

Уголовное дело № 2.017.12.083/30 возбуждено в отношении Эрежебова Р.Д. и других 17.03.2017, а позднее к нему были присоединены ещё два уголовных дела, возбуждённые в эту же дату.

18.03.2017 Эрежебов Р.Д. был задержан в порядке ст. 91 УПК РФ.

19.03.2017 Ханты-Мансийский райсуд удовлетворил ходатайство следственного органа, избрав Эржебову Р.Д. меру пресечения в виде ареста (содержания под стражей), после чего срок последнего неоднократно продлевался.

Последний раз по ходатайству указанного выше следственного органа срок содержания под стражей (ареста) Эрежебова Р.Д. был продлён судом ХМАО – Югры 12.03.2018 (федеральный судья Ямгурзин Г.А.) до 14 месяцев, т.е. до 17.06.2018.

Нахожу, что состоявшееся и обжалуемое постановление суда является ошибочным, необоснованным, а потому подлежащим отмене, с учётом нижеозначенных доводов, заслуживающих уважения и удовлетворения.

Так, согласно требованиям ч. 3 ст. 109 УПК РФ, срок содержания под стражей (арестом) свыше 12 месяцев (года) может быть продлён судом лишь в исключительных случаях, и лишь в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений (ч. 5 ст. 15 УК РФ).

Однако, как уже указано выше, Эрежебов Р.Д. обвиняется в совершении всего лишь тяжкого преступления (ч. 4 ст. 15 УК РФ).

Далее, в обоснование обжалуемого решения суд сослался на тяжесть предъявленного обвинения, что допускается лишь при рассмотрении ходатайства следственного органа об избрании меры пресечения, но не при продлении срока ареста (содержания под стражей), что противоречит руководящим разъяснением Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога».

Далее, суд, открыто встав на сторону обвинения, нарушая требования ч. 3 ст. 15 УК РФ, в обоснование обжалуемого решения сослался на то, что, в случае избрания иной меры пресечения, обвиняемый может «скрыться» от органов предварительного расследования и суда, «продолжить занятие преступной деятельностью», «оказать неправовое воздействие на участников уголовного судопроизводства» и «иным способом воспрепятствовать производству по делу».

Между тем, такая позиция суда является явно порочной, т.к. указанные выше мотивы есть не что иное, как предположения, использование которых в уголовном судопроизводстве не допускается требованиями ч. 4 ст. 14 и ч. 4 ст. 302 УПК РФ.

Более того, Пленум Верховного Суда РФ в своём Постановлении № 41 дал конкретные руководящие разъяснения о том, что, проверяя обоснованность предъявленного обвинения, суд обязан проверить представленные следственным органом
точные сведения (доказательства – ст. 74 УПК РФ), прямо указывающие на причастность данного лица к совершению преступления.

Следовательно, суд грубо нарушил не только и п. 2 руководящих указаний Постановления Пленума ВС РФ от 19.12.2013 № 41, но и п. 4 ст. 7 УПК РФ (в ред. от 24.05.2016).

Далее, суд не обсудил вопросы о возможности избрания Эрежебову Р.Д. иной меры пресечения в виде денежного залога либо домашнего ареста, о чём мотивированно ходатайствовал обвиняемый.
Так, действия Эрежебова Р.Д. следственными органами квалифицированы как покушение на хищение чужого имущества в размере 100 тыс. руб., что для АО «РН-Няганьнефтегаз» является незначительным; кроме того, украденное было своевременно возвращено законному собственнику.

Далее, суд в своём постановлении не обсудил применение других мер, в частности, залога, о чём в ходе судебного заседания защитником было заявлено ходатайство, но судом оно было проигнорировано.

Родственники обвиняемого готовы внести залог в виде денежной суммы, которая более чем в пять раз превышает сумму ущерба, т.е. 500 тыс. руб.

Далее, в соответствии с рукововдящими указаниями Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 № 41 (ред. от 24.05.2016) «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога», суд, рассматривая вопросы об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока её действия, обязан в каждом отдельном случае обсуждать возможность применения в отношении лица иной, более мягкой, меры пресечения, вне зависимости от наличия ходатайства об этом процессуальных сторон.

Заключение под стражу не может быть избрано в качестве меры пресечения, если отсутствуют предусмотренные ст. 97 УПК РФ основания для избрания меры пресечения, а именно: данные о том, что подозреваемый или обвиняемый может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда, либо продолжать заниматься преступной деятельностью, либо угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, либо уничтожить доказательства, либо иным путём воспрепятствовать производству по уголовному делу. Если основания, предусмотренные ст. 97 УПК РФ, отсутствуют, то судом не могут быть избраны и иные меры пресечения.

Далее, следственным органом не представлено никаких доказательств, реально подтверждающих то, что, находясь на свободе, подзащитный будет угрожать свидетелям или иным участникам уголовного судопроизводства, или будет угрожать им в дальнейшем, препятствовать дальнейшему производству по уголовному делу.

Также не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что, находясь на свободе, Эрежебов Р.Д. может скрыться от следствия или суда, или будет продолжать заниматься преступной деятельностью. Одно лишь подозрение в совершении тяжкого преступления не может быть признано безусловным «основанием» для избрания обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу (ареста).

В соответствии с п. 2 ст. 389.15 УПК РФ, основанием для отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке является существенное нарушение уголовно-процессуального закона.

Наконец, суд не учёл того, что Эрежебов Р.Д. в совершении преступления обвиняется впервые, ранее не только не судим, но даже не подвергался мерам административного, дисциплинарного либо общественного видов воздействия, на иждивении имеет престарелую мать, положительно характеризуется как по участию в общественном производстве, так и по поведению в семейно-бытовой обстановке, т.е. имеет правильную социально-бытовую адаптацию и положительную общественную репутацию.
На основании изложенного выше, в соответствии со ст.ст. 53, 389.2, 389.15 УПК РФ,

Прошу:

1. Вынести апелляционное определение об отмене постановления от 12.03.2018 Суда ХМАО – Югры и избрать обвиняемому Эрежебову Р.Д. меру пресечнния в виде домашнего ареста либо денежного залога.

Приложение: 1. 3 копии апелляционной жалобы;
2. Ордер Коллегии адвокатов.

Адвокат: (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв