Выступление в судебных прениях

Опубликовано 04 Мар 2019. Автор:

Уважаемый Суд! Ваша честь, Председательствующий!

Рассмотрение уголовного дела по обвинению Александры Зуевой в совершении умышленного убийства Максима, молодого юноши, занимающего активную жизненную позицию, продвинутого спортсмена, имеющего безупречную, законопослушную и правильную социально-бытовую адаптацию, проживающего в совершенно благополучной во всех отношениях семье, завершилось.

Максим достиг выдающихся достижений в спорте за столь небольшой промежуток времени своего жизненного пути, завоевав многочисленные награды, грамоты, медали и кубки.

Он являлся действующим чемпионом среди юношей до 18 лет, победителем первенств, бронзовым призером Первенства России среди юношей, неоднократным победителем всероссийских соревнований по дзюдо, членом сборной имеющий первый спортивный разряд. И вот в какой — то миг его жизнь трагически, навсегда и безвозвратно оборвалась, накрыв черной бедой дружную семью С………

Следует отметить, что досудебное производство Няганьским межрайследотделом (следователь Павел Зобнин) произведено довольно в сжатые сроки, грамотно и на высоком профессиональном уровне, правильно установлены фактическая событийная сторона, раскрыто опасное преступление, прочно подкрепленная предъявленным обвинением достаточной совокупностью относимых, достоверных и допустимых доказательств.

Действительно, в ходе тщательного, в условиях гласности, устности и непосредственности судом были исследованы в порядке ст.240 УПК РФ все доказательства, представленные, как стороной обвинения, так и стороной защиты, что и дает возможность подвести итоги и поставить все точки над «и».

И тем не менее, прежде чем ориентировать суд о судьбе заявленного потерпевшей О.Н. гражданского иска в начале необходимо ответить на вопросы о том что, действительно ли, установлены достаточной совокупностью относимых, достоверных и допустимых доказательств ( ч.1 ст.74, ст.88 УПК РФ) событие преступления и прямая причастность Зуевой к убийству, правильно ли дана юридическая оценка ее действиям, какой вид наказания ей следует назначить, какова должна быть мера уголовного преследования, не остались ли какие либо сомнения, не допущены ли ошибки?

Полагаю, что в отношении самого события преступления, т.е. факта насильственного и противозаконного лишения жизни рано утром 18.08.2018г.Максима, разногласий у процессуальных сторон не имеется: обвинение и защита по этому вопросу едины, убийство налицо!

Однако, по вопросу квалификации, т.е. юридической оценки действий Александры Зуевой позиции явно расходятся, т.е. по версии защиты убийство Максима она совершала, однако не в умышленной форме, а якобы в состоянии «необходимой обороны», пределы которой были несоразмерны, т.е. превышены.

И обвиняемая, и ее защита лукаво выдвигают по надуманным доводам ложную позицию о том, что Зуева якобы отражала «нападение» со стороны погибшего, а потому дескать, у нее и возникло «право» на необходимую «оборону», предусмотренную ст.37 УК РФ.
Исходя из такой позиции, нацеленной на стремление избежать строгой уголовной ответственности, обвиняемая и защита пытаются ввести суд в заблуждение и ходатайствуют о переквалифицировании ее действий в ч.1 ст.118 УК РФ.

Однако, по реальной и состоятельной позиции потерпевшей стороны совокупностью исследованных судом доказательств вина Зуевой в совершении умышленного убийства ни в чем не повинного Максима установлена и бесспорна, а позиция защиты опровергается материалами дела и отражает процессуальное стремление выгородить себя в благоприятном виде и уйти от строгого уголовного наказания.

Какие же конкретно доказательства потерпевшая сторона предлагает суду положить в основу обвинительного приговора?

Так, в первую очередь потерпевшая сторона считает то, что сама обвиняемая Зуева при допросах ее в качестве, как подозреваемой, так и обвиняемой признавала то, что действовала умышленно, т.к. именно хотела убить Максима, для чего и пригласила его якобы в «гости» к себе в квартиру.

Данные протоколы были судом оглашены в порядке ст.276 УПК РФ и, не смотря на возражения обвиняемой, они являются достоверными и допустимыми доказательствами, изобличающих Зуеву в умышленном убийстве Максима.

Том № 2 л.д. 154-158 «Зуева взяла нож в свою правую руку и направилась в сторону входной двери. Екатерина ушла в комнату к Саиде, а Асель стояла рядом с ней у входной двери, после чего тоже ушла в комнату, когда об этом ее попросила Зуева».

Замечу, что в тот роковой момент все те лица которые находились вместе с ней видели, что готовилось преступление и ни один из них не остановил- убийцу! Замечу уважаемый суд, что убийство произошло с молчаливого согласия присутствующих. Александра Зуева намеренно и абсолютно хладнокровно открыла дверь и нанесла удар. Позднее вышеозначенные лица уверяли нас в том, что ничего не видели и ничего не слышали. Как такое возможно?

Что с нами происходит? Откуда столько безразличия? Почему в 2016 г., из показаний Ф (том №2 л.д. 100-104) нашелся человек, который забрал нож из рук Александры Зуевой, но к сожалению 18.08.2018г. не было рядом человека, который бы не просто забрал нож, но и не допустил совершения убийства.

Далее, на протяжении всего процесса, как Александра Зуева , так и свидетели из числа ее подруг, пытались хладнокровно убеждать суд в том, что никто ни в чем не виноват, это все он, Максим, тиран и узурпатор терроризовал «бедную девочку» постоянно избивая при этом. Возникает вопрос, как действующий чемпион, имеющий первый спортивный разряд по дзюдо, мог наносить удары, что даже в заключении СМЭ № 0556 от 31.08.2018г. (том №1 л.д. 182-185) не нашлось никакого следа?!И абсолютно четко и конкретно изобличает Зуеву во лжи.

Как, можно понимать то, что нам вышеупомянутые лица смотря прямо в глаза показывали, что Максим «якобы» нанес четыре удара обвиняемой по голове. Как он мог это сделать? Если экспертиза не показала абсолютно ничего! Уважаемый суд, если бы действительно это происходило, то мы бы сейчас рассматривали с вами дело с абсолютно иным действующим лицом.

Трудно найти извинительные моменты у этих абсолютно равнодушных к чужой беде лиц.

И тот факт, что Максим и не собирался выбивать дверь, как утверждает Зуева свидетельствуют показания Юлии (том №2 л.д. 141-146) и Саиды (том №2 л.д. 107-113), которые подтвердили в своих показаниях то, что Максим просто просил открыть ему дверь и отдать куртку. Замечу, уважаемый суд- Максим, в тот момент не угрожал, не требовал, а просто просил!

Далее, потерпевшая сторона ссылается на протокол осмотра места происшествия, согласно которому на внешней стороны стены, примыкающей к входной двери в квартиру обвиняемой, имеются свежие следы крови, брызнувшей из груди Максима после удара ножом.

Содержание данного достоверного и допустимого доказательства безоговорочно свидетельствует о том, что Максим был убит на пороге, не успев сделать ни одного шага в квартиру обвиняемой, т.е. любое «нападение» просто исключается чисто даже по хронологическим причинам.

Далее, показания Юлии (том №2 л.д.141-146) свидетельствуют о том, что «хотела зайти в квартиру и оказать помощь, но девушки которые выбежали из квартиры не пустили ее, сказали, что у них все хорошо». Все хорошо?! Когда на полу лежит истекающий кровью человек и ему нужна помощь. Это, называется — хорошо? Именно в этот момент, когда звучала фраза «все хорошо» обдумывался план представления Максима в образе агрессора, а Зуевой невинной жертвы? Действительно, что скажет человек и голос того, кого уже нет.

Верно подметил Вильгельм Райх «Сначала человек, что- то убивает в себе, потом он начинает убивать других».

Далее, об умысле Зуевой однозначно свидетельствуют и другие доказательства, в частности:
— справка о вызове и выезде в квартиру обвиняемой наряда полиции;
— показания свидетелей о том, что обвиняемая, явно не дожидаясь приезда через несколько минут наряда полиции, взяла в правую руку большой нож, подошла к двери, открыв которую, сразу же нанесла удар в область сердца;
— заключение СМЭ об отсутствии на теле обвиняемой следов телесных повреждений, что начисто опровергает доводы обвиняемой о том, что ранее погибший ее «избивал»;

В дополнении, хочется сказать, что к сожалению, так устроен наш мир, что мы за все, платим ту или иную цену. И Максим заплатил за свою любовь то, что не имеет цены – свою жизнь.

На основании вышеизложенного, сторона потерпевшей стороны просит Зуеву признать виновной согласно ч.1 ст.105 УК РФ и полностью удовлетворить гражданский иск.
Елена Даер

Оставить отзыв