О признании недопустимыми ряда доказательств по уголовному делу по обвинению Ходака А.В.

Опубликовано 13 мая 2019. Автор:

В Вашем производстве находится уголовное дело по обвинению троих бывших сотрудников Отдела МВД России по г. Пыть-Ях, в т.ч. Ходака А.В., в совершении преступлений, предусмотренных в п.п. «а» и «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

 

Пыть-Яхский городской суд
628383, г. Пыть-Ях, мкр. 3, д. 21 «а»

Федеральному судье
Д.В. Новокрещёнову

Пуртова М.Ф., адвоката Коллегии адвокатов
№ 1 г. Ханты-Мансийск, расп. по ул. Калинина,
д. 27, офис 3, состоящего в Реестре адвокатов
ХМАО – Югры под регистрационным № 86/288,
имеющего служебное удостоверение № 1259,
выданное 06.07.2016 Управлением Минюста РФ
по ХМАО – Югре, действующего в порядке
выполнения поручения, принятого по договору
на оказание правовой помощи путём оказания
возмездных юридических услуг по защите
охраняемых законом прав и интересов
Ходака А.В., обвиняемого по п. «а»
ч. 3 ст. 286, п.п. «а» и «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ

Ходатайство
«О признании недопустимыми ряда доказательств по уголовному делу по обвинению Ходака А.В.»

Уважаемый Дмитрий Владимирович!

В Вашем производстве находится уголовное дело по обвинению троих бывших сотрудников Отдела МВД России по г. Пыть-Ях, в т.ч. Ходака А.В., в совершении преступлений, предусмотренных в п.п. «а» и «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Однако, Ходак А.В., будучи допрошенным в статусе как подозреваемого, так и обвиняемого, свою причастность к совершению инкриминируемого ему должностного преступления последовательно, категорически и полностью мотивированно отрицает, ссылаясь на то, что никакому физическому насилию административно-задержанные Сологуб А.Е. и Чечулин А.В., равно как и другие правонарушители, не подвергались, как и не применялись к ним специальные средства в виде металлических наручников.

В конце декабря 2016 года в г. Пыть-Ях произошли ставшие скандальными события, привлекшие самый пристальный интерес СМИ, по которым СО по г. Пыть-Ях СУ СКР по ХМАО – Югре возбуждено два уголовных дела в отношении троих сотрудников полиции местного Отдела МВД России, в том числе, и в отношении майора Андрея Ходака, отца двоих малолетних детей, законные права и интересы которого защищает автор данного ходатайства.

Признавая необходимость изложения в процессуальных рамках, событийная сторона выглядит следующим образом.

Так, днём 22.12.2016 пятеро вахтовых рабочих ООО «Пыть-Яхское АРС», в том числе, водители Сологуб А.Е. и Чечулин В.А., находясь на производственном объекте, устроили беспричинную коллективную пьянку, в ходе которой возникла острая конфликтная ситуация, переросшая во взаимную драку с причинением побоев.

Далее, поскольку данными умышленными действиями был грубо нарушен общественный порядок, и в них содержится состав как административного правонарушения (ст. 20.1 КоАП РФ), так и уголовно наказуемого деяния (ст. 116 УК РФ), постольку все указанные выше правонарушители были доставлены в дежурную часть Отдела МВД России по г. Пыть-Ях и водворены в камеры для административно задержанных.

Далее, поскольку административно задержанные вели себя в помещении полиции крайне грубо, вызывающе, агрессивно и дерзко, оскорбляли сотрудников полиции, угрожали им физической расправой, не выполняли их законные требования, продолжая бесчинствовать, постольку, в целях пресечения неповиновения и правонарушений, предотвращения причинения первыми телесных повреждений, к задержанному Сологубу А.Е. были на краткий период времени применены спецсредства в виде металлических наручников и физическая сила.

По реальной и состоятельной позиции авторов данного ходатайства, в умышленных действиях Сологуба А.Е. и Чечулина В.А. содержатся явные и очевидные признаки административных проступков, предусмотренных в ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ.

Так, Федеральный закон от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции», определяя в качестве предназначения полиции защиту жизни, здоровья, прав и свобод граждан РФ, иностранных граждан, лиц без гражданства, противодействие преступности, охрану общественного порядка, собственности и обеспечение общественной безопасности (ч. 1 ст. 1), возлагает на полицию и её сотрудников соответствующие предназначению полиции обязанности и предоставляет обусловленные данными обязанностями права (ст.ст. 12, 13, 27 и 28), а также устанавливает, что воспрепятствование выполнению сотрудником полиции служебных обязанностей, оскорбление сотрудника полиции, оказание ему сопротивления, насилие или угроза применения насилия по отношению к сотруднику полиции в связи с выполнением им служебных обязанностей, либо невыполнение законных требований сотрудника полиции влечёт ответственность, предусмотренную законодательством РФ (ч. 4 ст. 30).

Приведённым положениям корреспондирует ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ, устанавливающая ответственность за неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции в связи с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а ровно воспрепятствование исполнению им служебных обязанностей, т.е. за такие действия, которые выражаются в непосредственном отказе подчиниться распоряжениям (требованиям) сотрудника полиции, в физическом сопротивлении и противодействии ему.

В соответствии с ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ, неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции, военнослужащего либо сотрудника органа или учреждения уголовно-исполнительной системы в связи с исполнением ими обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а равно воспрепятствование исполнению ими служебных обязанностей влечёт за собой наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

Однако, дела об административных правонарушениях, предусмотренных в ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ, в отношении Сологуба А.Е. и Чечулина В.А. так и не были возбуждены; но неожиданно через шесть дней, а именно днём 28.12.2016 развили бурную деятельность местные органы предварительного следствия и прокуратуры.

Так, днём 28.12.2016 группой лиц в составе прокурора г. Пыть-Ях Ерёменко А.В., руководителя СО по г. Пыть-Ях СУ СКР по ХМАО – Югре Фролова Р.А., старшего следователя этого же следственного органа Шадрина Д.В., в присутствии оперативного дежурного Дмитрия Калугина, начальника ОТО этого же органа внутренних дел Шамиля Касимова и начальника Отдела МВД России по г. Пыть-Ях Эдуарда Байдакова был изъят системный блок компьютера, на жёсткий диск которого производилась видеозапись происходящего в дежурной части органа внутренних дел.

Однако, никакого протокола данного следственного действия, проведённого до возбуждения уголовного дела, не составлялось, что является грубым нарушением требований п.п. 6 и 7 ст. 166 УПК РФ.

Вполне понятно, что, поскольку протокол данного следственного действия не оформлялся, постольку не с чем было знакомить участвующих в нём лиц, а потому не была вручена соответствующая копия такого процессуального документа ни оперативному дежурному Дмитрию Калугину, ни начальнику Отдела МВД России по г. Пыть-Ях Эдуарду Байдакову.

Далее, к проведению данного следственного действия не были привлечены ни специалисты в области электронно-компьютерных технологий, ни даже понятые, участие которых является обязательным; поэтому были грубо нарушены требования ст. 60, ч. 1 ст. 170, п. 15 ст. 182, ч. 3.1 ст. 183 УПК РФ.

С учётом того, что при изъятии (выемке) системного блока компьютера и рабочей документации, находящихся в ДЧ Отдела МВД России по г. Пыть-Ях, были грубо нарушены требования УПК РФ, данные предметы не могут быть признаны допустимыми доказательствами, исходя из требований ч. 3 ст. 7, ч. 1 ст. 75 УПК РФ, поскольку их использование при осуществлении уголовного судопроизводства прямо запрещено гарантиями, установленными в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31.101995 № 8 (в ред. от 03.03.2015) «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия».

Однако, надуманно изобразив описанную выше ситуацию «вверх ногами», старший следователь СО по г. Пыть-Ях СУ СКР по ХМАО – Югре, майор юстиции Дмитрий Шадрин после совершения незаконного изъятия системного блока компьютера с жёстким диском не успокоился, а продолжил творить откровенный произвол и беззаконие, абсолютно не стесняясь «сливать» служебную информацию во многие СМИ, намереваясь сформировать негативное общественное мнение в отношении сотрудников полиции и нагнетать нездоровую истерию, в условиях которой легко ловить тухлую рыбку в мутной воде.

Так, по явно ошибочной и сомнительной версии следственного органа (СО по г.Пыть-Ях СУ СКР по ХМАО – Югре, старший следователь, майор юстиции Дмитрий Шадрин), днём 22.12.2016 Андрей Ходак якобы «превысил» свои служебные должностные полномочия, выразившиеся в «применении» к административно задержанному за мелкое хулиганство Сологубу А.Е. не менее трёх ударов в областьголовы и лица, а также специальных средств в виде металлических наручников.

По совершенно надуманной позиции указанного выше следственного органа, в данных «действиях» старшего офицера полиции Андрея Ходака якобы «содержатся признаки» умышленного, тяжкого (ч. 4 ст. 15 УК РФ) должностного преступления, предусмотренного в п.п. «а» и «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Продолжая грубо нарушать охраняемые законом права и интересы подзащитного Андрея Ходака, старший следователь Дмитрий Шадрин 07.01.2017 явно незаконно и безосновательно произвёл его задержание, в порядке ст. 91 УПК РФ, водворив его в ИВС Отдела МВД России по г. Пыть-Ях; после чего, ссылаясь на положения ч. 1 ст. 171 УПК РФ, а также представив в Пыть-Яхский горсуд ходатайство об определении обвиняемому меры пресечения в виде ареста (содержания под стражей); хотя подзащитный имеет безупречную социально-бытовую репутацию, женат, достойно воспитывает двоих малолетних детей, содержит на иждивении двоих престарелых родителей, имеет значительное количество поощрений за достижение высоких профессиональных результатов в раскрытии опасных преступлений.

По аналогичному обвинению этот же следственный орган незаконно преследует и.о.начальника дежурной части Отдела МВД России по г. Пыть-Ях Московских Р.А. и помощника оперативного дежурного по этому органу внутренних дел Федоткина А.В.

Однако, согласно требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, любые действия следственного органа должны быть мотивированными, обоснованными и законными.

Далее, для установления обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ, могут использоваться лишь относимые, допустимые и достоверные доказательства, перечисленные в ст. 74 УПК РФ и оценённые по правилам ст.ст. 87 и 88 УПК РФ.

Далее, согласно требованиям ч. 3 ст. 7 и ч. 1 ст. 75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением УПК РФ, должны признаваться недопустимыми, не имеющими никакой юридической силы; а их использование при осуществлении уголовного судопроизводства прямо запрещено гарантиями, провозглашёнными ч. 2 ст. 50 Конституции РФ.

Кроме этого, любые неустранимые сомнения в виновности лица должны быть истолкованы в его пользу, исходя из требований ч. 3 ст. 14 УПК РФ и гарантий, установленных в ч. 3 ст. 49 Конституции РФ.

Однако, все эти требования норм закона указанный выше следственный орган прямо и грубо нарушил, ангажированно поступив с точностью до наоборот.
Так, само по себе уголовное дело было возбуждено явно незаконно и необоснованно, в грубое нарушение требований ч. 2 ст. 140 и ч. 1 ст. 146 УПК РФ; т.е. без достаточных на то веских данных, со ссылкой только на противоречивые объяснения двоих административно задержанных, что нельзя принять во внимание.

Далее, допрошенные в качестве обвиняемых, как Московских Р.А., так и Ходак А.В. мотивированно показали, что никаких инкриминируемых действий не совершили и не видели тех лиц, которые наносили удары потерпевшему Сологубу А.Е. и применили к нему же спецсредства (наручники – М.П.).

Далее, сам потерпевший Сологуб А.Е. при допросе показал, что не может конкретно указать на тех лиц (лицо), которые(й) наносили удары и надели наручники, т.к. 22.12.2016 был вдрызг пьян.

Уверовав в свою безнаказанность и окончательно распоясавшись вследствие покровительства местной прокуратуры, закрывающей глаза на любые нарушения требований и гарантий законов, следователь Дмитрий Шадрин даже пошёл по пути фальсификации доказательств, что уже должно влечь уголовную ответственность по ч. 3 ст. 303 УК РФ.

Так, орган досудебного производства в качестве «допустимых» и «достоверных» доказательств представил, в числе других, протоколы допросов Абаева … (т. …, л/д …) и Чечулина В.А. (т. …, л/д …), которые якобы «показали» на подзащитного как на лицо, будто бы «причинившее» им телесные повреждения.

Конечно, можно смеяться, но следователь, не мудрствуя лукаво, внёс все анкетные данные Ходака А.В. в следственный документ будто бы «со слов» Абаева … и Чечулина В.А., которые в действительности абсолютно не знали подзащитного, вообще никогда с ним не встречались и о существовании друг друга могли бы лишь догадываться, если бы были кровными родственниками Кашпировского либо ясновидящей бабушки Ванги.

Доводы защиты о том, что следователь Дмитрий Шадрин совершил вполне очевидную фальсификацию двух доказательств, являются реальными и состоятельными, заслуживающими уважения и удовлетворения.

В самом деле, для иллюстрации указанных выше «утверждений» авторы ходатайства ссылаются на фрагменты показаний указанных выше двоих свидетелей, которые судом были допрошены в условиях гласности, устности и непосредственности, т.е. с соблюдением требований ст. 240 УПК РФ, что абсолютно исключало какое-либо неправомерное воздействие на данных участников уголовного судопроизводства.

Так, ниже приводится фрагмент показаний на суде 11.02.2018 Абаева … (т. …, л/д …):
«Абаев: Я не вникал, вообще в картинку даже не вникал.

Ходак: То есть, Вы там никого не знали?

Абаев: Абсолютно никого. Нет.

Ходак: То есть все, кто есть на видеозаписи, Вам ранее не знакомые лица?

Абаев: Абсолютно.

Ходак: Меня Вы видели на той видеозаписи?

Абаев: Нет, не знаю, может быть, я Вас и видел, я вообще ни в лица не
всматривался, ни в картинку не всматривался.

Ходак: То есть у Вас такой задачи не было?

Абаев: Нет, я в это не вникал.

Ходак: Фамилии всех людей, вот это кто писал?

Абаев: Фамилии людей?

Ходак: Ну, фамилии людей вообще указывались в документах?

Абаев: Не помню.

Ходак: Ну, Вы же читали документ.

Абаев: Ну, когда это было. Если бы я сейчас прочитал, может быть, я что-то и
вспомнил. Два года назад что я читал, что я писал».

Далее представлена аналогичная безобразная картина открытой и безбоязненной фальсификации доказательств следователем Дмитрием Шадриным при допросе им Чечулина В.А. (т. …, л/д …), которые он полностью дезавуировал при допросе его судом ..………….. :

«Ходак: Скажите суду, кто Вам сообщил мои анкетные (персональные) данные?

Чечулин: Шадрин, получается.

Ходак: Как проходила вся вот эта процедура?

Чечулин: Полностью показали, кто, кого как зовут сотрудников, фамилии.

Ходак: То есть, Вам следователь Шадрин показал видеозапись и назвал
фамилии сотрудников?

Чечулин: Да. Вот этот – Московских, вот этот – Федоткин там, ну, и тому
прочее… Что касается меня именно.

Ходак: И что он сказал? Ну, вот он Вам называет фамилии, а Вы что в это
время говорите?

Чечулин: Да я от этой процедуры вообще как бы…

Ходак: То есть, Вы хотели в этом участвовать?

Чечулин: Вообще не хотел в этом участвовать никаким образом.

Ходак: А Вы читали протокол, который Вы подписывали? Вообще
оформлялся какой-либо документ?

Чечулин: Да что-то писали они там.

Ходак: Кто они?

Чечулин: Следователь.

Ходак: А почему Вы сказали они? Вас трое было в кабинете?

Чечулин: Нет, показывали нам по одному.

Ходак: Кому вам?

Чечулин: Ну, мне лично.

Ходак: Всё хорошо.

Чечулин: Касаемо видео я уже не помню, что там точно было написано. Я не
помню уже.

Ходак: То есть, насколько я понял, Вы никого из сотрудников полиции не
знали?

Чечулин: Да.

Ходак: И кто что делал, Вам все действия сотрудников полиции, звания,
должность и фамилии назвал кто?

Чечулин: Следователь.

Ходак: Фамилия?

Чечулин: Шадрин.

Ходак: Вы видели, чтобы кто-то из сотрудников полиции подвешивал
Сологуба, как он сегодня заявил?

Чечулин: В тот момент я в камере был.

Ходак: Вы не видели этого?

Чечулин: Я вспомнил, на видео было показано, что вот он мне говорит:
смотри…

Ходак: Вы мне скажите, Вы видели? Не видео, а Вы видели?

Чечулин: Я – нет.

Ходак: Вы не видели?

Чечулин: Нет.

Ходак: Вы видели, чтобы я или кто-нибудь из сотрудников бил Сологуба?

Чечулин: Нет.

Ходак: Чтобы его били, Вы не видели?

Чечулин: Нет. С видеоматериала он мне показал, что там вроде кто-то кому-то
наносит удары там какие-то. Я говорю, я этого не мог видеть, и по
расположению людей на видео я этого вообще не мог видеть, все ко
мне стояли спиной.

Ходак: Меня Вы в тот день видели?

Чечулин: Когда?

Ходак: В декабре 16-го года.

Чечулин: Мельком, может, что-то припоминаю.

Ходак: Вы меня конкретно видели или нет?

Чечулин: В отделении?

Ходак: Да.

Чечулин: Не могу тоже сейчас сказать».

Таким образом, фактически ни Чечулин В.А., ни Абаев …. никого из сотрудников Отдела МВД России по г. Пыть-Ях не знали, но следователь Дмитрий Шадрин, грубо нарушая требования ст. 166 УПК РФ, умышленно превышая свои служебные должностные полномочия, действуя из ложно понятых им задач и интересов уголовного судопроизводства, в процессуальные документы, каковыми и являются протоколы допросов свидетелей, внёс лично ему известные по службе сведения (информацию), т.е. совершил фальсификацию доказательств (ст. 74 УПК РФ) – преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 303 УК РФ (фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении).

На основании изложенного, в соответствии со ст.ст. 53, ч. 1 ст. 271 УПК РФ,

Просим:

1. Вынести постановление суда о признании протоколов допросов в ходе досудебного производства (т. ……, л/д ………..) свидетелей Абаева …. и Чечулина В.А. недопустимым доказательством и об исключении их из перечня;

2. Направить материалы уголовного дела в части фальсификации следственным органом доказательств в СУ СКР по ХМАО – Югре для документирования рапорта (ст. 143 УПК РФ) об обнаружении явных и очевидных признаков тяжкого преступления, указанного в ч. 3 ст. 303 УК РФ, назначения и проведения доследственной проверки, в порядке ст.ст. 144, 145 УПК РФ, возбуждения уголовного дела, в порядке ч. 1 ст. 146 УПК РФ, привлечения виновного, согласно положениям ч. 1 ст. 171 УПК РФ, к уголовной ответственности в качестве обвиняемого по ч. 3 ст. 303 УК РФ и проведения полного предварительного расследования, согласно положениям главы 21 УПК РФ.

Приложение: 1. Копии ходатайства для
прокурора, троих подсудимых,
адвоката.

Обвиняемый: (А.В. Ходак)

Адвокат: (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв