По защите охраняемых законом прав и интересов Адеевой Е.В.

Опубликовано 07 Дек 2018. Автор:

23.10.2017 по приговору Нефтеюганского районного суда (федеральный судья Чукомин А.В.) Адеева Е.В. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного в п. «а» ст. 158 УК РФ, и ей назначено наказание в виде лишения свободы сроком в 3 года и 10 дней.

 

Суд ХМАО – Югры
628012, г. Ханты-Мансийск,
ул. Чехова, д. 3

Судебная коллегия по уголовным делам
(апелляционная инстанция)

Пуртова М.Ф., адвоката Коллегии
адвокатов № 1 г. Ханты-Мансийск,
расп. по ул. Калинина, д. 27, офис 3,
состоящего в Реестре адвокатов ХМАО –
Югры под регистрационным № 86/288,
имеющего служебное удостоверение
№ 1259, выданное 06.07.2016
Управлением Минюста РФ по ХМАО –
Югре, действующего в порядке
выполнения поручения, принятого
по договору на оказание правовой
помощи по защите охраняемых законом прав и интересов Адеевой Е.В., прож.
в п.г.т. Пойковский Нефтеюганского
района ХМАО – Югры, осуждённой
по приговору Нефтеюганского райсуда
от 23.10.2017 по ч. 3 ст. 30, п.п. «а» и «в»
ч. 4 ст. 158, п. «б» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ

Апелляционная жалоба

23.10.2017 по приговору Нефтеюганского районного суда (федеральный судья Чукомин А.В.) Адеева Е.В. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного в п. «а» ст. 158 УК РФ, и ей назначено наказание в виде лишения свободы сроком в 3 года и 10 дней.

Далее, оценивая состоявшийся приговор явно ошибочным, необоснованным и незаконным, защита 07.11.2017 обжаловала его в апелляционном порядке, оформив соответствующую жалобу и зарегистрировав её в канцелярии Нефтеюганского райсуда (адвокат Даскал И.Г.).

06.02.2018 к ранее представленной адвокатом Даскалом И.Г. апелляционной жалобе осуждённая Адеева Е.В., уже будучи освобождённой из мест лишения свободы, представила в канцелярию Нефтеюганского райсуда мотивированные дополнения.

Далее, 07.02.2018 федеральный судья Чукомин А.В. данные дополнения к апелляционной жалобе оставил без рассмотрения, сославшись на ряд надуманных доводов.

Далее, этот же судья, прямо заинтересованный в исходе дела, с явно обвинительных позиций, издал распоряжение о вступлении указанного выше приговора в законную силу.

29.10.2018 апеллянт представил в Нефтеюганский райсуд подробно аргументированное ходатайство о признании причин пропуска срока обжалования указанного выше приговора от 23.10.2017 уважительными.

12.11.2018 Нефтеюганский райсуд вынес судебное определение об отказе в восстановлении срока на обжалование приговора суда от 23.10.2017, указав на ряд надуманных доводов, которые следует признать явно несостоятельными, противоречащими фактическим обстоятельствам по делу.

Адеева Е.В. категорически, последовательно, в мотивированной форме отрицала какую-либо причастность ко краже нефти из нефтепровода, в связи с чем следственный орган должен был незамедлительно приложить обширный комплекс оперативно-следственных мероприятий, которые бы свели на нет претензии защиты о несостоятельности и надуманности обвинения; однако, направил в суд дело в «голом» виде, без достаточной совокупности достоверных и допустимых доказательств.

Фактически, следственный орган никаких дополнительных мер по поиску доказательств, действительно подтверждающих реальное существование обвинительных обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ, не предпринял, заняв порочную позицию нерадивого работника, ожидающего момента, когда у кого-то что-то оборвётся.

Сторона обвинения подменила доказательства «хотелками», т.е. предположениями, однако, райсуд встал на сторону обвинения, грубо нарушив требования ч. 3 ст. 15 УПК РФ.

Далее, явная ошибочность и незаконность указанного выше приговора Нефтеюганского райсуда сразу же бросается в глаза любому непредвзятому в оценках лицу, а потому адвокат Даскал И.Г., обязанный безоговорочно разделять позицию своего доверителя, в установленные законом сроки представил в Нефтеюганский райсуд апелляционную жалобу, в которой поставил вопрос об отмене первого.

Однако, райсуд встал на сторону адвоката Даскала И.Г., неправомерно отозвавшего апелляционную жалобу, и в этом случае суд «узаконил» поведение защитника.

Далее, о факте оцениваемых защитой и самой Евгенией Адеевой действий адвоката Игоря Даскала и решений Нефтеюганского райсуда как явно надуманных, необоснованных и незаконных подзащитной стало известно лишь после освобождения.

Все незаконные действия Адеева Е.В. обжаловала, хотя срок уже был пропущен, по надуманной версии суда, «по вине» подзащитной.
Далее, совокупность доводов подзащитной о незаконности действий адвоката Даскала И.Г., ошибочно одобренных Нефтеюганским райсудом, указана в нижеприведённом изложении.

Так, органами предварительного расследования Адеева Е.В. была привлечена к уголовной ответственности в качестве обвиняемой в покушении на кражу нефтепродуктов в особо крупных размерах, в составе организованной группы, а также легализации («отмывании») имущества, приобретённого в результате совершения инкриминируемого ей преступления.

Будучи допрошенной в качестве обвиняемой, Евгения Адеева в убедительной форме, ссылаясь на факты, содержательные аргументы и на действующее законодательство последовательно отрицала свою виновность в краже, позиционируя свою возможную причастность к приобретению заранее не обещанного имущества, добытого преступным путём, что должно быть квалифицировано по ч. 2 ст. 175 УК РФ, что райсудом не обсуждено и не получило оценки.

Однако, инкриминируемые Адеевой Е.В. действия следственные органы квалифицировали по ч. 3 ст. 30 и п.п. «а» и «б» ч. 4 ст. 158, а также по п. «б» ч. 4 ст. 171.1 УК РФ, проигнорировав мотивированные доводы апеллянта, равно как и доводы самой Адеевой Е.В.

С учётом того, что Евгения Адеева вину не признала, в установленные законом сроки (ч. 1 ст. 389.4 УПК РФ) адвокат Даскал И.Г., продолжая выполнение принятого по договору на оказание правовой помощи поручения, подготовил и представил в Нефтеюганский райсуд апелляционную жалобу, в которой, оспаривая приговор, просил его изменить; однако, райсуд сорвал апелляционное оформление этого важного процессуального документа.

Осуждённая Адеева Е.В., поддерживая поданную её адвокатом апелляционную жалобу, 05.02.2018 представила в райсуд мотивированные дополнения к ней, ссылаясь на которые, она обоснованно просила оправдать её за непричастностью ко краже и о переквалификации её действий на ч. 2 ст. 175 УК РФ как приобретение имущества, добытого заведомо преступным путём; однако, и этот документ повторил печальную судьбу апелляционной жалобы.

Далее, судья Чукомин А.В. в удовлетворении жалобы апеллянта под надуманным предлогом отказал, и такую позицию первого одобрил председатель этого суда Сафин Р.М.

Далее, судья Чукомин А.В., ссылаясь на то, что якобы «не нашёл никаких оснований» для обжалования приговора, свою незаконную позицию задокументировал, издав распоряжение о «вступлении» указанного выше приговора в законную силу, чем и было грубым образом нарушено право апеллянта на защиту.

Продолжая отстаивать свою мотивированную позицию, апеллянт представила в Ханты-Мансийский райсуд исковое заявление, изложив в нём просьбу признать действия адвоката Даскала И.Г. незаконными и подлежащими отмене (дезавуированию), с учётом нижеозначенных доводов, на что так же потрачено много времени, но райсуд и здесь занял позицию обвинения.

Вполне очевидно, что адвокат, принявший поручение на защиту обвиняемого, в своих действиях в пользу и в интересах доверителя должен строить своё поведение согласно полномочиям, предусмотренным в ч. 1 ст. 53 УПК РФ.

Далее, в этом федеральном законе адвокату не прдоставлено «право» на самостоятельный отзыв своих жалоб, поданных в пользу и в интересах подзащитных, тем более, как в данном случае, без разрешения Адеевой Е.В., да ещё и при наличии оформленных и зарегистрированных аргументированных ею дополнений, но и эти доводы райсуд оставил без внимания.

Далее, надуманным является и довод адвоката Игоря Даскала о том, что его действия были предприняты якобы «в интересах» апеллянта, принесли ей якобы «пользу», однако, без расшифровки содержания т.н. «маржи», но и в этом случае суд был на стороне обвинения.

Более того, в ч. 7 ст. 49 УПК РФ установлен прямой запрет на действия, которые совершил адвокат Даскал И.Г.: «Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого», но и этот довод райсуд «не увидел».

Кроме того, адвокат, согласно требованиям п. 3 ч. 4 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ (в ред. от 29.07.2017) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», не вправе «занимать по делу позицию вопреки воле доверителя».

Далее, аналогичные запреты для адвокатов установлены и в ч.ч. 1 и 2 ст. 9 «Кодекса профессиональной этики адвоката», принятого I Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003, с изменениями, утверждёнными VII Всероссийским съездом адвокатов 22.04.2015:
«Адвокат не вправе: действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под влиянием извне, занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле».

Ещё. В положениях п.п. 2 и 4 ст. 13 ранее упомянутого «Кодекса профессиональной этики адвоката» конкретно и детально прописаны требования к адвокату при выполнении поручения по защите обвиняемого:
«Адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе, и должен выполнять обязанности защитника, включая, при необходимости, подготовку и подачу апелляционной жалобы на приговор суда.
Адвокат, принявший поручение на защиту в стадии предварительного следствия в порядке назначения или по соглашению, не вправе отказаться без уважительных причин от защиты в суде первой инстанции.
Адвокат-защитник обязан обжаловать приговор:
1) по просьбе подзащитного;
2) если суд не разделил позицию адвоката-защитника и (или) подзащитного и назначил более тяжкое наказание или наказание за более тяжкое преступление, чем просили адвокат и (или) подзащитный;
3) при наличии оснований к отмене или изменению приговора по благоприятным для подзащитного мотивам.
Отказ подзащитного от обжалования приговора фиксируется его письменным заявлением адвокату».

Таким образом, адвокат Даскал И.Г. самоинициативно, без наличия отказа подзащитной Адеевой Е.В. от обжалования приговора в письменной форме, отозвавший свою апелляционную жалобу, тем самым прямо нарушил вышеуказанные законоположения, т.к. действовал против воли, прав и интересов доверительницы, последовательно не признававшей своей вины и рассчитывавшей на благоприятное рассмотрение уголовного дела в суде апелляционной инстанции; однако, райсуд предпочёл игнорировать и меры защиты, и время по обжалованию незаконных действий, и их оценку, оставив это даже без обсуждения.

Следовательно, доводы адвоката Даскала И.Г., изложенные в обжалуемом решении, находятся в противоречии с правовыми нормами, т.е. их следует признать необоснованными ввиду отсутствия подтверждения их совокупностью допустимых и достоверных доказательств, однако, на их обжалование потребовалось потратить много времени.

Далее, явно надуманы и другие доводы адвоката Даскала И.Г.:
— юридическая помощь Адеевой Е.В. оказана адвокатом Даскалом И.Г. «в полном объёме», тогда как в действительности адвокат самоустранился от дальнейшего выполнения поручения;
— «действия по отзыву адвокатом апелляционной жалобы направлены объективно в пользу (???) истца», тогда как в действительности доверитель лишился возможности получения квалифицированной помощи от адвоката, с которым был заключён договор на оказание правовой помощи по уголовному делу, а в кассу Коллегии адвокатов, в которой он состоит, был внесён согласованный гонорар;
— отзыв адвокатом ранее им же поданной апелляционной жалобы «…не помешал доверителю осуществить обжалование приговора самостоятельно», что является совершенно надуманным, т.к. к моменту регистрации в суде первым своего заявления уже истекли установленные законом сроки на обжалование, что райсудом не обсуждено и не получило оценки.

Фактически, Адеева Е.В. именно по этой причине и не обжаловала данный злополучный приговор суда, тем более, что судья Чукомин А.В. издал распоряжение о вступлении приговора мирового суда от 23.10.2017 в законную силу, и для первого был искусственно создан барьер для реализации законного права на обжалование, что так же не обсуждено и осталось без оценки.

Вполне понятно, что Адеева Е.В., состоящая в статусе осуждённой, имеет право на подачу жалобы на постановленный приговор, которым нарушаются её охраняемые законом права и интересы, для чего решением райсуда следует признать причины пропуска срока на его обжалование уважительными.

Однако, суд при вынесении состоявшегося и обжалуемого решения не только не применил подлежащие применению нормы Кодекса профессиональной этики адвоката, но и поступил вопреки им, что является достаточным основанием для отмены обжалуемого решения суда от 09.10.2018.

На основании изложенного выше, в соответствии со ст. 53 УПК РФ,

Прошу:

1. Вынести апелляционное определение о признании определения Нефтеюганского райсуда от 12.11.2018 незаконным и его отменить;
2. Вынести постановление суда о признании причин пропуска осуждённой Адеевой Е.В. срока на обжалование ею приговора от 23.10.2017 Нефтеюганского райсуда уважительными и восстановить за ней право на обжалование данного приговора райсуда в апелляционном порядке;
3. Уведомить о месте и времени рассмотрения апелляционной жалобы.

Приложение: 1. 2 копии апелляционной жалобы
для процессуальных участников.

Адвокат: (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв