В защиту законных прав и интересов осуждённого Улезькова В.В.

Опубликовано 09 Окт 2018. Автор:

08.06.2016 постановлен приговор Сургутского городского суда ХМАО – Югры (федеральный судья Скифский И.С.), которым Улезьков Виталий Викторович, ранее не судимый, отец троих малолетних детей, признан причастным к незаконному обороту наркотических средств…

 

Прокуратура ХМАО – Югры
628012, г. Ханты-Мансийск, ул. Чехова, д. 1 «а»

Прокурору Югры, государственному
советнику юстиции 3 класса
Е.Б. Ботвинкину

Пуртова М.Ф., адвоката Коллегии адвокатов
№ 1 г. Ханты-Мансийск, расп. по ул. Калинина,
д. 27, офис 3, состоящего в Реестре адвокатов
ХМАО – Югры под регистрационным № 86/288,
имеющего служебное удостоверение № 1259,
выданное 06.07.2016 Управлением Минюста РФ
по ХМАО – Югре, действующего в порядке
выполнения поручения, принятого по договору
на оказание правовой помощи по защите
охраняемых законом прав и интересов
Улезькова В.В., содержащегося в местах
лишения свободы по приговору Сургутского
горсуда

Кассационная жалоба
«В защиту законных прав и интересов осуждённого Улезькова В.В.»

08.06.2016 постановлен приговор Сургутского городского суда ХМАО – Югры (федеральный судья Скифский И.С.), которым Улезьков Виталий Викторович, ранее не судимый, отец троих малолетних детей, признан причастным к незаконному обороту наркотических средств, т.е. виновным в совершении двух преступлений, предусмотренных в ч. 1 ст. 30, п.п. «а» и «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и в ч. 1 ст. 30, п.п. «а» и «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (копия приговора прилагается).

В апелляционном порядке данное уголовное дело не рассматривалось.

Согласно оспариваемой позиции следственного органа, которую и признал как «состоятельную» горсуд, и, в основном, нашедшей подтверждение в суде, обвинение подзащитного сформулировано нижеуказанным образом, построенным исключительно в пользу обвинения, в грубое нарушение требований ч. 3 ст. 15 УПК РФ; поэтому обжалуемый приговор подлежит отмене как явно несправедливый, с учётом нижепоименованных доводов.

По версии стороны обвинения, которую суд и признал состоятельной, неустановленное лицо, реализуя преступный умысел, направленный на незаконный сбыт наркотических средств, в составе организованной группы, действуя согласно разработанному плану, вовлекло в преступную деятельность Улезькова В.В. в качестве соучастника, что и предопределяет его роль явно второстепенного характера.

Так, 24.08.2015 Улезьков В.В. и неустановленные лица, использующие интернет-аккаунты «Pirat.Kidd@jabber.pw», «Pirat Surgut», «Morgan», «Dirkus@jabber.pw», действуя в составе преступной группы под руководством неустановленного лица, использующего псевдоним «Pirat Jack», незаконно приобрели наркотическое средство – смесь, содержащую в своём составе α-пирролидиновалерофенон (PVP), являющееся производным наркотического средства N-метилэфедрона, массой 33,184 грамма, что образует крупный размер.

Далее, находясь в арендованной квартире, общую массу наркотического средства Улезьков В.В. разделил на несколько частей, одну из которых разместил в следующих «закладках» с наркотическими средствами:
— массой 0,284 грамма – в траве у кустов вдоль пешеходной аллеи за домом № 20 по ул. Майская г. Сургут, которая была изъята сотрудниками полиции 28.08.2015 в ходе осмотра места происшествия;
— массой 0, 364 грамма – на крышке металлического щитка на стене у входа в лифт в подъезде № 2 дома № 7/3 по ул. Дзержинского г. Сургут, которая была изъята сотрудниками полиции 29.08.2015 в ходе осмотра места происшествия;
— массой 0,278 грамма – в коробе в стене справа от мусоропровода между третьим и четвёртым этажами подъезда № 2 дома № 7/3 по ул. Дзержинского г. Сургут, которая была изъята сотрудниками полиции 29.08.2015 в ходе осмотра места происшествия.

Оставшуюся часть наркотического средства массой 8,440 грамма в целях последующего незаконного сбыта Улезьков В.В. незаконно хранил при себе, а также массой 23,818 грамма – по месту проживания, в квартире № 266 дома № 43 по ул. Мелик-Карамова г. Сургут.

Таким образом, Улезьков В.В., по версии обжалуемого приговора, действуя в составе группы, свой преступный умысел, направленный на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, не смог довести до конца по независящим от него обстоятельствам, поскольку был задержан сотрудниками полиции, а размещённые им «закладки» с наркотическим средством были обнаружены сотрудниками полиции с их изъятием из незаконного оборота, т.е. выведены из подпольного рынка.

Следовательно, никакого вреда в результате провалившихся действий Улезькова В.В. не наступило.

При указанных обстоятельствах, суд квалифицировал действия Улезькова В.В. по ч. 3 ст. 30, п.п. «а» и «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и по ч. 1 ст. 30 и п.п. «а» и «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ как покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, совершённое с использованием электронных или информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет») организованной группой, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.
Улезьков В.В. свою вину по предъявленному ему обвинению признал в полном объёме, раскаялся в содеянном (первый абзац листа 22 приговора), подтвердив, что инкриминируемые ему действия совершил в составе организованной группы.

Состоявшийся и обжалуемый приговор суда надлежит признать подлежащим изменению, с учётом ряда реальных и состоятельных доводов, заслуживающих уважения и удовлетворения, т.к. назначенные вид и мера наказания в отношении Виталия Улезькова являются несправедливыми, противоречат требованиям правовых норм и Конституции РФ.

Так, в соответствии с положениями ч. 2 ст. 43 УК РФ, главными целями наказания являются восстановление социальной справедливости и достижение исправления и перевоспитания осуждённого, а также предупреждение совершения новых преступлений.

Далее, согласно положениям ст. 297 УПК РФ, приговор суда может быть признан законным, обоснованным и справедливым только в том случае, если он постановлен в соответствии с требованиями УК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Далее, в п. 1 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22.12.2015 № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» даются нижеозначенные руководящие указания:

«Обратить внимание судов на необходимость исполнения требований закона о строго индивидуальном подходе к назначению наказания, имея в виду, что справедливое наказание способствует решению задач и осуществлению целей, указанных в статьях 2 и 43 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ).

Согласно статье 6 УК РФ, справедливость назначенного подсудимому наказания заключается в его соответствии характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

В силу требований статей 73 и 307, 308 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ), в приговоре следует указывать, какие обстоятельства являются смягчающими и отягчающими наказание, сведения, характеризующие личность подсудимого, мотивы принятых решений по всем вопросам, относящимся к назначению уголовного наказания, освобождению от него или его отбыванию».

Однако, выводы обжалуемого приговора в части определения Улезькову В.В. вида наказания и назначения его меры, изложенным положениям уголовного закона не отвечают (противоречат), что и должно служить основанием для его пересмотра и изменения первого, т.е. для возбуждения кассационного производства, а именно для применения в отношении обвиняемого Виталия Улезькова положений ст. 64 УК РФ – назначения ему наказания ниже низшего предела санкции данной статьи.

Так, конструкция ст. 64 УК РФ задокументирована в нижеозначенном виде:
«1. При наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления, наказание может быть назначено ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьёй Особенной части настоящего Кодекса, или суд может назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотрен этой статьёй, или не применить дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного.
2. Исключительными могут быть признаны как отдельные смягчающие обстоятельства, так и совокупность таких обстоятельств».

По мотивированной и обоснованной аргументами версии защиты, в материалах уголовного дела, исследованных судом в порядке ст. 240 УПК РФ, имеется вполне достаточная совокупность оснований для применения в отношении Виталия Улезькова положений данного института уголовного закона, т.е. для назначения наказания ниже низшего предела.

Так, в абзаце 2 листа 47 приговора суд указал, что в отношении всех четверых подсудимых отягчающих вину обстоятельств не имеется, т.е. не установлено.

Однако, в абзаце 2 на листе 48 приговора суд, действуя в угоду обвинению, грубо нарушая требования ч. 3 ст. 15 УПК РФ, по надуманным основаниям сделал опрометчивый вывод о якобы «отсутствии» оснований для применения положений ст. 64 УК РФ и исключительных обстоятельств, с чем согласиться никак нельзя, т.к. это противоречит фактическим обстоятельствам.

Так, Виталий Улезьков ранее не только не совершал преступлений, т.е. уголовно наказуемых деяний, но даже и не подвергался мерам административного, дисциплинарного либо общественного видов воздействия, т.е. ранее имел положительную репутацию добросовестного, законопослушного гражданина, что и опровергает ошибочную позицию горсуда.

Далее, Виталий Улезьков имел правильную социально-бытовую адаптацию: в наличии постоянное место жительства (г. Сургут), участие в общественном производстве (работа в ООО «Сервисная Лифтовая Компания»); женат, достойно воспитывает и обеспечивает полное материальное содержание троих малолетних детей (т. 11, л/д 109), что также опровергает надуманную версию горсуда.

Далее, как по участию в общественном производстве (трудовой деятельности в ООО «Сервисная Лифтовая Компания»), так и соседями по месту проживания и прохождения службы характеризуется только с положительной стороны (т. 11, л/д 107-108, 110, 115, 116), что также опровергает ошибочную позицию горсуда.

Далее, подзащитный неоднократно поощрялся руководством (администрацией) ООО «СЛК» за добросовестное отношение к работе – грамотами и благодарностями (т. 11, л/д 111-114).

Далее, суд приобщил к материалам уголовного дела прошение президента ГК «Импорт-Лифт», ходатайствующего перед судом о смягчении Улезькову В.В. вида и меры наказания, гарантирующем предоставление обвиняемому места работы.

Далее, судом были допрошены мать и супруга подзащитного – Улезькова М.В. и Улезькова Т.О., которые дали ему весьма положительные характеристики.

Далее, уже в ходе предварительного следствия (досудебное производство) Улезьков В.В. дал развёрнутые признательные показания, раскаявшись при этом (т. 7, л/д 141-145, 150-152).
Более того, сам суд в своём приговоре признал (абзац 6, лист 46) активное способствование Улезькова В.В. раскрытию и расследованию преступлений, изобличению и уголовному преследованию других соучастников уголовно наказуемых деяний (абзац 6, лист 46).

Далее, по данному делу была проведена судебная наркологическая экспертиза, по выводам которой установлено отсутствие у обвиняемого наркотической и другой зависимости (абзац 6, лист 46).

Далее, защита, исходя из указанных выше установочных данных, не может согласиться, как с достоверной, позицией суда, изложенной в абзаце 2 листа 48 приговора, о том, что якобы «отсутствуют» основания для применения положений ст. 64 УК РФ, т.к., по мнению суда, «нет исключительных обстоятельств» ни в поведении виновных, ни в мотивах и целях преступлений.

Однако, мотивы, цели инкриминируемых деяний подробно отражены при квалификации преступлений, равным образом и поведение обвиняемых как до, так и после их совершения, и всем им дана надлежащая правовая оценка.

Между тем, однако, в п. 29 уже упомянутого Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22.12.2015 № 58 (ст. 61 УК РФ – активное способствование раскрытию преступления, изобличение других соучастников…) дано руководящее разъяснение о том, что в этом случае суд вправе применить положения ст. 64 УК РФ и назначить более мягкое наказание, чем в санкции соответствующей статьи УК РФ, исходя из конкретных обстоятельств по делу и данных о личности обвиняемого.

В этом же Постановлении указывается на то, что применение положений ст. 64 УК РФ становится возможным именно потому, что установленные уважительные обстоятельства по делу и конкретные данные о личности обвиняемого как раз и существенно уменьшают степень общественной опасности содеянного.

Таким образом, вывод суда о якобы «отсутствии» оснований для назначения Улезькову В.В. наказания ниже низшего предела санкции ч. 4 ст. 228.1 УК РФ противоречит фактическим обстоятельствам по делу, и потому является надуманным субъективным мнением, которое не может приниматься во внимание.

На основании изложенного выше, в соответствии со ст. ст. 53 и 401.1-3 УПК РФ,

Прошу:

1. Возбудить по жалобе адвоката Пуртова М.Ф. кассационное производство;

2. Передать кассационную жалобу адвоката Пуртова М.Ф. на рассмотрение Президиума Суда ХМАО – Югры на предмет изменения приговора от 08.06.2016 по уголовному делу по обвинению Улезькова В.В. по ч. 1 ст. 30 и п.п. «а» и «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и по ч. 1 ст. 30 и п.п. «а» и «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, а именно применения положений ст. 64 УК РФ, т.е. назначения наказания ниже низшего предела санкции данной статьи УК РФ;

3. Уведомить о месте и времени рассмотрения уголовного дела.

Приложение: 1. Копия приговора от 08.06.2016
Сургутского горсуда;
2. Характеризующий материал
на 15 листах;
3. Ордер Коллегии адвокатов.

Адвокат: (М.Ф.Пуртов)

Оставить отзыв