Адвокат М. Ф. Пуртов » О признании незаконным и отмене решения Ханты-Мансийского райсуда от 25.05.2018 и вынесении нового решения

О признании незаконным и отмене решения Ханты-Мансийского райсуда от 25.05.2018 и вынесении нового решения

Опубликовано 14 Июн 2018. Автор:

01.03.2018 Совет Адвокатской палаты ХМАО – Югры вынес решение, которым объявил истцу предупреждение, мотивированное тем, что адвокат Пуртов М.Ф. оказал правовую помощь Мельниченко Д.Ф. по уголовному делу без заключения с ним соглашения…

 

Суд ХМАО – Югры
628012, г. Ханты-Мансийск,
ул. Чехова, д. 3

Судебная коллегия по гражданским делам
(апелляционная инстанция)

Истец (апеллянт): Пуртов М.Ф., адвокат Коллегии адвокатов
№ 1 г. Ханты-Мансийск, расп. по ул. Калинина,
д. 27, офис 3, сл.тел.: 8 (3467) 32-28-30;

Ответчик: Совет Адвокатской палаты ХМАО – Югры,
расп. в г. Ханты-Мансийск, ул. Гагарина, д. 116,
сл.тел.: 8 (3467) 32-30-50

Апелляционная жалоба
«О признании незаконным и отмене решения Ханты-Мансийского райсуда от 25.05.2018 и вынесении нового решения»

01.03.2018 Совет Адвокатской палаты ХМАО – Югры вынес решение, которым объявил истцу предупреждение, мотивированное тем, что адвокат Пуртов М.Ф. оказал правовую помощь Мельниченко Д.Ф. по уголовному делу без заключения с ним соглашения, нарушив тем самым требования п. 1 ст. 25 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Считая состоявшееся решение Совета ошибочным, подлежащим отмене, с учётом ряда достоверных доводов, заслуживающих уважения и удовлетворения, апеллянт обратился с исковым заявлением в суд.

Далее, оспаривая обжалуемое решение ответчика как ошибочное, апеллянт сослался на то, что ответчик, принимая опрометчивое решение, построил свои доводы исключительно на субъективных суждениях, изложенных в жалобе Мельниченко Д.Ф., оставляя в то же время без обсуждения и оценки аргументы, изложенные в объяснении истца; т.е. занимая однобокую позицию, нарушающую принципы раноправия и состязательности сторон.

Далее, в своём обращении Мельниченко Д.Ф., не оспаривая самого по себе факта оказанной ему истцом правовой помощи, надуманно указывает на то, что она была якобы «навязанной», хотя в протоколе его допроса было отмечено, что данное следственное действие откладывается и переносится на следующий день именно из-за неявки адвоката Пуртова М.Ф., на чём и настаивал автор жалобы, что лишний раз подтверждает откровенный субъективизм и недостоверность самого доказательства.

25.05.2018 Ханты-Мансийский райсуд (федеральный судья Солонина Е.А.) вынес решение, которым в удовлетворении исковых требований апеллянта отказал, с чем согласиться нельзя, в обоснование чего производится ссылка на ряд доводов и состоятельных аргументов.

Так, Ханты-Мансийский райсуд, открыто заняв позицию ответчика, сослался, в первую очередь, на доводы, изложенные в жалобе Мельниченко Д.Ф., проигнорировал то, что они носят надуманный и противоречивый характер, отличаются непоследовательностью и противоречат как нормам права, так и фактическим обстоятельствам, а потому данное доказательство подлежало критической оценке как явно недостоверное (ст.ст. 56 и 67 ГПК РФ).

Делая ошибочный вывод о том, что правовая помощь якобы была «навязана», суд не учёл того, что, согласно положениям ч. 2 ст. 52 УПК РФ, подозреваемый, обвиняемый, а уж тем более – свидетель (ст. 56 УПК РФ) вправе отказаться от услуг адвоката в любой момент производства по уголовному делу, а потому и не применил закон, подлежащий применению.

Наоборот, на самом-то деле Мельниченко Д.Ф. является на допрос вместе с избранным им адвокатом и ещё перед началом проведения данного следственного действия настаивает перед следователем о необходимости участия Пуртова М.Ф. для защиты его законных прав и интересов, что соответствует положениям п. 6 ч. 4 ст. 56 и ч. 5 ст. 89 УПК РФ, хотя имел реальную практическую возможность ходатайствовать об отсутствии необходимости участия адвоката.

Но в этом случае ангажированно настроенный суд не применил нормы закона, подлежащие применению.

Далее, райсуд не обсудил и не дал оценку тому, что именно преследуя корыстные интересы и действуя обманом, Мельниченко Д.Ф. лишь после проведения допроса и подписания протокола данного следственного действия заявил о том, что договор на оказание правовой помощи он заключать не будет, как не будет и вносить по прейскуранту какую-либо оплату как за выезд адвоката из г. Ханты-Мансийск в г. Нягань на расстояние 300 км, так и расходы по оплате такси (6 тыс. руб.).

Таким образом, Мельниченко Д.Ф. путём обмана – обещания заключить договор после оказания правовой помощи и оплатить понесённые расходы (10 тыс. руб. х 2 = 20 тыс. руб., т.к. следственное действие проводилось в воскресенье), и 6 тыс. руб. (оплата за аренду легкового автомобиля с экипажем, с пробегом 600 км) – причинил истцу существенный материальный ущерб.

Следовательно, правовая помощь Мельниченко Д.Ф. действительно была оказана без наличия соглашения, однако, это произошло не по вине истца, а в результате настоящего обмана со стороны Мельниченко Д.Ф., но этот довод при вынесении решения не обсуждался и не получил юридической оценки.
Далее, суд так и не дал надлежащей юридической оценки справке из отдела СУ СКР по ХМАО – Югре по расследованию особо важных дел (старший следователь Антон Филимонов) о том, что старший следователь ГСУ СКР (г. Москва), учитывая настоятельную просьбу Мельниченко Д.Ф., проведение допроса последнего отложил и перенёс на 9 часов утра 29.10.2017, т.е. произвёл тем самым назначение апеллянта.

Далее, согласно положениям ч. 5 ст. 50 УПК РФ, «в случае, если адвокат участвует в производстве предварительного расследования… по назначению следователя…, расходы на оплату его труда компенсируются за счёт средств федерального бюджета», т.е. без заключения соглашения.

Следовательно, суд должен был применить данную норму закона, но не применил, тенденциозно следуя позиции на стороне ответчика.

Далее, вполне понятно, что апеллянт, получив накануне вечером из следственного органа уведомление о назначении его участия утром следующего дня в следственном действии, а именно в допросе Мельниченко Д.Ф., не вправе был уклоняться от этого, тем более, что, наоборот, был обязан, согласно положениям п. 2 ст. 7 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ (в ред. от 29.07.2017) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», «исполнять требования закона об обязательном участии адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, а также оказывать юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом».

Однако, продолжая действовать в угоду ответчику, суд не применил и эти положения закона, подлежащие применению.

Далее, ошибочность состоявшегося и обжалуемого решения суда реально подтверждается и тем, что суд не обсудил и не учёл главного основания для наступления дисциплинарной ответственности адвоката, заключающегося в умышленном нарушении требований законодательства, что и прописано в ч. 1 ст. 18 «Кодекса профессиональной этики адвоката».

И данную норму закона суд не применил, хотя она подлежала применению.

Далее, райсуд при принятии состоявшегося и обжалуемого решения не обсудил и не дал никакой юридической оценки вполне очевидному факту того, что Мельниченко Д.Ф. вообще не причинено никакого вреда – наоборот, он получил обманом, т.е. мошенничеством, неосновательное обогащение, подлежащее возврату апеллянту; но и в данном случае суд не применил нормы главы 60 ГК РФ.

Далее, поскольку Мельниченко Д.Ф. вообще не причинено никакого вреда, постольку отсутствуют и законные основания для возбуждения в отношении апеллянта дисциплинарного производства; но суд и в данном случае не применил подлежащую применению норму, содержащуюся в п. 2 ст. 18 «Кодекса профессиональной этики адвоката».

Далее, райсуд не дал оценки тому, что как квалификационная комиссия, так и Совет Адвокатской палаты допустили нарушения, соответственно, п. 4 ст. 23 и п. 4 ст. 24 «Кодекса профессиональной этики адвоката», поскольку «разбирательство… осуществляется в пределах тех требований и по тем основаниям, которые изложены в жалобе…» и «…не вправе выходить за пределы жалобы…», тогда как в своей жалобе Мельниченко Д.Ф. вовсе не жаловался на то, что правовая помощь была оказана ему без ранее заключённого соглашения, а указывал на то, что якобы адвокат Пуртов М.Ф. «навязывал» свои услуги.

Ещё, не получили ни обсуждения, ни оценки при постановлении обжалуемого решения доводы, изложенные в объяснении от 04.11.2017.

На основании изложенного выше, в соответствии со ст.ст. 38, 320 ГПК РФ,

Прошу:

1. Вынести апелляционное определение об отмене решения от 25.05.2018 Ханты-Мансийского райсуда по иску адвоката Пуртова М.Ф. к Совету Адвокатской палаты ХМАО – Югры и вынести новое решение об удовлетворении требований апеллянта.

Приложение: 1. Квитанция об уплате госпошлины;
2. Копия жалобы для ответчика.

Адвокат (апеллянт): (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв