О возобновлении производства по уголовному делу о разбойном нападении

Опубликовано 07 Авг 2018. Автор:

Автор данного заявления уже несколько раз докладывал Вам на личном приёме весьма сложную и на редкость запутанную ситуацию, связанную с тем, что ещё летом 2012 года было возбуждено уголовное дело по подозрению двоих родных братьев, Амида и Амила Мамедовых, в «совершении» вооружённого разбойного нападения (ч. 3 ст. 162 УК РФ).

 

Следственное управление СКР по ХМАО – Югре
628012, г. Ханты-Мансийск, ул. Мира, д. 120

Руководителю следственного органа,
полковнику юстиции
А.М. Ахметзянову

Пуртова М.Ф., адвоката Коллегии адвокатов
№ 1 г. Ханты-Мансийск, расп. по ул.Калинина,
д. 27, офис 3, состоящего в Реестре адвокатов
ХМАО – Югры под регистрационным № 86/288,
имеющего служебное удостоверение № 1259,
выданное 06.07.2016 Управлением Минюста РФ
по ХМАО – Югре, действующего в порядке
выполнения поручения, принятого по договору
на оказание правовой помощи путём оказания
возмездных юридических услуг по защите
охраняемых законом прав и интересов
Мамедова Амила Джалията оглы,
прож. в г. Сургут

Заявление
«О возобновлении производства по уголовному делу о разбойном нападении»

Уважаемый Анвар Марсильевич!

Автор данного заявления уже несколько раз докладывал Вам на личном приёме весьма сложную и на редкость запутанную ситуацию, связанную с тем, что ещё летом 2012 года было возбуждено уголовное дело по подозрению двоих родных братьев, Амида и Амила Мамедовых, в «совершении» вооружённого разбойного нападения (ч. 3 ст. 162 УК РФ).

Далее, после представления Амидом в следственный орган электронного носителя информации (системного блока), видеозапись на котором достоверно подтверждала его алиби, 06.09.2012 было вынесено постановление о прекращении уголовного подозрения в отношении него за отсутствием состава тяжкого корыстного преступления.

Следовательно, поскольку подозрение Амида Мамедова целиком и полностью строилось на лживых измышлениях троих потерпевших, которые они излагали и в своих показаниях, и при проведении опознаний, и на очных ставках, постольку следственный орган, прекращая 06.09.2012 уголовное преследование против первого за его полной непричастностью, сам дал всем этим письменным носителям информации (доказательствам) критическую правовую оценку как недопустимым, недостоверным и, соответственно, подлежащим исключению из перечня.

Однако, следственный орган, дав в своём постановлении от 06.09.2012 всем доказательствам, оформленным с участием Амида, правомерно и обоснованно критическую оценку, прекратив против него уголовное преследование за отсутствием состава преступления, тем не менее, не исключил их из перечня.

Это шараханье следователя, успевшего поднатореть в трюкачестве и фальсификации, уподобившегося в своём поведении хамелеону, привело к тому, что он, нисколько не смущаясь, широко закрыв глаза, «оживил» липовые доказательства, сменив в них знак с минуса на плюс, и состряпал постановление, на этот раз, о привлечении к уголовной ответственности Амила!

Что же касается Амила, то ему было объявлено постановление о привлечении в качестве обвиняемого, после чего уголовное дело было направлено в Сургутский горсуд для рассмотрения по существу; в настоящее время решается вопрос о направлении в апелляционную инстанцию вместе с жалобой адвоката, в которой подробно излагаются мотивы и аргументы рассмотрения данного уголовного дела в порядке заочного судопроизводства (ч. 5 ст. 247 УПК РФ).

Также во вверенном Вам для руководства следственном органе находятся материалы уголовного дела, выделенные из уголовного дела по обвинению Амила, производство по которому в конце 2017 года было приостановлено.

Нахожу, что указанное выше постановление о приостановлении производства по делу подлежит отмене, т.к. возможности ведения дополнительного расследования далеко не исчерпаны, что свидетельствует о необходимости устранить существенную неполноту, пробелы, недостатки, противоречия и дать всем этим обстоятельствам оценку.

Так, уже проведённую по делу судебную компьютерно-техническую экспертизу следует признать недопустимым доказательством, т.к. она была поручена ненадлежащему лицу, не имеющему ни специальных познаний в области информационно-компьютерных технологий, ни соответствующих правоустанавливающих документов.

В самом деле, проведение данной судебной экспертизы было поручено Овчинникову Александру Валерьевичу, который, с его слов, в 1995 году якобы закончил обучение в Уральском государственном университете по специальности «электроснабжение промышленных предприятий», но в уголовном деле отсутствует даже копия документа, подтверждающего это.

Следовательно, поскольку нет никакого документального подтверждения того, что Овчинников А.В. имеет высшее образование в области информационных и компьютерно-технических технологий, постольку в ходе дополнительного предварительного расследования необходимо назначить и провести судебную компьютерно-техническую экспертизу, строго соблюдая при этом требования главы 27 УПК РФ и Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ (в ред. от 08.03.2015) «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Получение результатов такой экспертизы имеет крайне важное значение, т.к. в ходе предварительного расследования Амил, опровергая обвинение, последовательно показывал о том, что во время совершения разбойного нападения он ездил на автомобиле по г. Сургут, т.е. ссылался на наличие у него алиби, как и у Амида.

Между тем, в материалах уголовного дела содержатся сведения, предоставленные оператором мобильной связи, которые действительно подтверждают передвижения подзащитного вечером 29.04.2012:
— в 19 час. 16 мин. 42 сек. – автостоянка на пересечении улиц Маяковского и Быстринской;
— 19 час. 49 мин. 41 сек. – там же;
— 19 час. 51 мин. 16 сек. – там же;
— 19 мин. 54 мин. 43 сек. – Пролетарский проспект, 33, гаражный комплекс;
— 20 час. 00 мин. 24 сек. – ул. 30 лет Победы, 66;
— 20 час. 10 мин. 39 сек. – ул. Генерала Иванова.

Далее, в ходе дополнительного расследования необходимо тщательно проверить соблюдение требований УПК РФ при проведении 11.05.2012 потерпевшей Бровко М.Н. опознаний братьев Мамедовых.

Так, как следует из содержания имеющихся медицинских документов, Бровко М.Н. является инвалидом по зрению и практически слепая – во всяком случае, без очков ничего не видит.

Далее, как поясняет понятой Ступин Н.А. в своём объяснении от 25.01.2016, при проведении опознания 11.05.2012 Бровко М.Н. была без очков, причём опознание следователь проводил дважды, т.к. сначала она указала на статиста.

Вполне понятно, что, если опознание действительно проводилось дважды, то по результатам дополнительного расследования необходимо будет возбудить уголовное дело по ч. 2 ст. 303 УК РФ (фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении).

Далее, в ходе дополнительного расследования требуется назначение повторной судебной криминалистической экспертизы по вопросу подделки подписи отца братьев Амила и Амида, т.е. Джалията Мамедова.

Далее, необходимо дополнительно осмотреть имеющиеся при деле вещдоки и протоколы осмотров места происшествия, и в случае отсутствия на них следов обуви, биологических выделений (слюны, мочи и т.д.), отпечатков пальцев рук братьев Мамедовых, с учётом преюдициальных судебных документов о реабилитации Амида, дать надлежащую правовую оценку с позиции ст.ст. 306 и 307 УК РФ.

Важно также отметить, что при проведении осмотров места происшествия (фотостудия «Дего») отпечатки пальцев рук человека (людей) были обнаружены, и они пригодны для идентификации, однако, не принадлежат ни Амилу, ни Амиду.

Следовательно, по итогам дополнительного расследования необходимо дать юридическую оценку всем троим потерпевшим с позиции ст.ст. 306 и 307 УК РФ.

Приложение: 1. Копии процессуальных документов.

С заверениями
в высоком почтении, адвокат: (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв