О признании недопустимыми доказательствами

Опубликовано 07 Дек 2018. Автор:

В Вашем производстве находится уголовное дело по обвинению троих бывших сотрудников Отдела МВД России по г. Пыть-Ях, в т.ч. Ходака А.В., в совершении преступления, предусмотренного в п.п. «а» и «б» ч. 3 ст. 288 УК РФ.

 

Пыть-Яхский городской суд
628383, г. Пыть-Ях, мкр. 3, д. 21 «а»

Федеральному судье
Д.В. Новокрещёнову

Пуртова М.Ф., адвоката Коллегии адвокатов
№ 1 г. Ханты-Мансийск, расп. по ул. Калинина,
д. 27, офис 3, состоящего в Реестре адвокатов
ХМАО – Югры под регистрационным № 86/288,
имеющего служебное удостоверение № 1259,
выданное 06.07.2016 Управлением Минюста РФ
по ХМАО – Югре, защитника наряду
с адвокатом Дегтярёвой Е.В., действующих
в порядке выполнения поручения, принятого
по договору на оказание правовой помощи
путём оказания возмездных юридических
услуг по защите охраняемых законом прав
и интересов Ходака А.В., обвиняемого по п. «а»
ч. 3 ст. 286, п.п. «а» и «б» ч. 3 ст. 288 УК РФ

Ходатайство
«О признании недопустимыми доказательствами
двух протоколов допросов потерпевших Сологуба А.Е. и Чечулина А.В.,
а также протоколов изъятия системного блока компьютера с жёстким диском
и рабочей документации из дежурной части ОМВД России по г. Пыть-Ях»

Уважаемый Дмитрий Владимирович!

В Вашем производстве находится уголовное дело по обвинению троих бывших сотрудников Отдела МВД России по г. Пыть-Ях, в т.ч. Ходака А.В., в совершении преступления, предусмотренного в п.п. «а» и «б» ч. 3 ст. 288 УК РФ.

Ходак А.В., будучи допрошенным в статусе как подозреваемого, так и обвиняемого, свою причастность к совершению инкриминируемого ему должностного преступления категорически и полностью мотивированно отрицает, ссылаясь на то, что никакому физическому насилию административно-задержанные Сологуб А.Е. и Чечулин А.В., равно как и другие правонарушители, не подвергались, как не применялись к ним и специальные средства в виде металлических наручников.
Далее, поскольку все административно-задержанные днём 22.12.2016 вахтовые работники ООО «ПЯУТС» находились в сознании сильного алкогольного опьянения, демонстративно вели себя буйно, дерзко и агрессивно, многократно оскорбляли сотрудников полиции, отказывались выполнять их законные требования, постольку применение к ним физической силы и спецсредств в виде металлических наручников следует оценить обоснованным и правомерным, т.к. это было законным пресечением злостного неповиновения, за что и установлена строгая административная ответственность по ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ.

Далее, само по себе доставление и содержание в ДЧ Отдела МВД России по г.Пыть-Ях вахтовых работников ООО «ПЯУТС» было вполне обоснованным и законным, т.к. днём 22.16.2016 в рабочее время, в помещении производственного объекта они устроили беспричинную коллективную пьянку, в ходе которой возникла острая конфликтная ситуация, переросшая во взаимную драку с причинением побоев.

Таким образом, в умышленных действиях всех участников коллективной пьянки усматриваются явные и очевидные признаки мелкого хулиганства (ст. 20.1 КоАП РФ) и уголовно наказуемого деяния, предусмотренного в ст. 116 УК РФ.

Однако, вне зависимости от юридической оценки факта применённого к административно-задержанным физического насилия и спецсредств в виде металлических наручников, подзащитный Андрей Ходак к этому совершенно непричастен, а потому и возбуждение в отношении него уголовного дела и уголовного преследования следует признать незаконным и противоречащим требованиям ч. 4 ст. 7, ч. 2 ст. 140, ч. 1 ст. 146 и ч. 1 ст. 171 УПК РФ.

Далее, ссылка стороны обвинения на показания «потерпевшего» Сологуба А.Е. как на якобы «доказательство» причастности Ходака А.В. к инкриминируемому ему преступлению явно несостоятельна, т.к. днём 22.12.2016 первый находился в состоянии сильного алкогольного опьянения, а потому, по причине амнезии, ничего не помнит.

Следовательно, данное, хотя и относимое, доказательство следует признать недостоверным, а потому не имеющим никакой юридической силы.

Далее, показания свидетеля Чечулина А.В. в части его произвольного указания на Андрея Ходака как на лицо, якобы «совершившее» преступление, так же следует признать недостоверным, т.к. никакого опознания по правилам ст. 193 УПК РФ вообще не производилось.

Далее, что же касается имеющейся в уголовном деле видеозаписи, то данное относимое доказательство необходимо, однозначно, признать недопустимым, с учётом совокупности реальных и состоятельных доводов (аргументов).

Так, фактически изъятие (выемка) системного блока компьютера с жёстким диском, на который и производилась видеозапись, произошло днём 28.12.2016 в присутствии прокурора г. Пыть-Ях Александра Ерёменко, руководителя СО по г. Пыть-Ях СУ СКР по ХМАО – Югре Романа Фролова, оперативного дежурного Дмитрия Калугина, начальника ОТО этого же органа внутренних дел Шамиля Касимова и начальника Отдела МВД России по г. Пыть- Ях Эдуарда Байдакова, однако, без оформления (документирования) данного следственного действия соответствующим протоколом и без ведения фотографирования.

Данное обстоятельство достоверно подтверждает в своём объяснении, полученном в порядке ст.ст. 53 и 86 УПК РФ, оперативный дежурный Дмитрий Калугин.

Это же обстоятельство подтверждено и в ответе из Отдела МВД России по г. Пыть-Ях, начальник которого Эдуард Байдаков сообщает, что протокол следственного действия (ОМП или выемки) от 28.12.2016 не оформлялся, поэтому у них и нет копии такого процессуального документа.

Однако, согласно требованиям ст. 166 УПК РФ, любое следственное действие должно оформляться письменным протоколом.

Более того, согласно требованиям ч.ч. 6 и 7 ст. 166 УПК РФ, протокол должен не только оформляться, но и предъявляться для ознакомления всем участникам следственного действия, о чём они должны сделать в этом документе свои подписи, чего не было выполнено.

Далее, поскольку при проведении днём 28.12.2016 состоявшегося следственного действия произведено изъятие (выемка) системного блока компьютера и рабочей документации дежурной части, постольку, согласно требованиям ч. 16 ст. 182 УПК РФ (а выемка производится по правилам этой нормы закона – ч. 2 ст. 183 УПК РФ), следовало полностью воспроизвести все файлы и содержание письменных носителей информации, чего так же не было сделано.

Далее, поскольку при проведении днём 28.12.2016 состоявшегося следственного действия производилось изъятие (выемка) электронных носителей информации, постольку следовало привлечь к участию специалиста, но и в этом случае требования п. 9.1 ч. 2 ст. 182, п. 3.1 ч. 2 ст. 183 УПК РФ не были выполнены.

Кроме этого, согласно стребованиям ч. 1 ст. 170, п. 9.1 ч. 2 ст. 182, ч. 1 ст. 183 УПК РФ, в проведении данного следственного действия должны были участвовать не менее двоих понятых, но и эти нормы закона не были выполнены.

Далее, согласно требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, при осуществлении уголовного судопроизводства должна соблюдаться законность, а любое действие следователя должно быть мотивированным, обоснованным и законным.

Далее, согласно требованиям ч. 3 ст. 7 и ч. 1 ст. 75 УПК РФ, доказательства (ст. 74 УПК РФ), полученные с нарушением УПК РФ, должны признаваться недопустимыми, не имеющими никакой юридической силы, а их использование прямо запрещено ч. 2 ст. 50 Конституции РФ.

На основании изложенного выше, в соответствии со ст.ст. 53, 119-122 УПК РФ,

Прошу:

1. Вынести постановление (п. 25 ст. 5 УПК РФ) о признании недопустимыми доказательствами и исключении их из перечня:
а) двух протоколов допросов данных лиц;
б) двух протоколов выемки из дежурной части Отдела МВД России по г. Пыть-Ях системного блока компьютера с жёстким диском, а также рабочей документации.

2. Сообщить о принятых решениях.
Приложение: 1. Копии документов;
2. 6 копий ходатайства для
процессуальных участников.

С уважением, адвокат: (М.Ф. Пуртов)

Защитник наряду с адвокатом: (Е.В. Дегтярёва)

Оставить отзыв