О длительном укрывательстве в следственном органе г. Сургут

Опубликовано 22 Окт 2018. Автор:

Только крайняя необходимость заставляет автора данной жалобы направлять мотивированное обращение во вверенное Вам для руководства федеральное ведомство.

 

Следственный комитет Российской Федерации
105005, г. Москва, Технический переулок, д. 2

Председателю Следственного комитета РФ,
генералу юстиции
А.И. Бастрыкину

Пуртова М.Ф., адвоката Коллегии адвокатов
№ 1 г. Ханты-Мансийск, состоящего в Реестре
адвокатов ХМАО – Югры под регистрационным
№ 86/288, имеющего служебное удостоверение
№ 1259, выданное 06.07.2016 Управлением
Минюста РФ по ХМАО – Югре, действующего
в порядке выполнения поручения, принятого
по договору на оказание правовой помощи
путём оказания возмездных юридических услуг
по защите охраняемых законом прав и интересов
Мамедова Амила Джалията оглы,
находящегося в международном розыске

Жалоба
«О длительном укрывательстве в следственном органе г. Сургут
серьёзных преступлений против правосудия»

Уважаемый Александр Иванович!

Только крайняя необходимость заставляет автора данной жалобы направлять мотивированное обращение во вверенное Вам для руководства федеральное ведомство.

Полагаю необходимым в начале изложения хотя бы вкратце остановиться на печальных и трагических для дружной семьи Мамедовых обстоятельствах, имевших место ещё весной 2012 года.

Так, ещё 13.11.2013 автор данной жалобы по договору на оказание правовой помощи принял поручение на защиту двоих молодых жителей г. Сургут, а именно Амида и Амила Мамедовых, случайно попавших в поле зрения оперативно-следственных органов в связи с совершённым вечером 29.04.2012 неустановленными лицами вооружённого разбойного нападения, при наличии квалифицирующих обстоятельств, на фотостудию ООО «Дегос», расположенную в здании № 8/1, помещении «А», по ул.Быстринская в г. Сургут.

По данному факту следователь Сургутского СО по ОВД, полковник юстиции Силютин А.С. возбудил уголовное дело № 2.012.000.76/32 по ч. 3 ст. 162 УК РФ, что не оспаривается защитой.

По первоначальной, совершенно надуманной версии указанного выше следователя, разбойное нападение на фотостудию ООО «Дегос» якобы совершили братья Мамедовы и другие неустановленные лица.

Однако, вынужденно, под напором представленного защитой совершенно неопровержимого доказательства, т.е. видеозаписи, подтверждающей наличие у Амида алиби, следственный орган круто изменил курс расследования, направив «стрелки» лишь на Амила, который якобы и «бесчинствовал» в фотостудии.

По вновь рождённой версии следственного органа, данное преступление совершили неустановленные лица, но совместно с Амилом Мамедовым; уголовное дело по его обвинению было направлено в Сургутский горсуд для рассмотрения по существу, в настоящее время оно приостановлено в связи с тем, что подсудимый не явился в суд, поэтому он объявлен в международный розыск.

Уголовное дело в отношении неустановленных лиц находится в производстве Сургутского СО СУ СКР по ХМАО – Югре.

По реальной и состоятельной версии защиты, заслуживающей уважения и удовлетворения, Амил Мамедов непричастен к инкриминируемому ему преступлению; достаточная совокупность допустимых и достоверных доказательств, которые бы подтверждали доводы обвинения, отсутствует.

Что же касается протоколов «опознания» псевдо-потерпевшими братьев Мамедовых, то их необходимо признать недопустимыми доказательствами, исходя из требований ч. 3 ст. 7, ч. 1 ст. 75 УПК РФ и гарантий, установленных в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, а в отношении данных лиц необходимо возбудить уголовное дело по ч. 2 ст.307 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний, с учётом нижеследующих доводов.

Так, именно Шитик С.А., Фольц С.В. и Бровко М.Н, действуя в качестве участников опознаний, прямо указали на Амида и Амила Мамедовых как на лица, якобы «совершившие» в отношении них квалифицированное разбойное нападение.

Однако, уже 06.09.2012 сам следственный орган вынес постановление, которым уголовное преследование против Амида Мамедова прекратил, т.к. стороной защиты было представлено неопровержимое доказательство в виде жёсткого диска и видеорегистратора, достоверно подтверждающее наличие у него алиби.

Далее, факт явно незаконного уголовного преследования Амида Мамедова, основанного на заведомо лживых «опознаниях» псевдо-потерпевших, дополнительно подтверждается постановлением самого следственного органа от 20.07.2016 и вступившим в законную силу постановлением от 01.04.2016 Сургутского горсуда.

Дополнительными доводами, убедительно подтверждающими заведомую ложность показаний псевдо-потерпевших как при проведении опознаний, так и при соответствующих допросах, являются нижеозначенные обстоятельства (аргументы).

Так, согласно Акту № 104 освидетельствования Бровко М.Н. от 15.02.2012, она является инвалидом по зрению с остаточной остротой зрения 15% из 100%, поэтому ранее незнакомых людей с расстояния примерно пяти метров она опознать не сможет по причине стойких необратимых изменений зрительного анализатора.

Далее, ещё 25.01.2016 автор данного заявления, действуя в порядке ст.ст. 53 и 86 УПК РФ, получил письменное объяснение от Ступина Н.А. и Сызрановой И.П., которые в качестве понятых 11.05.2012 участвовали при «опознании» братьев Мамедовых.

Эти лица чётко показали, что первоначально девушка (Бровко М.Н. – М.П.), находившаяся без очков, не опознала Амила, указав на другое лицо (статиста), в связи с чем следователем был объявлен перерыв, из кабинета всех вывели, после чего следственное действие было проведено повторно, и она (Бровко М.Н. – М.П.) заявила об «ошибке», указав в этот раз на подзащитного.

Таким образом, опознание подзащитного Амила Мамедова было произведено повторно, что прямо запрещено требованиями ч. 4 ст. 193 УПК РФ, а потому содержит прямые, явные и очевидные признаки тяжкого преступления против правосудия, т.е. фальсификацию доказательств по уголовному делу о тяжком (ч. 4 ст. 15 УК РФ, ч. 3 ст. 162 УК РФ) преступлении.

Далее, согласно показаниям допрошенного следователем эксперта Степановой И.Н., другой из потерпевших, а именно Шитик С.А. при опознании им подзащитных добросовестно заблуждался.

Далее, в заключении другого эксперта, а именно Закатей А.В. от 19.09.2012 содержится категорическое заключение о том, что обнаруженные на месте происшествия многочисленные отпечатки пальцев человека пригодны для идентификации, однако они оставлены не Амидом и не Амилом Мамедовыми.

Следовательно, в действиях Бровко М.Н., Шитика С.А. и Фольц С.В. содержатся явные и очевидные признаки заведомо ложных показаний при опознаниях и при допросах по уголовному делу о тяжком (ч. 4 ст.15 УК РФ) преступлении, т.е. преступления против правосудия, предусмотренного в ч. 2 ст. 307 УК РФ.

Однако, мотивированное ходатайство автора данного обращения о назначении и проведении судебно-медицинской экспертизы по зрению у Бровко М.Н., а также компьютерно-технической экспертизы (по биллингу), так и не удовлетворено.

Далее, 10.03.2017 следователь отдела по расследованию ОВД СУ СКР по ХМАО – Югре, подполковник юстиции Кабуркин А.А. вынес постановление, которым отказал в возбуждении уголовного дела, указав на «отсутствие» в действиях следователя СО по г.Сургут СУ СКР по ХМАО – Югре Силютина А.С. признаков должностных преступлений, предусмотренных в ч. 1 ст. 292 (служебный подлог) и ч. 3 ст. 303 УК РФ (фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении), что следует оценить как способ укрывательства преступлений.

Так, 11.07.2017 и.о.руководителя отдела процессуального контроля СУ СКР по ХМАО – Югре Саеткулов А.Х. задокументировал, в порядке ст. 143 УК РФ, рапорт об обнаружении в умышленных действиях следователя СО по г. Сургут СУ СКР по ХМАО – Югре Силютина А.С. явных и очевидных признаков двух серьёзных должностных преступлений, предусмотренных в ч. 1 ст. 292 и ч. 3 ст. 303 УК РФ.

Действительно, указанное выше решение Саеткулова А.Х. было построено на реально установленных в ходе доследственной проверки по заявлению адвоката Пуртова М.Ф., в порядке ст.ст. 144, 145 УПК РФ, обстоятельствах, достоверно и неоспоримо подтверждающих факты незаконного уголовного преследования Мамедова Амида Джалията оглы по подозрению его в «совершении» вечером 29.04.2012 вооружённого разбойного нападения на фотостудию ООО «Дегос», что следственным органом категорически отрицалось до тех пор, пока это преюдициально не было установлено постановлением от 01.04.2016 Сургутского горсуда (федеральный судья Горкуша С.Н.), рассматривавшего жалобу адвоката в порядке ст. 125 УПК РФ.

Далее, проведённые с участием подозреваемого по ч. 3 ст. 162 УК РФ Мамедова Амида следственные действия (допрос в качестве подозреваемого, три допроса на очных ставках с тремя «потерпевшими», три допроса при проведении опознаний) следователем были оформлены соответствующими протоколами, согласно ст. 165 УПК РФ.

Кроме того, следователь оформил постановление (п. 25 ст. 5 УПК РФ) об избрании Мамедову А.Д.о меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, отобрав у подзащитного подписку о невыезде.

Однако, после приобщения к материалам уголовного дела видеорегистратора с жёстким диском, содержащим запись о фактическом нахождении Мамедова Амида вечером 29.04.2012 в помещении ООО «СФО», бесспорно подтверждающую алиби подзащитного (п. 1 ст. 5 УПК РФ), 06.09.2012 следователь вынес постановление о прекращении в отношении Мамедова А.Д.о уголовного преследования за его непричастностью, т.е. по основаниям, указанным в п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

Далее, умышленно превышая свои должностные полномочия, действуя из ложно понятых служебных интересов, следователь Силютин А.С. все протоколы проведённых следственных действий с подозреваемым Мамедовым Амидом и другие процессуальные документы из уголовного дела изъял, не задокументировав это соответствующим постановлением (п. 25 ст. 5 УПК РФ), грубо нарушая правила о выделении уголовного дела или материалов в отдельное производство (ст.ст. 154 и 155 УПК РФ), а в целях ликвидации и сокрытия следов преступления вложил в дело сфальсифицированное постановление от 22.09.2012 об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении подзащитного, статус которого был изменён с подозреваемого на свидетеля.

Таким образом, в материалах уголовного дела по обвинению Мамедова Амила Джалията оглы, направленного в Сургутский горсуд для рассмотрения по существу, полностью отсутствуют протоколы следственных действий и другие процессуальные документы, достоверно подтверждающие факты незаконного уголовного преследования брата Амида.

Далее, совершая служебный подлог и фальсификацию доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении, следователь Силютин А.С. преследовал другую преступную цель: создать (сфабриковать) искусственную базу незаконного обвинения Мамедова Амила и предотвратить инициирование судом вопроса о возбуждении в отношении троих «потерпевших» уголовного дела за дачу ими заведомо ложных показаний.

Следовательно, в умышленных действиях следователя Силютина А.С. содержатся явные и вполне очевидные признаки ещё одного преступления против правосудия, предусмотренного в ч. 299 УК РФ, т.е. привлечение заведомо невиновного лица к уголовной ответственности по обвинению в совершении тяжкого преступления.

Кроме того, в ходе выполнения принятого по договору на оказание правовой помощи поручения выявлен ещё один дополнительный факт фальсификации следователем Силютиным А.С. доказательств по уголовному делу о разбойном нападении на фотостудию ООО «Дегос».

Так, в протоколе от 18.07.2012 выемки видеорегистратора у Мамедова Д.Ш.о, подпись последнего подделана, т.е. сфальсифицирована, что достоверно подтверждается и заключением от 04.08.2017 эксперта № 3-08-п (копия прилагается).

Следовательно, в подобных умышленных действиях следователя Силютина А.С. дополнительно содержатся явные и очевидные признаки серьёзного преступления против правосудия, указанного в ч. 3 ст. 303 УК РФ.

Кроме того, в ходе предварительного расследования по данному уголовному делу в период 1-4 мая 2012 года Мамедов Амид без оформления каких-либо процессуальных документов незаконно был лишён свободы и пищи, беспрерывно содержался в закрытых на замок помещениях Управления МВД России по г. Сургут.

Следовательно, достоверно установлены факты незаконного задержания Мамедова А.Д.о, содержащие явные и очевидные признаки преступления, указанного в ч. 1 ст. 301 УК РФ.

Таким образом, следователь Кабуркин А.А. своим незаконным постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела фактически незаконно осовбодил от уголовной ответственности следователя Силютина А.С., в связи с чем в поведении первого усматриваются явные и очевидные признаки преступления, указанного в ст. 300 УК РФ.

Далее, поскольку подозрение Амида Мамедова целиком и полностью строилось на лживых измышлениях троих «потерпевших», которые они излагали и в своих показаниях, и при проведении опознаний, и на очных ставках, постольку следственный орган, прекращая 06.09.2012 уголовное преследование против первого за его полной непричастностью, сам дал всем этим письменным носителям информации (доказательствам) критическую правовую оценку как недопустимым, недостоверным и, соответственно, подлежащим исключению из перечня.

Однако, следственный орган, дав в своём постановлении от 06.09.2012 всем доказательствам, оформленным с участием Амида, правомерно и обоснованно критическую оценку, прекратив против него уголовное преследование за отсутствием состава преступления, тем не менее, не исключил их из перечня.

Это шараханье следователя, успевшего поднатореть в трюкачестве и фальсификации, уподобившегося в своём поведении хамелеону, привело к тому, что он, нисколько не смущаясь, широко закрыв глаза, «оживил» липовые доказательства, сменив в них знак с минуса на плюс, и состряпал постановление, на этот раз, о привлечении к уголовной ответственности Амила!

Что же касается Амила, то ему было объявлено постановление о привлечении в качестве обвиняемого, после чего уголовное дело было направлено в Сургутский горсуд для рассмотрения по существу; в настоящее время решается вопрос о направлении в апелляционную инстанцию вместе с жалобой адвоката, в которой подробно излагаются мотивы и аргументы рассмотрения данного уголовного дела в порядке заочного судопроизводства (ч. 5 ст. 247 УПК РФ).

Далее, проведённую по делу судебную компьютерно-техническую экспертизу следует признать недопустимым доказательством, т.к. она была поручена ненадлежащему лицу, не имеющему ни специальных познаний в области информационно-компьютерных технологий, ни соответствующих правоустанавливающих документов.

В самом деле, проведение данной судебной экспертизы было поручено Овчинникову Александру Валерьевичу, который, с его слов, в 1995 году якобы закончил обучение в Уральском государственном университете по специальности «электроснабжение промышленных предприятий», но в уголовном деле отсутствует даже копия документа, подтверждающего это.

Следовательно, поскольку нет никакого документального подтверждения того, что Овчинников А.В. имеет высшее образование в области информационных и компьютерно-технических технологий, постольку в ходе дополнительного предварительного расследования необходимо назначить и провести судебную компьютерно-техническую экспертизу, строго соблюдая при этом требования главы 27 УПК РФ и Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ (в ред. от 08.03.2015) «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Получение результатов такой экспертизы имеет крайне важное значение, т.к. в ходе предварительного расследования Амил, опровергая обвинение, последовательно показывал о том, что во время совершения разбойного нападения он ездил на автомобиле по г. Сургут, т.е. ссылался на наличие у него алиби, как и у Амида.

Между тем, в материалах уголовного дела содержатся сведения, предоставленные оператором мобильной связи, которые действительно подтверждают передвижения подзащитного вечером 29.04.2012:
— в 19 час. 16 мин. 42 сек. – автостоянка на пересечении улиц Маяковского и Быстринской;
— 19 час. 49 мин. 41 сек. – там же;
— 19 час. 51 мин. 16 сек. – там же;
— 19 мин. 54 мин. 43 сек. – Пролетарский проспект, 33, гаражный комплекс;
— 20 час. 00 мин. 24 сек. – ул. 30 лет Победы, 66;
— 20 час. 10 мин. 39 сек. – ул. Генерала Иванова.

Далее, в ходе дополнительного расследования требуется назначение повторной судебной криминалистической экспертизы по вопросу подделки подписи отца братьев Амила и Амида, т.е. Джалията Мамедова.

Далее, необходимо дополнительно осмотреть имеющиеся при деле вещдоки и протоколы осмотров места происшествия, и в случае отсутствия на них следов обуви, биологических выделений (слюны, мочи и т.д.), отпечатков пальцев рук братьев Мамедовых, с учётом преюдициальных судебных документов о реабилитации Амида, дать надлежащую правовую оценку с позиции ст.ст. 306 и 307 УК РФ.

Важно также отметить, что при проведении осмотров места происшествия (фотостудия «Дего») отпечатки пальцев рук человека (людей) были обнаружены, и они пригодны для идентификации, однако, не принадлежат ни Амилу, ни Амиду.

Следовательно, по итогам дополнительного расследования необходимо дать юридическую оценку всем троим потерпевшим с позиции ст.ст. 306 и 307 УК РФ.

22.03.2018 давалось поручение начальнику Отдела по расследованию ОВД СУ СКР по ХМАО – Югре, майору юстиции Павлу Шулепову разрешить по существу жалобу о признании незаконным постановления бывшего следователя Александра Кабуркина от 12.03.2018, возбуждении уголовных дел по установленным и достоверным фактам фальсификации доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении (ч. 3 ст. 303 УК РФ), дачи тремя «потерпевшими» в ходе судебного производства заведомо ложных показаний по уголовному делу о тяжком преступлении (ч. 2 ст. 307 УК РФ), заведомо ложного опознания подзащитного слепой «потерпевшей» Марией Бровко при запрещённом повторном «опознании» (ч. 2 ст. 307 УК РФ), незаконного лишения свободы продолжительностью более четырёх суток Амида Мамедова в здании полиции г. Сургут в начале мая 2012 года (ч. 1 ст. 301 УК РФ), служебного подлога (ч. 1 ст. 292 УК РФ), привлечения заведомо невиновного лица – Амила Мамедова – к уголовной ответственности по ч. 3 ст. 162 УК РФ (ст. 299 УК РФ), незаконного освобождения виновного лица от уголовной ответственности (ст. 300 УК РФ).

Однако, уже 23.03.2018 Павел Шулепов дал формальный ответ, который был оформлен вообще без проведения какой-либо проверки, что, безусловно, недопустимо.

С учётом изложенного выше, в соответствии со ст. 53 УПК РФ,

Прошу:

1. Отменить незаконное постановление от 12.03.2018 бывшего следователя Кабуркина А.А.;
2. Поручить решить вопросы, в порядке ч. 2 ст. 140 и ч. 1 ст. 146 УПК РФ, о возбуждении уголовных дел по явным и очевидным признакам преступлений, предусмотренных в:
— ч. 1 ст. 292 УК РФ (служебный подлог);
— ст. 299 УК РФ (привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности);
— ст. 300 УК РФ (незаконное освобождение от уголовной ответственности);
— ч. 1 ст. 301 УК РФ (заведомо незаконное задержание лица);
— ч. 3 ст. 303 УК РФ (фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении);
— ч. 2 ст. 307 УК РФ (дача тремя «потерпевшими» заведомо ложных показаний);
3. Сообщить о принятых решениях.

Приложение: 1. Ордер Коллегии адвокатов.

С заверениями
в высоком почтении, адвокат: (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв