Адвокат М. Ф. Пуртов » Штатный извращенец ФСКН

Штатный извращенец ФСКН

Опубликовано 20 Янв 2014. Автор:

001-1

Уголовное дело в отношении капитана Госнаркоконтроля Михаила Чуванова, демонстрировавшего свой половой орган в ходе следственных действий, передано в суд.

НАТАЛЬЯ КЕЛЬНИК, МГБЦ

Чуванов

Теперь начальника оперативного отделения №1 управления ФСКН России в г. Нягани Михаила Чуванова, обвиняемого в применении насилия с использованием полового члена на допросе, всеми силами спасают от второго уголовного скандала. Дело не в личности самого Чуванова, по данным МГБЦ как специалиста никакой ценности для Госнаркоконтроля не представляющего. Причина в вопросах к генерал-майору Дмитрию Висящеву, которые возникнут у вышестоящего руководства после привлечения к уголовной ответственности очередного – третьего, сотрудника окружного управления ФСКН, применявшего пытки подследственных.

Первый инцидент с участием капитана Госнаркоконтроля произошел 27 ноября 2012 года около 13 часов в служебном кабинете №6 Няганского отдела УФСКН по ХМАО-Югре. Следствием установлено, что (цитата из обвинительного заключения – прим. Н.К.):

«Чуванов, действуя с прямым умыслом, направленным на применение насилия в отношении Б., с целью получения от последнего признания в причастности к избиению Т. и к написанию в отношении последнего порочащих надписей на зданиях г. Нягани, ударил Б головой об стену. После этого потребовал от Б. встать и вытянуть руки по швам, после чего нанес несколько ударов по рукам. После Чуванов нанес Б. не менее 4 ударов ладонью в область лба, а также ударил его головой об стену не менее 3 раз. После чего Чуванов, оголив свой половой орган, стал его демонстрировать Б., пытаясь коснуться им лица Б.».

За превышение должностных полномочий с применением насилия (ч. 3 ст. 286 УК РФ) извращенцу грозит до 10 лет лишения свободы.

Удивительно, но за совершение тяжкого преступления на период следствия Чуванов не только не был арестован, его даже не отстранили от работы. Как результат – в мае 2013 года наркополицейский совершил новое преступление.

 

Процессуальные детали

Новое происшествие случилось 1 мая в доме семейной четы Бойченко по улице Приозерной в городе Нягань. Трое в штатском (сотрудники наркополиции Чуванов, Ильницкий и Шевченко – прим. Н.К.) взломали входные двери и учинили расправу над хозяином дома Александром Бойченко. Мужчина отказался пускать их в дом без процессуальных документов на обыск, который якобы должны были проводить представители Госнаркоконтроля.

— Обыск – это следственное действие, процесс которого четко регламентирован уголовно-процессуальным кодексом РФ, — комментирует ситуацию адвокат Михаил Пуртов. – Шаг влево, шаг вправо от норм закона – и все. Доказательства будут признаны недопустимыми. Когда оперативные работники явились в дом №5 по ул. Приозерной в Нягани, то, прежде чем войти, они должны были предъявить хозяину дома судебное решение о производстве обыска, постановление следователя о производстве обыска и поручение следователя с указанием фамилий Чуванова, Ильницкого, Шевченко о производстве обыска. Ничего этого не представлено было. Данный факт не отрицают и сами наркополицейские.

Необходимые бумаги к месту инцидента были доставлены только через 1 час 40 минут следователем Двизовым, который и провел в доме Бойченко обыск. Кстати, ничего противозаконного обнаружено не было.

— У меня нет никаких претензий к следователю. Все было законно и как положено — с участием понятых. Мои претензии относятся к действиям Чуванова, Ильницкого и Шевченко, которые не только бить хозяина дома не имели права, но даже порог переступать не могли без бумаг на руках. Это квалифицированное превышение должностных полномочий и никакие оправдания, ссылки на наличие каких-то там документов, которые просто «забыли» взять, тут неуместны. В момент проникновения в жилище и избиения Бойченко, который даже был вынужден прыгать в окно, никаких законных оснований для действий трех наркополицейских не было, — заявил Пуртов.

Оперуполномоченные объяснили свой поступок наличием некой оперативной информации о нахождении в доме наркотических веществ и даже пытались представить таковыми полиэтиленовые мешочки с прокрученным на мясорубке салом… Сам же Бойченко считает, что его просто хотели подставить, подбросив наркотики до приезда следователя, но своим «неадекватным» поведением и звонком жене, вызвавшей адвоката Салима Касымова, он нарушил их планы.

 

Отступление по сути

Интерес наркополицейских к няганцу Бойченко имеет вполне конкретные корни. Прошлой весной в нижневартовском СИЗО при досмотре посылки одному из арестантов было обнаружено наркотическое вещество.

В ходе оперативно-розыскных мероприятий было установлено, что роль таксиста, доставившего передачу, исполнил Александр Бойченко, и знать не знавший о ее содержимом. По данному факту было возбуждено уголовное дело, переданное в няганский отдел ФСКН.

Примечательно, что наркополицейских заинтересовала исключительно личность Бойченко. Граждане из разряда, назовем так, «авторитетных людей», причастные к передаче посылки, фамилии которых известны с самого начала процесса, до сих пор даже не опрошены. Видимо, Чуванов, Ильницкий и Шевченко просто… стесняются потревожить уважаемых людей. Считая Бойченко более легкой добычей.

 

Цена слова офицера

После приезда адвоката Касымова в дом Бойченко, в ожидании которого тот провел в наручниках и лежа на полу больше часа, опера, видимо, осознали незаконность своих действий. Они попросили пострадавшего не писать заявление в следственный комитет. Шевченко слово офицера дал, что полицейские не будут предпринимать встречных действий и фальсифицировать нападение на служителей закона.

О цене офицерского слова стало известно через две недели. 16 мая 2013 года Чуванов, Ильницкий и Шевченко подали рапорты о нападении на них Бойченко с металлической трубой и молотком в руках, инициировав в отношении последнего возбуждение уголовного дела по ст. 318 УК РФ – применение насилия в отношении представителя власти.

Позже, потупив поросячьи глазки Шевченко объяснит адвокату Касымову, что «ему приказали», «так получилось», он «человек подневольный».

По версии МГБЦ, команду «фас» на дачу лживых показаний вполне мог отдать начальник Няганского отдела УФСКН Вячеслав Баев. О, у этого господина были веские причины для принятия превентивных мер защиты. Задница Баева рискует первой остаться без должностного кресла. Ведь Чуванов – принимавший самое активное участие в избиении Бойченко, — это уже третий его подчиненный, за два года обвиненный в пытках подследственных.

И, если в инциденте с размахиванием членом перед лицом задержанного еще есть какая-то призрачная надежда на лотерейно оправдание Чуванова, то при появлении на свет второго уголовного дела в отношении одного и того же сотрудника, Баеву можно будет паковать чемоданы, не дожидаясь указаний сверху. Кто, как не он, несет ответственность, что «первый звоночек» пропустил мимо ушей и оставил Чуванова, обвиняемого в совершении тяжкого преступления, и при должности, и при зарплате, и при полномочиях.

Спасение Чуванова от второго уголовного дела напоминает игру в бирюльки. Когда, пытаясь вытащить одну палочку, игрок рискует обрушить всю сплетенную кучу.

 

Мыцалов

МыцаловВ апреле 2013 года Няганский городской суд приговорил к 3 годам 6 месяцам колонии 28-летнего сотрудника няганского отдела УФСКН Павла Мыцалова. Сын судьи, которому родство не помогло избежать реального наказания, был признан виновным в избиении подозреваемого Олега Линника.

Страсти, бурлившие в ходе расследования этого уголовного дела, достойны сценария голливудского боевика. Дошло даже до принятия мер государственной защиты следователя СКР Евгения Туранского, ведшего уголовное дело Мыцалова, и семьи потерпевшего Линника. На них были организованы нападения. Лично никто, к счастью, не пострадал. Туранскому просто разбили личную машину, Линнику просто выбили стекла в доме ночью.

Источники МГБЦ, пользующиеся иммунитетом анонимности по ст. 41 закона «О СМИ» (до требования суда) сообщили, что акции устрашения были исполнены жителями города Советского Артемом Поплавских, Артемом Заполиным и молодым человеком по фамилии Кононенко. Это шестерки местного авторитета Вадима Русинова («Русина»), известного читателям МГБЦ, как предполагаемый заказчик убийства предпринимателя Юрия Попутникова 31 августа 2006 года.

чурикин с сестройЕще Русин известен связями с руководителем отделения Госнаркоконтроля Андреем Чуркиным, который, является главным фигурантом приостановленного уголовного дела о пытках братьев Кабаровских 7 сентября 2011 года. Павел Мыцалов, в пользу которого были организованы акции устрашения, — подчиненный Чуркина. И методы работы с подследственными у них были одинаковы, в лучших традициях Geheime Staatspolizei.

Вот пример одной из пыток. Подозреваемого ставят «на растяжку» — ноги на максимальной ширине. После приказываю подняться на цыпочки, запрещая опираться, и бьют резиновой дубинкой по пяткам. Следов от ударов нет – ноги-то в обуви, но боль от выбиваемых хрящей адская. Еще бьют дубинками по внутренним частям бедер. Еще отдавливают пальцы. Проверяют пресс. Определяют высоту почек. «Сливу» ставят. Книги, полиэтилен так же идут в дело.

Это делают взрослые дяди. Это делают в 21 веке. Это делают служители закона.

Братьев Кабаровских, подозреваемых в распространении курительных смесей, пытали в коридоре второго этажа отделения ФСКН в городе Советском около четырех часов. Муки детей слышала их мать, которую не пустили наверх. Избиением руководил человек, не прятавший в отличие от других своего лица под маской. Его опознали. Это был Андрей Чуркин. Но дело по этому инциденту странным образом приостановили.

Павел Мыцалов, вдохновенный безнаказанностью начальства, избивая Линника, так же лица своего не прятал. Более того, делал он это под камерами видеонаблюдения, записи которых и стали одними из главных доказательств его вины.

Сотрудник УФСКН Павел Мыцалов получил 3 года 6 месяцев колонии с лишением права работать в органах власти еще на три года. Уголовное дело извращенца Михаила Чуванова передано в суд. Возбуждение в отношении него второго уголовного дела затягивают в Няганском межрайонном отделе СКР. Там же спускают на тормозах уголовное дело о применении пыток Андреем Чуркиным.

Не надо быть медиумом и яйца сорочьи глотать, чтобы понять – процесс должностного гниения в конкретно взятом подразделении ФСКН настолько необратим, что в пору применять меры кардинального оперативного вмешательства. Гангрену поцелуями не вылечить. Резать надо.

 

P.S. Когда номер готовился к сдачи в печать, стало известно о предстоящем на днях предъявлении обвинения Александру Бойченко в нападении н служителей закона Чуванова, Ильницкого и Шевченко. Источники МГБЦ в правоохранительных органах информируют, что для подкрепления шаткой позиции сотрудников ФСКН Бойченко так же ждет обвинение по делу о сбыте наркотиков.

Оставить отзыв