Адвокат М. Ф. Пуртов » Защита охраняемых законом прав и интересов Апоненко В.В.

Защита охраняемых законом прав и интересов Апоненко В.В.

Опубликовано 23 Апр 2018. Автор:

Автор данного обращения по договору на оказание правовой помощи принял поручение на защиту охраняемых законом прав и интересов двоих родных братьев Апоненко, постоянных жителей г. Когалым ХМАО – Югры.

 

Следственный департамент МВД РФ
125009, г. Москва, Газетный переулок, д. 6

Заместителю Министра внутренних дел
Российской Федерации, начальнику
Следственного департамента МВД России,
генерал-лейтенанту юстиции
А.В. Романову

Пуртова М.Ф., адвоката Коллегии адвокатов
№ 1 г. Ханты-Мансийск, расп. по ул. Калинина,
дом 27, офис 3, состоящего в Реестре адвокатов
ХМАО – Югры под регистрационным № 86/288,
имеющего служебное удостоверение № 1259,
выданное 06.07.2016 Управлением Минюста РФ
по ХМАО – Югре, действующего в порядке
выполнения поручения, принятого по договору
на оказание возмездных юридических услуг по
защите охраняемых законом прав и интересов
Апоненко В.В.

Жалоба

Уважаемый Александр Владимирович!

Автор данного обращения по договору на оказание правовой помощи принял поручение на защиту охраняемых законом прав и интересов двоих родных братьев Апоненко, постоянных жителей г. Когалым ХМАО – Югры.

Определённый период времени Василий Апоненко занимал должность руководителя Когалымского отделения Западно-Сибирского (Сургутского) филиала ФГУП «Ростехинвентаризация – Федеральное БТИ», а его брат, являющийся кадастровым инженером, некоторое количество времени сотрудничал с этим же отделением на основе заключаемых гражданско-правовых договоров.

Однако, обычная размеренная деятельность неприметной организации была полностью разрушена, когда в Отдел МВД России по г. Когалым из местных органов финансовой разведки поступила явно сомнительная информация, заранее опрометчиво оценённая как якобы «подтверждающая» наличие и «мошенничества», и «легализации преступно нажитых денежных средств», что влечёт уголовную ответственность по ст.ст. 165 и 174.1 УК РФ.

Содержательная составляющая этой пустяковой истории, раздутой буквально из мыльного пузыря, проста и транспарентна до банальности: в период с 28.04.2014 по 27.07.2016 кадастровый инженер Александр Апоненко, имеющий статус индивидуального предпринимателя, выступая в качестве подрядчика, заключил 22 гражданско-правовых договора на оказание физическим и юридическим лицам возмездных услуг по изготовлению технических паспортов и технических планов.

Далее, по реальной и состоятельной версии доверителя Александра Апоненко, являющегося кадастровым инженером (в Когалымском отделении таковых не было вообще), он, как добросовестный подрядчик, принятые на себя обязательства по гражданско-правовым договорам собственными силами, т.е. лично, в полном объёме, качественно и в срок выполнил, своевременно сдав изготовленную продукцию заказчикам.

Далее, поскольку поведение контрагентов по данным гражданско-правовым договорам полностью соответствовало положениям ст.ст. 309, 310 и 420 ГК РФ, постольку заказчики произвели ИП Александру Апоненко полную оплату согласно установленным в сделках ценовым размерам.

Однако, после длительного «сизифова труда» в виде секретных оперативно-розыскных мероприятий и высосанных из пальца процессуальных решений под давлением одного из руководителей прокуратуры г. Когалым следователь СО ОМВД России по г. Когалым Николай Набиев 29.11.2017 вынес постановление, которым возбудил в отношении Василия Апоненко уголовное дело по п. «б» ч. 2 ст. 165 УК РФ, хотя до этого многократно выносил постановления с диаметрально противоположным содержанием.

По реальной и достоверной версии защиты, указанное выше постановление следственного органа необходимо оценить как явно ошибочное, безусловно необоснованное и совершенно незаконное, а потому подлежащее отмене, с учётом доводов, заслуживающих уважения и удовлетворения, имеющих как формальный (процессуальный), так и содержательный характер.

Так, в своей сомнительной и порочной версии следственный орган, ничтоже сумняшеся, кавалерийским наскоком утверждает, что Апоненко В.В., используя своё служебное положение начальника Когалымского отделения филиала ФГУП «Росинвентаризация – Федеральное БТИ», действуя «в интересах» своего брата, дал указание троим подчинённым женщинам-техникам выполнить не входящие в их прямые функциональные обязанности работы по изготовлению технических паспортов и планов, являющихся предметами гражданско-правовых договоров, которые заключил лично ИП Апоненко А.В.

Далее, по иезуитской схеме следственного органа, событийная сторона якобы «должна» была происходить совсем «по-другому» – ведь, если бы фигурирующие гражданско-правовые договоры заключал не Александр, а … Василий (???), то и указанные выше денежные средства поступили бы не кадастрвому инженеру, а Когалымскому отделению.

Как тут не вспомнить известную народную мудрость: если бы бабушка имела определённый предмет, то её и звали бы дедушкой! К тому же, Василий Апоненко и не имел законного права на заключение подобных договоров, т.к. никогда не являлся кадастровым инженером.

Далее, ни оперуполномоченные, ни следователи не берут во внимание то, что подзащитный не имел абсолютно никакого отношения ни к заключению 22 гражданско-правовых договоров, ни к их исполнению, ни к их оплате, поэтому позиция первого, опирающаяся на хилые глиняные ножки, является не более чем софистическим умозаключением-предположением, которое, исходя из требований ч. 4 ст. 14 и ч. 4 ст. 302 УПК РФ, в уголовном судопроизводстве не имеет права на жизнь, т.е. не применяется.

Далее, вполне уместно указать и на то, что, согласно требованиям ч. 3 ст. 14 УПК РФ и гарантиям, установленным в ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, все неустранимые сомнения должны быть истолкованы в пользу обвиняемого (подозреваемого), в данном случае – в интересах Апоненко В.В., но в г. Когалым предпочли действовать с точностью до наоборот, выплясывая краковяк перед местной прокуратурой.

Далее, состоявшееся и обжалуемое постановление следователя СО Отдела МВД России по г. Когалым, майора юстиции Набиева Н.Г. о возбуждении уголовного дела по п. «б» ч. 2 ст. 165 УК РФ в отношении Апоненко В.В. является явно ошибочным, необоснованным, а потому незаконным и подлежащим отмене, с учётом ряда других доводов, имеющих как формальный (процессуальный), так и содержательный характер.

Так, согласно требованиям ч. 3 ст. 20 УПК РФ, уголовные дела в отношении сотрудников организаций, подобных Когалымскому отделению Западно-Сибирского филиала (Сургутского) ФГУП «Ростехинвентаризация – Федеральное БТИ», являющихся самостоятельными и находящихся на полном хозрасчёте, могут возбуждаться не иначе, как по заявлениям либо руководителя самого данного гражданско-правового субъекта, либо руководителя вышестоящей организации; однако, ни эту норму закона, ни п. 2 руководящих указаний Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2016 зарвавшиеся следователи столицы «ЛУКойла» в упор не видят, широко закрыв глаза.

Хотя ни из Когалымского отделения, ни из Западно-Сибирского филиала, ни из центрального ФГУП «Ростехинвентаризация – Федеральное БТИ» никаких заявлений о возбуждении уголовного дела в отношении братьев Апоненко не поступало, следственный орган, игнорируя очевидное, решил занять позицию страуса, зарывшего голову в песок.

Поэтому не удивительно, что в процессуальных документах о возбуждении уголовного дела, задокументированных переобувшшимся в воздухе следователем Набиевым Н.Г., чётко и конкретно указана ссылка на основание для такого решения, а именно рапорт оперативного уполномоченного ОБЭП и ПК Отдела МВД России по г.Когалым об «обнаружении» признаков преступления, указанного в п. «б» ч. 2 ст. 165 УК РФ:
«В период времени с 28.04.2014 по 27.07.2016 начальник Когалымского отделения ФГУП «Ростехинвентаризация – Федеральное БТИ» (после реорганизации – АО «Ростехинвентаризация – Федеральное БТИ») Апоненко Василий Васильевич, 13.01.1970 г.р., действуя вопреки интересам службы, но в интересах родного брата, Апоненко Александра Васильевича, 16.03.1976 г.р., который зарегистрирован в ИФНС России по г. Когалым в качестве индивидуального предпринимателя, путём обмана создал условия для поступления денежных средств за выполненные работы руководимым им отделением на расчётный счёт ИП «Апоненко А.В.», ИНН 860801460433, причинив Западно-Сибирскому филиалу АО «Ростехинвентаризация – Федеральное БТИ» имущественный ущерб в виде упущенной выгоды в особо крупном размере, а именно в сумме не менее 1 764 618,45 рублей». А защита тут назойливо бормочет лихому следователю о «каком-то» УПК РФ, да ещё о неизвестном ему Пленуме Верховного Суда РФ…

Далее, явно надуман и совершенно бездоказателен довод следственного органа о том, что якобы Западно-Сибирскому (Сургутскому) филиалу «причинён» особо крупный материальный ущерб в общей сумме 1 млн. 350 тыс. 152 руб. 11 коп., т.к. Когалымское отделение – самостоятельное учреждение, находящееся на полном хозрасчёте, а не на государственном бюджетном финансировании, не являющееся получателем от вышестоящих учреждений и организаций каких-либо субсидий, субвенций; поэтому даже чисто теоретически не могло произойти причинение Западно-Сибирскому (Сургутскому) филиалу материального ущерба, тем более, что в проведении судебно-экономической экспертизы следователь, страхуясь, отказал, не указав ни мотивов, ни доводов, ни аргументов.

Далее, явно несостоятелен в состоявшемся и обжалуемом постановлении от 29.11.2017 о возбуждении уголовного дела по п. «б» ч. 2 ст. 165 УК РФ довод о том, что действиями (какими?! – М.П.) Апоненко В.В. якобы «причинён» особо крупный материальный ущерб в форме упущенной выгоды, т.е. «неполученных» доходов, концептуальное понятие которых дано в ст.ст. 15 и 393 ГК РФ.

Однако, как следственный орган, так и сторона обвинения вообще не указывают, в чём же конкретно заключается событийная сторона «нарушения прав» (каких? – М.П.) Когалымского отделения, и какова причинно-следственная связь между этими ирреальными «нарушениями» и «упущенной» выгодой.

Далее, как полный абсурд следует оценить ссылку следственного органа на 1 млн. 350 тыс. 152 руб. 11 коп., как на «доказанный» размер «упущенной» выгоды, тогда как это деньги, законно заработанные индивидуальным предпринимателем Апоненко А.В., что основывается на положениях ч. 1 ст. 9 (граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права), ч. 3 ст. 10 (презумпция добросовестности и разумности действий участников гражданских правоотношений), ст. 15 (под убытками понимаются расходы, которые лицо, чьё право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также не полученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода); ч. 1 ст. 23 (гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица), ст. 153 (сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей), ст. 309 (обязательства должны исполняться надлежащим образом), ст. 393 (должник обязан возместитиь кредитору убытки, причинённые неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств), ст. 420 (договором признаётся соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей), ч. 1 ст. 421 ГК РФ (граждане и юридические лица свободны в заключении договора).

Таким образом, следственный орган не имеет (не добыл) никаких допустимых и достоверных доказательств (ст. 74 УПК РФ), реально подтверждающих факт действительного наличия у Когалымского отделения «права» на заключение с восемнадцатью физическими юридически «обязанными» лицами договоров на изготовление технических паспортов и планов, а также и на «получение» 1 млн. 350 тыс. 152 руб. 11 коп.

Между тем, коли следственным органом так и не установлено, какие конкретно обязательства «нарушил» начальник Когалымского отделения Апоненко В.В., то и совершенно отсутствует у данного юридического лица право притязания на «получение» доходов, которые могли возникнуть в условиях обычного гражданского оборота.

Следовательно, поскольку следственный орган делает явно опрометчивый вывод о «наличии» материального ущерба в виде недополученных доходов (прибыли), постольку и нельзя ссылаться на якобы «возможность» получения денег, если бы Апоненко В.В. не совершил конкретные действия, являющиеся противоправными (какое нарушение и какого закона?).

Опираясь на данную фабулу событий, следственный орган делает надуманный вывод и о том, что якобы Западно-Сибирскому (Сургутскому) филиалу «причинён» особо крупный материальный «ущерб» в форме упущенной выгоды (убытков) в общем размере 1 млн. 350 тыс. 152 руб. 11 коп.

Однако, данная версия событий указанного выше периода времени является явно ошибочной, надуманной и полностью противоречит фактической объективной действительности.

Так, упомянутая выше денежная сумма законно перечислена заказчиками на расчётный счёт Александра Апоненко, который в статусе индивидуального предпринимателя заключил 22 гражданско-правовых договора и лично полностью изготовил технические паспорта и планы, оформил акты приёма-сдачи выполненных работ, при том, что от первых никаких замечаний и претензий не поступило.

Следовательно, никаких законных оснований для перечисления денежных средств за выполненные индивидуальным предпринимателем Александром Апоненко работы на расчётный счёт Западно-Сибирского (Сургутского) филиала ФГУП «Ростехинветаризация – Федеральное БТИ» не было ни ранее, ни на данный момент, иначе бы имело место неосновательное обогащение (ст. 1102 ГК РФ), что невдомёк следственному органу.

Более того, фактически доверитель Александр Апоненко в описанный выше период времени обеспечил не только нормальную финансово-хозяйственную деятельность Когалымского отделения, но и довольно высокую экономическую эффективность, т.е. доход, что следственный орган не обсуждает и не оценивает.

Между тем, к началу указанного выше периода времени в Когалымском отделении не было ни в штатном расписании, ни фактически должности кадастрового инженера, что вообще не допускало осуществление производстводственной деятельности, т.е. вело к её полной остановке и параличу.

Так, именно по инициативе коллектива Когалымского отделения Александр Апоненко ежемесячно заключал с Западно-Сибирским (Сургутским) филиалом гражданско-правовые договоры, реализация (выполнение) которых дала данному предприятию доход в общем размере около 8 млн. руб., тогда как доверителю было начислено около 75 тыс. руб., что означает экономическую отдачу (результативность) в 90-100 раз, что следственный орган в упор не желает признавать.
Вполне очевидно, что такая высокая экономическая эффективность заключённых предприятием гражданско-правовых сделок с Александром Апоненко стала следствием их действия, т.к. отделение получало законное право доступа ко всем специализированным компьютерным программам, работающим только на основании действующего аттестата кадастрового инженера и его электронной подписи программы по изготовлению технических паспортов и технических планов, но и от этого довода следственный орган шарахается, как некий литературный герой от душистого ладана.

Изучение и оценка всех бухгалтерских документов, их цифрового содержания требует применения специальных познаний в области судебной бухгалтерии и судебной экономики, что и предопределяет необходимость назначения и проведения соответствующей экспертизы, в порядке ст. 195 УПК РФ, однако, следственный орган до сих пор не удовлетворил соответствующее ходатайство защиты.

На основании изложенного выше, в соответствии со ст.ст. 119-123 УПК РФ,

Прошу:

1. Истребовать из СО Отдела МВД России по г. Когалым для изучения и проверки уголовное дело № 11.70.171.105.605.52.600, возбуждённое следователем Набиевым Н.Г. в отношении Апоненко В.В. по п. «б» ч. 2 ст. 165 УК РФ, и решить вопрос о его прекращении в связи с грубым нарушением требований ч. 3 ст. 20 УПК РФ, а также в связи с отсутствием состава преступления, т.е. по основаниям, предусмотренным в п. 2 ч. 1 ст. 24, п. 2 ч. 1 ст. 27, ч. 1 ст. 212 УПК РФ;

2. Уведомить о принятых решениях.

С заверениями
в высоком почтении, адвокат: (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв