О грубых нарушениях законности

Опубликовано 07 Дек 2018. Автор:

Автор данной жалобы выражает крайнюю озабоченность и обеспокоенность наличием фактов грубых нарушений законности в Нефтеюганском районном органе досудебного производства (руководитель – подполковник юстиции Надежда Мещерякова).

 

Прокуратура ХМАО – Югры
628012, г. Ханты-Мансийск, ул. Чехова, д. 1 «а»

Прокурору ХМАО – Югры, государственному
советнику юстиции 3 класса
Е.Б. Ботвинкину

Пуртова М.Ф., адвоката Коллегии адвокатов
№ 1 г. Ханты-Мансийск, расп. по ул. Калинина,
д. 27, офис 3, состоящего в Реестре адвокатов
ХМАО – Югры под регистрационным № 86/288,
имеющего служебное удостоверение № 1259,
выданное 06.07.2016 Управлением Минюста РФ
по ХМАО – Югре, действующего в порядке
выполнения поручения, принятого по договору
на оказание правовой помощи путём оказания
возмездных юридических услуг по защите
охраняемых законом прав и интересов
пенсионера по старости Шиханова П.В.,
проживающего в г. Пыть-Ях, работающего
у индивидуального предпринимателя
Шихановой Е.Р.

Жалоба
«О грубых нарушениях законности
в Нефтеюганском районном органе досудебного производства»

Уважаемый Евгений Борисович!

Автор данной жалобы выражает крайнюю озабоченность и обеспокоенность наличием фактов грубых нарушений законности в Нефтеюганском районном органе досудебного производства (руководитель – подполковник юстиции Надежда Мещерякова).

В качестве вопиющего примера полагаю уместным сослаться на достоверную информацию, требующую дополнительной и тщательной проверки, когда один распоясавшийся следователь вымогал, причём успешно, у четверых жителей района, подследственных по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ, взятку в сумме 37 млн. руб., потраченных на покупку коттеджа и трёхкомнатной квартиры в г. Тюмень.
Что же касается конкретной мотивации действий Нефтеюганского районного органа досудебного производства (следователь, лейтенант юстиции Дмитрий Жердин) в отношении Павла Шиханова, то их никак не назовёшь транспарентными, потому что они вызывают массу вопросов, в т. ч. касающихся и уровня профессиональной квалификации, и возможного наличия профессиональной деформации.

Так, наверное, только ленивый не знает, что на территории Нефтеюганского района уже давно как велась ранее, так и ведётся в настоящее время, практически в открытую, без какой-либо маскировки и скрытности, торговля бесхозным т.н. газолином, состоящим из лёгких фракций углеводородного сырья.

Причина создавшегося положения, при котором газолин оказался бесхозным, объясняется просто: ранее эта продукция нефтедобывающими предприятиями Нефтеюганского района учитывалась, и конкретно в документальной форме, затем «бодяжилась» с разными марками бензина и «впаривалась» тем же простофилям из «нефтянки», что выглядело как извращённая форма т.н. «бизнеса», который приносил не прибыль, а одни убытки.

Потому не удивительно, что руководитель ПАО «НК «Роснефть» Игорь Сечин одним махом прекратил эту вакханалию, на которой весьма ушлые дельцы-воротилы дикого рынка гребли миллиардами «бабло».

Но вот будто прилетевший из Нирваны «инопланетянин» Дмитрий Жердин 20.04.2018 возбудил уголовное дело по фактам «кражи» газолина, на что можно было бы и не обращать особого внимания, если бы не ряд поразительных обстоятельств: следователь громко раструбил о «раскрытии» не просто группы, а – знайте наших! – «организованной» группы. Вот только произошёл досадный для молодого следователя казус: на роль «руководителя», «организатора» и «главаря» разоблачённой «банды» спешно был назначен Павел Шиханов, который явно «не катил» на эту должность: тихий, благообразный семьянин на деле оказался старым и незрячим, глухим и страдающим целым «букетом» тяжёлых заболеваний, милым домашним дедушкой, воспитывающим двоих несовершеннолетних детей.

Никак не учёл уный следователь и того, что, если уж Павлу Шиханову он отвёл роль главаря «организованной группы», то надо не лениться, а представить достаточную совокупность реальных и достоверных доказательств, убедительно подтверждающих, как безобидный с виду старичок:
— достиг тесной сплочённости и тесного взаимодействия т.н. «организованной группы»;
— проводил регулярные продолжительные совещания с «подчинёнными» ему членами «группы»;
— как и по каким критериям распределял роли между «подчинёнными»;
— виды и формы распределения доходов между членами «группы»;
— регулярно давал всем членам «группы» конкретные указания и поручения;
— наличие у «организованной» им «группы» материально-технической базы и накопленных денежных средств.

На поверку оказалось, что таких доказательств у следователя попросту нет – как говорится в одной из популярных поговорок, «а король-то голый!».

Но самая главная претензия к поведению следователя заключается в том, что и само уголовное дело он возбудил незаконно, в грубое нарушение требований ч. 4 ст. 7, ч. 2 ст. 140 и ч. 1 ст. 146 УПК РФ, без достаточной на то совокупности доказательств, т.е. на пустом месте.

В самом деле, орган досудебного производства упрямо продолжает отказываться от назначения и проведения двух судебных экспертиз: физико-технической для определения точных физических параметров газолина и судебно-бухгалтерской для определения конкретной стоимости данной продукции, что и будет означать размер ущерба.

Истинная же причина такого странного и опрометчивого поведения следователя весьма очевидна: попросту нет никаких документов бухгалтерского учёта, потому и надо признать, что эта продукция – бесхозная, а, следовательно, и материальный ущерб отсутствует, и уголовное дело возбуждено незаконно.

Мотивированную жалобу следователь Дмитрий Жердин всерьёз не принял, а ответ дал цитатами из моего же обращения.

А прокурор Павел Гусенков решил на жалобу вообще не отвечать, что незаконно по определению.

Считаю, что ответ следователя надо признать незаконным, принимая во внимание нижеозначенные доводы.

Так, в своей эклектичной саге следователь две полные страницы из четырёх зачем-то прямо цитирует текст автора жалобы.

Таким образом, следователь анализ и юридическую оценку доводов защиты лукаво подменил искусственным наполнением «водой» объёма псевдо-ответа, что объективно отражает правовую нищету обвинения органа досудебного производства.

Далее, две оставшиеся страницы следователь отвёл на разъяснение адвокату, наивно полагая, что они ему «не известны», положений ст.ст. 24, 27, 29, 140, 146 и 171 УПК РФ.

Стоит отдельно удивляться поразительной изворотливости следователя, прибегающего даже к подмене понятий.

Так, защита многократно, в порядке ст.ст. 53, 119-122 и 195 УПК РФ, ходатайствовала о назначении и проведении судебной физико-технической экспертизы, которая бы с применением специальных познаний в области учётно-измерительных технологий достоверно установила объём реализованной покупателям продукции, т.е. газолина.

Однако, ничтоже сумняшеся, следователь ссылается на то, что по делу были назначены и проведены экспертизы материалов, веществ и изделий, и на «основе» химического состава вещества следственный орган «установил» его объём (???). Тут уж впору Дмитрию Жердину за сногсшибательные научные «открытия» «прямой связи» между химическим составом вещества и его объёмом без каких-либо изысканий и диссертаций присуждать премию Альфреда Нобеля!

Далее, не меньшего интереса в ответе Дмитрия Жердина заслуживают и «аргументы» об отказе в назначении и проведении по делу судебной бухгалтерской экспертизы.
Так, сначала следователь опрометчиво указывает, что якобы размер ущерба «установлен», однако, вовсе не утруждает себя ссылками на допустимые и достоверные доказательства, указанные в перечне ст. 74 УПК РФ.

Далее, распалившись, Дмитрий Жердин безапелляционно заявляет, что установление ущерба вообще «не относится» к числу обстоятельств, включённых в перечень подлежащих доказыванию в ходе досудебного производства, с чем, однако, согласиться нельзя.

Так, в соответствии с положениями ч. 1 ст. 42 УПК РФ, лицо (физическое либо юридическое) может быть признано потерпевшей стороной, если ей преступлением причинён материальный ущерб, установление которого является предметом обязательного доказывания, исходя из требований п. 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ.

Далее, в ст. 25 руководящих указаний Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 (в ред. от 16.05.2017) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» предписывается устанавливать размер похищенного имущества по его стоимости, а в случае её отсутствия необходимо назначение судебной бухгалтерской экспертизы.

По реальной и состоятельной версии защиты, поскольку никаких учётно-бухгалтерских документов, необходимых для определения стоимости газолина, следственный орган не добыл, а судебную бухгалтерскую экспертизу следователь отказывается назначать, постольку следуют непреложные выводы об отсутствии ущерба и незаконности как возбуждения уголовного дела (ч. 2 ст. 140 и ч. 1 ст. 146 УПК РФ), так и уголовного преследования подзащитного, а также незаконности постановления о признании нефтедобывающего предприятия потерпевшей стороной (ч. 1 ст. 42 УПК РФ).

Кроме того, следователь вообще уклонился от обсуждения и оценки довода защиты о необоснованности решения следственного органа считать установленным наличие т.н. «организованной группы», что, однако, противоречит закону (ст. 33, ч.ч. 1, 2 и 3 ст. 35 УК РФ) и п. 15 руководящих указаний Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 (в ред. от 16.05.2017) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

По мотивированной версии защиты, у стороны обвинения полностью отсутствуют доказательства «существования» и «группы», и т.н. «организованной» в плане «устойчивости», «сплочённости», «планов» действий, «распределения» ролей и т.д.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 53 и 124 УПК РФ,

Прошу:

1. Признать ответ следователя СО Отдела МВД России по Нефтеюганскому району, лейтенанта юстиции Жердина Д.В. от 06.11.2018 необоснованным и противоречащим требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ;

2. Изучить вопросы о назначении и проведении по данному уголовному делу двух судебных экспертиз (физико-технической и бухгалтерской);

3. Внимательно проверить обоснованность, состоятельность и законность доводов защиты о необходимости прекращения уголовного дела и уголовного преследования в отношении Шиханова П.В. в связи с его непричастностью к совершению «кражи» газолина;

4. Сообщить о принятых решениях.

С заверениями
в высоком почтении, адвокат: (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв