О признании ответа следователя незаконным

Опубликовано 20 Ноя 2018. Автор:

В производстве следователя СО ОМВД России по Нефтеюганскому району ХМАО – Югры, лейтенанта юстиции Дмитрия Жердина находится уголовное дело по обвинению Павла Шиханова и других, якобы «состоящих в организованной преступной группе»…

 

Нефтеюганская межрайпрокуратура
628301, ХМАО – Югра, г. Нефтеюганск,
ул. Набережная, д. 4

Межрайпрокурору,
младшему советнику юстиции
П.В. Гусенкову

Пуртова М.Ф., адвоката Коллегии адвокатов
№ 1 г. Ханты-Мансийск, расп. по ул. Калинина,
д. 27, офис 3, состоящего в Реестре адвокатов
ХМАО – Югры под регистрационным № 86/288,
имеющего служебное удостоверение № 1259,
выданное 06.07.2016 Управлением Минюста РФ
по ХМАО – Югре, действующего в порядке
выполнения поручения, принятого по договору
на оказание правовой помощи путём оказания
возмездных юридических услуг по защите
охраняемых законом прав и интересов
пенсионера по старости Шиханова П.В.,
проживающего в г. Пыть-Ях, работающего
у индивидуального предпринимателя
Шихановой Е.Р.

Жалоба
«О признании ответа следователя незаконным
и о принятии мер по восстановлению законных прав и интересов
Павла Шиханова»

Уважаемый Павел Владимирович!

В производстве следователя СО ОМВД России по Нефтеюганскому району ХМАО – Югры, лейтенанта юстиции Дмитрия Жердина находится уголовное дело по обвинению Павла Шиханова и других, якобы «состоящих в организованной преступной группе», в «совершении» кражи лёгких фракций углеводородного сырья (газолина), принадлежащего одной из нефтедобывающих организаций.

По надуманной версии органа досудебного производства, роль «организатора» и «руководителя» «организованной преступной группы» исполнял упомянутый выше пенсионер по старости, ранее не только не судимый, но и до случившегося вообще не привлекавшийся к каким бы то ни было видам правового, административного либо общественного воздействия, имеющий благополучную социально-бытовую репутацию, достойно воспитывающий своих детей.

Будучи привлечённым к уголовной ответственности в качестве обвиняемого в «совершении» кражи при «наличии» квалифицирующих обстоятельств, Павел Шиханов дал развёрнутые мотивированные показания, в которых последовательно и аргументированно, убедительно и категорически отрицает какую-либо причастность к «тайному хищению» газолина.

Вместе с тем, подзащитный чистосердечно признаёт, что, действительно, несколько раз покупал газолин по предложениям некоторых, ранее не знакомых, операторов нефтедобывающих предприятий, каждый раз рассчитываясь наличными денежными средствами, как лично, так и через сына, а также некоторых других лиц, иногда выполнявших функции случайных покупателей.

Разъясняя конкретные особенности заключённых в устной форме гражданско-правовых договоров купли-продажи находящегося в свободном обороте газолина, подзащитный в качестве дополнений указывает, что никакой «группы» не существует, не говоря уже об «организованной» форме, т.к. каждый из обвиняемых действовал самостоятельно и разрозненно, без каких-либо «руководящих и направляющих указаний», со стороны Павла Шиханова, который на самом деле никаких «встреч», «совещаний» и «обсуждений» по составлению «планов» преступной деятельности, «распределению ролей», отчётов по исполнительской дисциплине, «созданию» материально-технической базы «группы» и т.д. не проводил.

Кроме того, как уточняет подзащитный, он действительно один раз встречался с Нечведой и Пивоваровым по их же инициативе, когда они и предложили купить у них за наличные денежные средства газолин, который, по реальной и состоятельной версии Павла Шиханова, находился у этих продавцов на правомерном основании – во всяком случае, никакой информации о его «краже» не существовало.

При таких вполне транспарентных обстоятельствах, защита по согласованию с доверителем сформировала правовую позицию, заключающуюся в том, что и уголовное дело, и уголовное преследование в отношении Павла Шиханова производятся совершенно незаконно, а потому требуется принятие неотложных мер и решений по пресечению произвола и беззакония, вдохновителем, генератором и исполнителем которого является Дмитрий Жердин, умышленно превышающий свои служебные должностные полномочия, исходя из ложно понимаемых им профессиональных задач и, что также вполне очевидно, из карьеристских побуждений.

Продолжая принципиально отстаивать законные права и интересы подзащитного, 05.11.2018 представил следователю Дмитрию Жердину, в порядке ст.ст. 53 и 119-122 УПК РФ, подробно мотивированное ходатайство о назначении и проведении по данному уголовному делу двух судебных экспертиз (физико-технической и бухгалтерской) и о прекращении в отношении подзащитного Павла Шиханова уголовного преследования за его непричастностью к совершению инкриминируемого ему преступления, т.е. по основаниям, предусмотренным в п. 2 ч. 1 ст. 24, п. 1 ч. 1 ст. 27 и ч. 2 ст. 212 УПК РФ (копия ходатайства прилагается).

Однако, ещё не успел просохнуть краситель печатного текста, как уже 06.11.2018 профессионально деформированный следователь сварганил издевательский и по форме, и по существу опус в виде т.н. «ответа».

Так, в своей эклектичной саге следователь две полные страницы из четырёх зачем-то прямо цитирует текст автора жалобы.

Таким образом, следователь анализ и юридическую оценку доводов защиты лукаво подменил искусственным наполнением «водой» объёма псевдо-ответа, что объективно отражает правовую нищету обвинения органа досудебного производства.

Далее, две оставшиеся страницы следователь отвёл на разъяснение адвокату, наивно полагая, что они ему «не известны», положений ст.ст. 24, 27, 29, 140, 146 и 171 УПК РФ.

Стоит отдельно удивляться поразительной изворотливости следователя, прибегающего даже к подмене понятий.

Так, защита многократно, в порядке ст.ст. 53, 119-122 и 195 УПК РФ, ходатайствовала о назначении и проведении судебной физико-технической экспертизы, которая бы с применением специальных познаний в области учётно-измерительных технологий достоверно установила объём реализованной покупателям продукции, т.е. газолина.

Однако, ничтоже сумняшеся, следователь ссылается на то, что по делу были назначены и проведены экспертизы материалов, веществ и изделий, и на «основе» химического состава вещества следственный орган «установил» его объём (???). Тут уж впору Дмитрию Жердину за сногсшибательные научные «открытия» «прямой связи» между химическим составом вещества и его объёмом без каких-либо изысканий и диссертаций присуждать премию Альфреда Нобеля!

Далее, не меньшего интереса в ответе Дмитрия Жердина заслуживают и «аргументы» об отказе в назначении и проведении по делу судебной бухгалтерской экспертизы.

Так, сначала следователь опрометчиво указывает, что якобы размер ущерба «установлен», однако, вовсе не утруждает себя ссылками на допустимые и достоверные доказательства, указанные в перечне ст. 74 УПК РФ.

Далее, распалившись, Дмитрий Жердин безапелляционно заявляет, что установление ущерба вообще «не относится» к числу обстоятельств, включённых в перечень подлежащих доказыванию в ходе досудебного производства, с чем, однако, согласиться нельзя.

Так, в соответствии с положениями ч. 1 ст. 42 УПК РФ, лицо (физическое либо юридическое) может быть признано потерпевшей стороной, если ей преступлением причинён материальный ущерб, установление которого является предметом обязательного доказывания, исходя из требований п. 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ.

Далее, в ст. 25 руководящих указаний Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 (в ред. от 16.05.2017) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» предписывается устанавливать размер похищенного имущества по его стоимости, а в случае её отсутствия необходимо назначение судебной бухгалтерской экспертизы.

По реальной и состоятельной версии защиты, поскольку никаких учётно-бухгалтерских документов, необходимых для определения стоимости газолина, следственный орган не добыл, а судебную бухгалтерскую экспертизу следователь отказывается назначать, постольку следуют непреложные выводы об отсутствии ущерба и незаконности как возбуждения уголовного дела (ч. 2 ст. 140 и ч. 1 ст. 146 УПК РФ), так и уголовного преследования подзащитного, а также незаконности постановления о признании нефтедобывающего предприятия потерпевшей стороной (ч. 1 ст. 42 УПК РФ).

Кроме того, следователь вообще уклонился от обсуждения и оценки довода защиты о необоснованности решения следственного органа считать установленным наличие т.н. «организованной группы», что, однако, противоречит закону (ст. 33, ч.ч. 1, 2 и 3 ст. 35 УК РФ) и п. 15 руководящих указаний Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 (в ред. от 16.05.2017) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

По мотивированной версии защиты, у стороны обвинения полностью отсутствуют доказательства «существования» и «группы», и т.н. «организованной» в плане «устойчивости», «сплочённости», «планов» действий, «распределения» ролей и т.д.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 53 и 124 УПК РФ,

Прошу:

1. Признать ответ следователя СО Отдела МВД России по Нефтеюганскому району, лейтенанта юстиции Жердина Д.В. от 06.11.2018 необоснованным и противоречащим требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ;

2. Изучить вопросы о назначении и проведении по данному уголовному делу двух судебных экспертиз (физико-технической и бухгалтерской);

3. Внимательно проверить обоснованность, состоятельность и законность доводов защиты о необходимости прекращения уголовного дела и уголовного преследования в отношении Шиханова П.В. в связи с его непричастностью к совершению «кражи» газолина;

4. Сообщить о принятых решениях.

Приложение: 1. Копии ходатайства и ответа.

С заверениями
в высоком почтении, адвокат: (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв