Об ОРМ в целях привлечения к уголовной ответственности за «крышевание» расхитителей сырой нефти

Опубликовано 18 мая 2019. Автор:

В связи с выполнением принятого в июле 2018 года поручения по защите индивидуального предпринимателя Евгении Адеевой, ранее не судимой, имеющей правильную социально-бытовую адаптацию (замужней, достойно воспитывающей двоих малолетних детей, добросовестно участвующей в общественном производстве, имеющей учёную степень кандидата наук) и высокую, ничем не запятнанную репутацию, удалось установить нижеследующее.

 

Региональное Управление ФСБ РФ
по Тюменской области
625000, г. Тюмень, ул. Советская, д. 40

Начальнику РУ ФСБ, генерал-майору
И.В. Кочневу

Пуртова М.Ф., адвоката Коллегии
адвокатов № 1 г. Ханты-Мансийск,
расп. по ул. Калинина, д. 27, офис 3,
состоящего в Реестре адвокатов ХМАО –
Югры под регистрационным № 86/288,
имеющего служебное удостоверение
№ 1259, выданное 06.07.2016
Управлением Минюста РФ по ХМАО –
Югре, действующего в порядке
выполнения поручения, принятого
по договору на оказание правовой
помощи путём оказания возмездных
юридических услуг по защите
охраняемых законом прав и интересов
Адеевой Е.В., прож. в пгт. Пойковский
Нефтеюганского района ХМАО – Югры

Заявление
«Об ОРМ в целях привлечения к уголовной ответственности за «крышевание» расхитителей сырой нефти,
принадлежащей ООО «РН-Юганскнефтегаз»

Уважаемый Игорь Владимирович!

В связи с выполнением принятого в июле 2018 года поручения по защите индивидуального предпринимателя Евгении Адеевой, ранее не судимой, имеющей правильную социально-бытовую адаптацию (замужней, достойно воспитывающей двоих малолетних детей, добросовестно участвующей в общественном производстве, имеющей учёную степень кандидата наук) и высокую, ничем не запятнанную репутацию, удалось установить нижеследующее.

Как это нередко происходит, беда на плечи подзащитной свалилась, откуда её никто не ожидал, с места её простого, никак не криминального окраса, участия в общественном производстве, т.е. с места её постоянной работы в должности генерального директора ООО «Эвион-Ойл».

Действительно, вполне законопослушная, занимающая активную жизненную позицию, ведущая здоровый образ жизни, Евгения Адеева в 2017 году попала в жёсткие «лапы» местных оперативно-следственных органов, сфабриковавших её уголовное преследование за «кражу» нефти в составе мнимой «организованной преступной группы».

По наспех состряпанной версии органов досудебного производства, фабула выявленного «преступления» выглядела следующим образом, не отличающимся ни замысловатостью, ни новизной – проще сказать, банальным.

Так, Адеева Е.В., являясь генеральным директором ООО «Эвихон-Ойл» и обладая знанием рынка сбыта нефтепродуктов, в неустановленный период, но не позднее 06.01.2014 (точное время не установлено), находясь в автокемпинге «Рассвет», расположенном на 642 километре автодороги Тюмень – Ханты-Мансийск, вблизи пос.Сентябрьский Нефтеюганского района ХМАО – Югры, «вступила в преступный сговор» с Маркеловым Владимиром Викторовичем, обладающим познаниями о местонахождении нефтепроводов, расположенных на территории Нефтеюганского района ХМАО – Югры, и Кубышкиным Петром Ивановичем, знающим о несанкционированной врезке в нефтепровод на участке «Узел № 574 – узел № 9», входящем в состав напорного нефтепровода «Дожимная насосная станция «Малый Балык – узел № 11 – Средний Балык», расположенной вблизи 642 километра автодороги Тюмень – Ханты-Мансийск, изготовленной и замаскированной неустановленным лицом, с отводом в скрытую под землёй ёмкость, находящуюся возле территории автокемпинга «Рассвет», а также с Перевощиковым О.Б. и Хофиззодой У.Р.

«Преступный сговор» был направлен на совершение в течение длительного времени тайного хищения нефти, принадлежащей ОАО «НК «Роснефть», из нефтепровода, в особо крупном размере.

Задачей «создаваемой» Адеевой Е.В., Маркеловым В.В., Кубышкиным П.И., Перевощиковым О.Б. и Хофиззодой У.Р. «организованной группы» являлось систематическое и тайное хищение нефти из нефтепровода, принадлежащего ОАО «НК «Роснефть», в особо крупном размере; при этом первые преследовали цель извлечения максимальной выгоды и незаконного обогащения, для чего они и «распределили» между собой роли.

Что же касается Евгении Адеевой, то орган досудебного производства в лице Суменкина Е.И. отвёл ей роль главного и активного участника «организованной группы», умысел которой направлен на хищение нефти из напорного нефтепровода в особо крупном размере.

В 2017 году предварительное следствие было закончено и дело поступило в Нефтеюганский райсуд (федеральный судья Чукомин А.В.).

По версии обвинения, главную скрипку играл Маркелов В.В., который совместно с Адеевой Е.В. и Кубышкиным П.И. должен был составлять планы, вести учёт похищенной нефти из нефтепровода, расположенного вблизи 642 километра автодороги Тюмень – Ханты-Мансийск на территории Нефтеюганского района ХМАО – Югры, а также учёт реализованной похищенной нефти, заниматься приисканием соучастников совершения преступления и вовлечением их в состав «организованной группы».

Не позднее 06.01.2014 Маркелов В.В., осознавая, что действует в составе организованной группы, согласно ранее распределённым ролям, вовлёк в совершение хищения нефти Перевощикова Олега Борисовича, являющегося директором ООО «Север – 2» и имеющего арендованные транспортные средства с водителями для перевозки нефти.

Кубышкин П.И., являясь организатором и активным участником организованной группы, реализуя единый преступный умысел, направленный на хищение нефти из напорного нефтепровода в особо крупном размере, в составе организованной группы, должен был выполнять следующие функции:
— совместно с Адеевой Е.В. и Маркеловым В.В. осуществлять разработку преступного плана;
— предоставлять территорию автокемпинга «Рассвет», расположенной на 642 километре автодороги Тюмень – Ханты-Мансийск в Нефтеюганском районе ХМАО – Югры, с целью скрытой перекачки нефти из напорного нефтепровода в ёмкость, находящуюся под землёй, а затем в цистерны автомобилей, предназначенных для транспортировки похищенной нефти;

— находиться в непосредственной близости к месту хищения нефти и информировать участников организованной группы о возможной опасности обнаружения их преступных действий в случае появления посторонних лиц в районе совершения хищения нефти;
— заниматься приисканием соучастников совершения преступления и вовлечением их в состав организованной группы. Не позднее 06.01.2014 Кубышкин П.И., осознавая, что действует в составе организованной группы, согласно ранее распределённым ролям, привлёк в совершение хищения нефти неустановленных лиц, а также не позднее 27.04.2014 вовлёк Лукманова Альфира Халимьяновича, которые не были осведомлены о факте хищения нефти из напорного нефтепровода, и не позднее 27.04.2014 приискал для участия в совершении тайного хищения нефти соучастника преступления – Хофиззоду Умеда Рахмона, роль которого заключалась в перекачке нефти из нефтепровода в скрытую в земле ёмкость, а затем – в цистерны автомобилей, при помощи которых в последующем осуществлялся вывоз похищенной нефти.

В ходе досудебного производства все участники т.н. «ОПГ», кроме Адеевой Е.И., находясь под подписками о невыезде, заключили договор о сотрудничестве со следствием, в один голос указав на Адееву Е.В. как на «организатора», «вдохновителя» и «руководителя шайки», при рассмотрении уголовного дела в Нефтеюганском райсуде в особом порядке получили условные виды наказания, заменённые судом апелляционной инстанции на реальное лишение свободы; однако, за «чудесным» исключением Маркелова В.В. …

Адеева Е.В., никогда не признававшая своей причастности к т.н. «банде», была осуждена к реальному сроку наказания.

В подтверждение своей версии подзащитная Адеева Е.В. указала, что, поскольку она являлась генеральным директором ООО «Эвихон-Ойл» и в этом статусе закупала нефть на свободном рынке, постольку, тем самым, становилась участником гражданско-правовых договоров купли-продажи (глава 30 ГК РФ), что для не плутоватого и не ангажированного в своём поведении следователя должно быть ясно, как божий день.

Вполне понятно, что при бухгалтерском оформлении упомянутых выше гражданско-правовых договоров купли-продажи нефти ООО «Эвихон-Ойл» уплачивало в доход государства все необходимые налоговые удержания, что реально и достоверно подтверждается выводами проведённой по назначению следственного органа судебно-бухгалтерской экспертизы (т. 15, л/д 166-169), но все эти доводы ушлый следователь Евгений Суменкин бросил в корзину.

Далее, в обоснование требований ст. 44 УПК РФ, следственный орган обязан представить в уголовное дело достаточную совокупность учётно-бухгалтерских документов (акты, накладные, путевые листы) либо заключение судебно-бухгалтерских экспертиз, но орган предварительного расследования повёл себя, как в известной пословице: «смотрит в книгу, видит ф…у».

В самом деле, обвинение полностью проигнорировало реальные и состоятельные доводы Адеевой Е.В. о том, что ни тайного хищения нефти (кражи), ни покушения на кражу она не совершала, на месте происшествия, где была произведена т.н. «врезка»в нефтепровод, не только никогда не была, но и вообще не знает её фактическое местонахождение.

Но, словно в известной басне, один говорит, а другой слушает да ест, так и в нашей ситуации, когда Евгения Адеева приводит один аргумент весомее другого, а следователь упирает свой взор, как на икону, в постановление о привлечении в качестве обвиняемого.

Таким образом, вывод обвинения о «виновности» Адеевой Е.В. сделан в отсутствие доказательств, т.е. основан на предположениях.

Далее, орган досудебного производства сделал и другой опрометчивый вывод о «доказанности» наличия т.н. «организованной группы», нацелившейся на хищение нефти, тогда как сторона обвинения так и не представила никаких доказательств (ст. 74 УПК РФ), достоверно подтверждающих устойчивость группы, наличие в её составе организатора (руководителя), составленных планов действий, конкретного распределения ролей (функций) между членами группы, серьёзной технической оснащённости, специальной подготовки и т.д., что подробно изложено в указанном выше Постановлении Президиума ВС РФ от 27.12.2002 № 29 (в ред. от 03.03.2015).

Фактически же не существовало не только т.н. «организованной», имеется в виду, в этом «составе», но и вообще группы, т.к. обвиняемые по данному уголовному делу встречались лишь эпизодически и вследствие случайных обстоятельств, поэтому полностью отсутствовали какие-либо субординационные связи, какая-либо согласованность, не говоря уже о распределении ролей и т.д.; но и эти доводы, равно как и другие, отскакивали, как от стенки горох, от следователя Евгения Суменкина.

Далее, следственный орган, наспех назначив на роль руководителя «ОПГ» Адееву Е.В., строго следовал указаниям Малышева Д.Н. –скрыть наличие созданной им ОПГ и механизм хищения сырой нефти, а также реальные объёмы и размер ущерба (4 а/м х 1095 дней, т.е. 3 года), составивший около полутора миллиардов рублей.

Между тем, было необходимо обязательно назначить проведение двух судебных экспертиз, а именно физико-технической на предмет определения самого механизма подсчёта несанкционированно извлечённой из трубопровода нефти, а также бухгалтерской, которая на основе первичных учётных документов установила бы денежный эквивалент углеводородного продукта, но это бы разоблачило истинные размеры хищений и наличие настоящей ОПГ.

Вместо этого сторона обвинения представила в суд для допроса одного из технических сотрудников ОАО «НК «Роснефть», который показал, что об объёме похищенной нефти ему сказал следователь, однако, при этом не было ни одного подтверждающего документа по линии первичного бухгалтерского учёта и отчётности.

Суд же, потеряв независимость и беспристрастность, сделал на основе такого сомнительного и недостоверного доказательства вывод о размере неправомерно извлечённой нефти, с чем согласиться нельзя.

Выходит, что следователь Евгений Суменкин, словно Копперфилд, может играючи и закон растоптать, и судьбу человека сломать, и ущерб «установить» без каких-либо экспертиз.

Далее, уж коли следователь Суменкин Е.И. сообщил сотруднику ОАО «НК «Роснефть» «размер» похищенной нефти, то суду и следовало допросить данного «ясновидца», каковы же его истинные «источники» информации, но суд предпочёл оставить данное обстоятельство висящим в воздухе, т.к., с точки зрения супер-маститого судьи Александра Чукомина, это «мелочь пузатая»!

По мотивированной версии защиты, опирающейся на ряд весомых аргументов, не заслуживают никакого доверия «признательные» показания подельников, т.е. Маркелова В.В., Кубышкина П.И. и других, т.к. первоначально они мотивированно и категорически отрицали какую-либо причастность к «хищению» нефти, но позднее, «переобувшись в воздухе», стали оговаривать подзащитную, действительным мотивом чего является преступная коррупционная составляющая, требующая проверки в порядке ст.ст. 144, 145 УПК РФ, что и побудило оформить данное заявление.

Однако, по реальной и состоятельной версии автора данного заявления, истинная картина хищений нефти из подземного магистрального трубопровода выглядела далеко не так, и действительно имело место наличие не вымышленной ОПГ, состоящей из рядовых «пехотинцев», а состоящей из местных титульных лиц, которые должны были пресекать хищения.

Так, по требующей тщательной проверки версии, в состав руководителей настоящей ОПГ, реально контролирующей процесс хищения сырой нефти из подземного магистрального трубопровода, принадлежащей ООО «РН-Юганскнефтегаз», и путём постоянного мониторинга обеспечивающей безопасность «щипачей», входили:
1. X, в 2012-2015 годах – начальник СЧ СУ Управления МВД России по ХМАО – Югре (с дислокацией в г.Нефтеюганск), а в настоящее время – главный специалист Управления экономической безопасности ООО «РН-Юганскнефтегаз»;
2. Y, заместитель начальника СЧ СУ УМВД России по ХМАО – Югре (с дислокацией в г.Нефтеюганск), сейчас на пенсии, живёт в г. Тюмень;
3. Z, заместитель Малышева Д.Н.;
4. A, начальник цеха ЦДНГ-17.

За обеспечение безопасного мониторинга ежедневного (по 40 куб.м) несанкционированного изъятия сырой нефти путём фальсификации контрольных показателей падающего давления (функция Цыглинцева Д.) указанные выше руководители ОПГ ежемесячно получали по 1 млн. руб. «маржи» отрасхитителей.

По инерции, расхитителям предоставлялись и другие платные, т.е. за взятки, «услуги».

Так, Суменкин Е.И. за взятку в общей сумме около 40 млн. руб. вместо ареста троих подследственных избрал им подписку о невыезде и обеспечил условные наказания в суде, ложно оговорив Адееву Е.В.

На «вырученные» денежные средства в 2016 году Суменкин Е.И. купил в г.Тюмень коттедж (п. Луговое) и квартиру («Европейский квартал»).

По обстоятельствам получения Суменкиным Е.И. взятки в сумме 37 млн. руб. Отделом по ОВД СУ СКР по ХМАО – Югре (старший следователь Тундыков О.М.) производится доследственная проверка.

Когда же в отношении Перевощикова В.В. и двоих его подельников Суд ХМАО – Югры изменил приговор и их взяли под стражу, было непонятно, почему же Маркелов В.В. не удостоился представления прокурора и благополучно «отбоярился» условным сроком?!

Оказывается, ларчик открывался весьма просто: «уладил» всю эту «канитель» Малышев Д.Н., за что Маркелов В.В. оформил (вернее, переоформил) на него трёхкомнатную квартиру в г.Сургут, ранее являвшуюся собственностью родственника осуждённого и имевшую цену в 6 млн. руб.

Поскольку все четыре члена ОПГ были объединены единым умыслом, постольку все они должны нести и одинаковую ответственность.

Сообщая об изложенном, в соответствии со ст. 53 УПК РФ,

Прошу:

1. Зарегистрировать данное заявление в Книге учёта сообщений о преступлениях;

2. Назначить проведение комплекса необходимых ОРМ;

3. Проинформировать о результатах как автора данного заявления, так и начальника Отдела по ОВД СУ СКР по ХМАО – Югре.

С заверениями
в высоком почтении, адвокат: (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв