О возвращении уголовного дела по обвинению Шмонина Э.В.

Опубликовано 11 Июн 2019. Автор:

В отделе по расследованию ОВД СУ СКР по ХМАО – Югре 01.06.2019 закончено предварительное следствие (досудебное производство) по уголовному делу по обвинению Шмонина Эдуарда Васильевича в совершении шести преступлений, указанных в ч. 3 ст. 128.1, ч. 5 ст. 128.1 (2 эпизода), ч. 1 ст. 137, п. «б» ч. 3 ст. 163, п.п. «а» и «б» ч. 3 ст. 242 УК РФ.

 

Прокуратура ХМАО – Югры
628012, г.Ханты-Мансийск,
ул. Чехова, д. 1 «а»

Прокурору Югры,
государственному советнику юстиции
Е.Б. Ботвинкину

Пуртова М.Ф., адвоката Коллегии
адвокатов № 1 г. Ханты-Мансийск,
состоящего в Реестре адвокатов ХМАО –
Югры под № 86/288, имеющего
служебное удостоверение № 1259,
выданное Управлением Минюста России по ХМАО – Югре 06.07.2016,
действующего в порядке выполнения
поручения, принятого по договору
на оказание правовой помощи по защите
охраняемых законом прав и интересов
Шмонина Эдуарда Васильевича,
обвиняемого в совершении шести
преступлений

Ходатайство
«О возвращении уголовного дела по обвинению Шмонина Э.В.
для производства дополнительного предварительного расследования»

Уважаемый Евгений Борисович!

В отделе по расследованию ОВД СУ СКР по ХМАО – Югре 01.06.2019 закончено предварительное следствие (досудебное производство) по уголовному делу по обвинению Шмонина Эдуарда Васильевича в совершении шести преступлений, указанных в ч. 3 ст. 128.1, ч. 5 ст. 128.1 (2 эпизода), ч. 1 ст. 137, п. «б» ч. 3 ст. 163, п.п. «а» и «б» ч. 3 ст. 242 УК РФ.
Далее, если событийную сторону излагать не в каркасе сложных юридических форм, а в обычном, общебытовом порядке, то складывается нижеозначенная картина.

Оказавшись в декабре 2016 года в поле зрения и необычайно супер-пристальной опеки органов государственной безопасности, составляющих вкупе со службами МВД РФ и подразделений СКР самый настоящий «медвежий капкан» для разного рода вольнодумцев, Эдуард Шмонин просто не мог не приземлиться в мрачные «застенки» за свои острые журналистские расследования.

Далее, поэтому вовсе не удивительно, что в отношении такого «монстра» вполне закономерно проявились «родимые пятна» на теле социума в виде произвола и беззакония, когда соблюдение законов, защита законных прав и интересов простого человека – не более, чем дешёвые лозунги для простолюдинов, не очень-то далеко ускакавших от диких туземцев, которым знаменитый путешественник Робинзон Крузо «впаривал» стеклянные бусы.

Далее, становится вполне понятным, что при таком раскладе судьба человека решается, по существу, вовсе не в ходе справедливого и состоятельного судебного разбирательства, а в любезнейших и откровенных беседах в тиши закрытых служебных кабинетов, как в данном прилагаемом случае, генерала Аркадия Сынгаевского, бывшего начальника Следственного управления СКР по ХМАО – Югре и бывшего начальника Нижневартовского отдела регионального Управления ФСБ России по Тюменской области Рудикова О.И.

Просто умилительно, как эти голуби, с довольным видом воркуя за чашкой чая, обсуждают, как «сварганить» уголовное преследование известного предпринимателя Самборского из г.Сургута, или как ловко «поймали» на краже сырой нефти бывшего начальника Когалымского отделения Регионального Управления ФСБ России по Тюменской области Алексея Ануфриева, в пустую цистерну грузового автомобиля которого на его глазах влили 30 тонн нефти. И если это не грубая фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении, тогда что это такое?

Следовательно, незаконное возбуждение уголовных дел, фальсификация доказательств, заблаговременное обсуждение с судьями по телефону их судьбы – явление не редкое.

Теперь самое время изложить содержание тех событий и обстоятельств, которые легли в основу уголовного преследования не какого-то там «зелёного», начинающего погружение в самую гущу паблик-рилейшнз журналиста, а самого настоящего тяжеловеса, наверное, самого знаменитого разгребателя в ходе журналистских расследований авгиевых конюшен («голубое лобби», «распильщиков» бюджетных пирогов, расхитителей из магистральных трубопроводов углеводородного сырья, окопавшихся в г.Сургут и других нефтяных городах, экстремистов-маргиналов из одиозных религиозных сект и т.д.).

В этом случае необходимо обратиться к постановлению следователя Веры Тенсиной от 19.03.2019 о привлечении Эдуарда Шмонина в качестве обвиняемого в порядке ст.ст. 171-174 УПК РФ.

Так, первым «потерпевшим», которого подзащитный якобы в период с ноября 2013 по август 2015 «злостно» оклеветал, числится «сенатор-комбинатор» (так в тексте обжалуемого постановления), а в миру – член Совета Федерации Федерального Собрания РФ от ХМАО – Югры Пичугов В.А., чем и совершил злостную клевету, наказуемую по ч. 3 ст. 128.1 УК РФ.

Второй эпизод выглядит уже более грозно: якобы подзащитный в период времени с 15.12.2015 по 11.02.2016 вымогал имущество у «потерпевшего» Евгения Вострикова, ранее судимого по четырём статьям УК РФ (ч. 2 ст. 115, ст. 119, ч. 2 ст. 116, ст.ст. 318 и 319), причём в роли потерпевших, попавших под «горячую руку» «криминального авторитета» (так в тексте обжалуемого постановления), группа старших офицеров Управления МВД России по г.Нефтеюганск, увезённых с поля боя на носилках в каретах «Скорой помощи».

Новоявленный «купец Калашников» не просто кулаками и ногами потчевал милиционеров, но угрожал всем им убийством.

И такое было бы вполне реальным: ещё бы, ведь при производстве обыска на следующий день после побоища в штаб-квартире «потерпевшего» был обнаружен целый оружейный арсенал: огнестрельное оружие в коробках, «цинки» боеприпасов, пистолеты с устройствами для бесшумной стрельбы, мешок поддельных печатей, крупная партия золота.

Далее, по информации, требующей дополнительной проверки, ответственный сотрудник Управления МВД России по ХМАО – Югре сообщал в приватном общении, что Евгений Востриков причастен к 12 заказным убийствам, в т.ч. родного брата, Вадима Чуйнева, к многочисленным случаям открытого похищения людей.

Далее, просматривается, согласно версии подзащитного, причастность Евгения Вострикова и к наркобизнесу.

Ещё 26.05.2011 Евгений Востриков в сопровождении «секунданта» в лице заместителя Председателя Думы ХМАО – Югры Сергея Дегтярёва заманил подзащитного в ресторан «Честер Паб», и, забавляя заскучавшую публику, публично его «отдубасил», превратив в клочья его костюм и наставив синяков.

По версии стороны обвинения, подзащитный «совершил» в отношении Евгения Вострикова вымогательство чужого имущества при наличии квалифицирующих обстоятельств, т.е. преступление, указанное в п. «б» ч. 3 ст.163 УК РФ.

По четвёртому инкриминируемому преступлению, согласно сформулированной позиции стороны обвинения, подзащитный Эдуард Шмонин якобы при помощи Горяева Г.Л., злоупотребляя своим служебным положением, в ночь на 28.02.2019 «разместил» в аккаунте информационного канала свою авторскую статью и видеоматериал к ней «Кровавый депутат», тем самым «распространив» в отношении него ложную информацию, подрывающую его доброе имя, порочащую его честь, достоинство и деловую репутацию.

Далее, орган досудебного производства, инкриминировав подзащитному указанные выше действия, квалифицировал их по ч. 5 ст. 128.1 УК РФ.

Далее, по версии стороны обвинения, в конце ноября 2016 года подзащитный «разместил» в свободном доступе в информационных ресурсах глобальной сети Интернет ранее им же подготовленный материал под заголовком «Криминальная нефть».

Следовательно, согласно фабуле обвинения, подзащитный, «злоупотребляя» своим служебным должностным положением, в форме утверждений распространил в свободном доступе информацию о причастности сотрудников АО «Самотлорнефтегаз», а именно Верстакова И.В., Колокольцева А.А., Черномора Р.С. и Доброчеева И.В. к хищению, чем подорвал репутацию и доброе имя данных лиц, умалил их честь, достоинство и деловую репутацию, т.е. совершил преступление, указанное в ч. 5 ст. 128.1 УК РФ.

Далее, по версии стороны обвинения, подзащитный якобы «совершил» сбор сведений о личной жизни депутата Думы г.Нижневартовск Никандрова В.Е., нарушив тайну личной жизни последнего, опубликовав в свободном доступе видеоматериал «Опущенные чиновники», в котором содержится информация о сексуальных действиях данного псевдо-потерпевшего в оральной форме, чем и совершил преступление, указанное в ч. 1 ст.137 УК РФ.

И последнее. По версии следственного органа, подзащитный «совершил» ещё одно преступление, т.е. сбор, обработку и распространение, совместно с Михаилом Кокоревым, материала порнографического содержания, когда на самой видеозаписи имеется видеоизображение действий сексуального характера в оральной форме между депутатом Думы г. Нижневартовск Никандровым В.Е. и неустановленным следствием лицом.

Следственный орган, давая правовую оценку описанным выше действиям физического лица, квалифицировал их по п.п. «а» и «б» ч. 3 ст. 242 УК РФ.

Полагаю, что всё досудебное производство по данному уголовному делу велось открыто ангажировано, в пользу его так называемых «заказчиков», в желании им угодить, и к их числу подзащитный с высокой долей вероятности относит ныне действующего начальника Управления МВД России по ХМАО – Югре генерала Василия Романицу, бывшего заместителя начальника Регионального Управления ФСБ России по ХМАО – Югре полковника Максима Баранова, Губернатора ХМАО – Югры Наталью Комарову, глубинные интересы которых подзащитный действительно омрачил.

При таких вполне транспарентных обстоятельствах досудебное производство попросту не могло не скатиться в болото произвола и беззакония, когда грубо и прямо попираются требования ч. 4 ст. 7 УПК РФ, при том, что любое решение следователя должно быть обоснованным, мотивированным и законным.

Далее, с точностью до наоборот орган досудебного производства, ничтоже сумняшеся, практически все неустранимые сомнения в виновности Эдуарда Шмонина истолковал в пользу обвинения, чем прямо и грубо нарушил требования ч. 3 ст. 14 УПК РФ и гарантии, провозглашённые в ч. 3 ст. 49 Конституции РФ.

Далее, орган досудебного производства, ничуть не стесняясь, практически все инкриминированные Эдуарду Шмонину деяния построил как на недостоверных, так даже и на недопустимых доказательствах, что запрещено и требованиями ч. 3 ст. 7 УПК РФ, и п. 16 руководящих указаний Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 № 8 (в ред. от 03.03.2015) «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», и ч. 2 ст. 50 Конституции РФ.

Так, в качестве «весомых» доказательств обвинения представлено около 50 компьютеров и других электронных носителей информации, при изъятии которых участникам следственного действия не были воспроизведены аудио- видеофайлы, не были опечатаны порты входов-выходов блоков питания, что определяет их как недопустимые доказательства.

Далее, проявляя недопустимую спешку, которая вполне уместна лишь при ловле всем известных насекомых, при возбуждении в отношении Эдуарда Шмонина массы скороспелых уголовных дел, имеющих «здоровье», как у мертворождённого дитяти, орган досудебного производства прямо и грубо нарушил требования ч. 4 ст. 7, ч. 2 ст. 140, ч. 1 ст. 146 УПК РФ, т.е. в отсутствие на то достаточной совокупности реальных и достоверных данных.

Далее, явно в стиле «галопом по Европам», орган досудебного производства, предъявляя очередное надуманное обвинение подзащитному, действовал «напролом», отмахнувшись от требований ч. 1 ст. 171 УПК РФ, как от назойливых мух.

Далее, орган досудебного производства, войдя в раж, как само собой разумеющееся, пачками незаконно возбуждал против подзащитного «липовые» уголовные дела с единственной целью: создать для Ханты-Мансийского горсуда мираж (видимость) «обоснованности», во что бы то ни стало изолировать подзащитного от общества, семьи и трудового коллектива, а затем, после ареста, тотчас же их прекратить и выбросить в корзину, как отработанный материал, как никому не нужный хлам, сыгравший свою злодейскую роль.

Но ведь в этом случае даже для начинающего юриста с дипломом ЦПШ становится вполне понятным, что в данном конкретном случае в умышленных действиях следователя усматриваются явные и очевидные признаки тяжкого (ч. 3 ст. 15 УК РФ) преступления против правосудия, указанного в ст. 299 УК РФ.

Далее, при внимательном изучении материалов уголовного дела легко можно обнаружить даже то, что называется фальсификацией доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении, т.е. ещё одно преступление против правосудия, предусмотренное в ч. 2 ст. 303 УК РФ.

В качестве одного из примеров можно сослаться на принятое следователем Верой Тенсиной постановление от 19.03.2019, в котором она указала на то, что якобы Михаил Кокорев является подозреваемым в «совершении» преступления, указанного в п. «б» ч. 3 ст. 242 УПК РФ:
— в отношении Михаила Кокорева «имеется» уголовное дело по п.«б» ч. 3 ст. 272 УК РФ;
— местонахождение Михаила Кокорева «неизвестно»;
— псевдо-подозреваемый «скрылся» от органов предварительного следствия и суда.

Однако, указанные выше утверждения являются откровенным вымыслом, т. к. никакого уголовного дела в отношении данного гражданина не возбуждалось, местонахождение данного, фактически, свидетеля известно (г.Москва), известен и номер его мобильного телефона, и место его работы –помощник депутата Госдумы РФ Фёдорова, на многих произвели впечатление его публичные выступления по ЦТ (скрин-шоты прилагаются).

При таких «вверх ногами» перевернутых обстоятельствах вовсе не удивительно – скорее, даже логично то, что последовательные, мотивированные, реальные и состоятельные аналитические выкладки Эдуарда Шмонина следователь в упор «не видит»; поэтому, уподобляясь слепому, двигающемуся вдоль стены, с упорством, достойным другого применения, как мантру, заклинает свою ложную версию о «виновности» подзащитного.

Полагаю, что в федеральном надзорном ведомстве, вверенном Вам для руководства, Вы, уважаемый Евгений Борисович, примете безотлагательные меры по устранению грубых нарушений законности, а именно ущемления права обвиняемого Шмонина Э.В. на защиту, и по внимательному рассмотрению всех его ходатайств и т.д.

Одним из примеров грубого нарушения органом досудебного производства права обвиняемого на защиту является чисто самоуправный отказ в удовлетворении его ходатайства, в первую очередь, ознакомиться с вещдоками, количество и объём которых (электронный) превышает 60 терабайтов. Впоследствии, действуя капризно и упрямо, следователь поставил явно невыполнимое условие: за 4 оставшихся дня успеть ознакомиться с вещдоками, память которых составляет почти 40 терабайтов.

Вполне понятно, что подзащитный просто не имел технической возможности с ними ознакомиться, за мизерный отрезок времени «проглотить» гигантский объём информации, а потому подписал протокол выполнения требований ст. 217 УПК РФ, не закончив изучение материалов уголовного дела, чем и было грубым образом нарушено право обвиняемого на защиту.

Наконец, постоянно приводя реальные и состоятельные доводы о своей невиновности, подзащитный не просто наобум Лазаря ставит вопросы о прекращении против него уголовного дела, но и приводит при этом реальные и достоверные, действенные аргументы.

Так, подзащитный, не признавая вину, указывает, что он этих преступлений не совершал. Кроме того, обвинение в совершении преступлений ему непонятно, поскольку в нём отсутствуют ссылки на конкретные нормы закона, которые якобы «нарушены».

Далее, подзащитный указывает, что в январе 2016 года заместителем Губернатора ХМАО – Югры был назначен Шипилов А.В., после знакомства с которым от него поступила просьба проконсультировать его по вопросам политической обстановки в округе. Просьба была удовлетворена, после чего имели место несколько встреч в городе Ханты-Мансийск, в здании Правительства ХМАО – Югры и в других местах, происходил обмен информацией, Шипилов А.В. давал очередные задания, также обговаривали схемы получения денег.

Во время одной из таких встреч, примерно в августе 2016 года, Шипилов А.В. передал подзащитному флеш-карту с записью, где кандидат в депутаты от ЛДПР Никандров В.Е. совершает половой акт в оральной форме с другим депутатом. По словам Шипилова А.В., партнёр Никандрова В.Е. – член «Единой России», поэтому его лицо завуалировано. После передачи флеш-карты с порнографическим видео Шипилов А.В. поставил подзащитному задачу дискредитировать партию ЛДПР, так как она, по срезам общественного мнения, могла получить большое количество голосов избирателей не только в городе Ханты-Мансийск, но и во всём округе. В выпущенных материалах нужно было опорочить членов ЛДПР Сысоева, Маркова, а также их спонсора – Чемезова и других.

Шипилов А.В., будучи осведомлённым о связях подзащитного с журналистами канала «Чиновник.ру», попросил распространить компромат исключительно через это СМИ и подчеркнул, что это личный приказ Губернатора ХМАО – Югры Натальи Комаровой: «Дискредитировать ЛДПР в глазах общественности перед выборами». Также Шипилов А.В. попросил подзащитного распространить слухи о существовании в г.Нижневартовск педофильского и «голубого» сообщества в лице депутатов, чиновников, которые насилуют детей из детского дома «Аистёнок». Источником слухов необходимо было указать Александра Петермана с целью скрыть информацию об истинных заказчиках публикации компромата.

На вопрос о происхождении видеозаписи Шипилов А.В. ответил, что её передал советник Губернатора Филатов А.С.

За работу Шипилов А.В. пообещал подзащитному 4 миллиона рублей, и вскоре был выплачен аванс в размере 1,5 миллиона рублей.

За выполнение работы по распространению слухов о педофильском и «голубом» сообществе в среде чиновников 100 тысяч рублей по договору обязалось оплатить ОАО «Автобан».

Публикацию с компроматом на ЛДПР первоначально заместитель Губернатора требовал подготовить и отправить на вычитку ему лично на электронный адрес: andreev-dumahmao@narod.ru. Связь с Шипиловым А.В. они поддерживали по телефону 8-912-512-17-33, также он просил выходить на связь, назначать встречи с чужих телефонов, что мотивировалось соображениями сохранить конспирацию и обеспечить личную безопасность провокаторов.

В день последнего заседания Думы 6 созыва ХМАО – Югры подзащитный встречался с Шипиловым А.В. в здании Правительства ХМАО –Югры, и подзащитный заявил об отказе от публикации. При этом заместитель Губернатора сообщил подзащитному о том, что он будет хранить данный компромат.

Несколько позднее подзащитный данную видеозапись перекопировал на рабочий жёсткий диск, который хранился в редакции ОТВ «Югра» или дома у Галкина В.В., который часто брал его с собой для работы на дому, и к которому имели доступ все работники редакции, в том числе и Кокорев М.В.

Осенью 2016 года (октябрь-ноябрь) подзащитный начал готовить программу о депутатской деятельности Никандрова В.Е., в связи с чем попросил Кокорева М.В. изучить вопрос, не является ли запись порнографическим материалом.

Видеозапись Кокореву М.В. подзащитный непосредственно не передавал, т.к. она находилась на общем жёстком диске в редакции.

Примерно в середине ноября 2016 года Кокорев М.В. сообщил подзащитному, что видеозапись с Никандровым В.Е. не является порнографическим материалом. Несмотря на это, Кокорев М.В. по просьбе подзащитного наложил на материал «муар», чтобы исключить при просмотре изображение полового члена, который берет в рот Никандров В.Е., что и было им выполнено фактически в ноябре-декабре 2016 года.

Данный видеоматериал с «муаром» хранился в редакции ОТВ «Югра» на рабочем жёстком диске и в общении подзащитного с Галкиным В.В., Кокоревым М.В. или работниками редакции ОТВ «Югра», когда шла речь о «порно», «порнухе» или видео с Никандровым, всегда подразумевался вариант с наложенным «муаром».

Далее, по заданию подзащитного Кокорев М.В. в целях получения надлежащей правовой оценки данной видеозаписи заказал проект судебной искусствоведческой экспертизы, в заключении которой указан вывод о том, что данный материал порнографическим не является.

Далее, подзащитный аналогичную информацию получил и от маститого адвоката с солидным стажем профессиональной деятельности Дмитрия Черенкова.

Далее, однако, при встрече подзащитного в ноябре-декабре 2016 года в г.Екатеринбург с Натальей Вернадской последняя сообщила ему, что ей на электронный адрес от Галкина В.В. поступил видеоматериал – компромат в отношении депутата Никандрова В.Е. с просьбой подготовить к размещению в сети Интернет, за что он пообещал ей гонорар.

Далее, подзащитный, зная о заинтересованности заместителя Губернатора Шипилова А.В. в выпуске в свет данного видеоматериала, будучи осведомлённым о личных связях Натальи Вернадской с Галкиным В.В., предположил о наличии у последнего намерения получить приличный заработок за спиной первого.

Далее, оператор Галкин В.В. также был вполне осведомлён о том, что автор материала Русских, основываясь на инсайдерской информации Благородова С.В., был и политически, и лично возмущён неожиданной информацией о наличии как ранее скрывавшимся фактом порнографии в ХМАО – Югре, так и в особенности тем, что в детдоме г.Нижневартовск «попались» педофилы, насилующие малолетних детей, что и дало ему вдохновение и эмоциональный заряд быстро подготовить видеоматериал для размещения.

Следовательно, переданный подзащитному заместителем Губернатора Шипиловым А.В. видеоматериал обработал и разместил в сети Интернет не кто иной, как Галкин В.В., выполнивший коммерческую просьбу заместителя Губернатора Шипилова А.В. на ресурсе сайта «Чиновник.ру», что имело широкий общественный резонанс и, видимо, Губернатор Наталья Комарова, лоббировавшая Филатова А.С., давала отчётливый знак Председателю Думы ХМАО – Югры Борису Хохрякову, который, в свою очередь, «проталкивал», т.е. усадил в кресло спикера Думы г. Нижневартовск, как болтают злые языки, партнёра в оральных оргиях – Клеца М.В., быть сговорчивее; в противном же случае могут появиться более острые разоблачительные видеоматериалы.

Далее, как продолжает позиционировать подзащитный, Галкин В.В., получивший от заместителя Губернатора Шипилова А.В. довольно крупную «маржу», принял решение в целях обеспечения своей личной безопасности и сокрытия следов скандального информационного «вброса» в сеть Интернет сынициировать 24.12.2016 из своей квартиры очень уж необычную «кражу», в ходе которой были выборочно похищены только лишь жёсткие диски и электронная аппаратура, в т.ч. и один из рабочих системных блоков, на котором и хранился видеоматериал с изображением орального секса депутата Никандрова В.Е.

Здесь, в этой ситуации, настораживает то, что ни деньги, ни на виду лежащие драгоценности «воришки» не взяли!

По реальной и состоятельной версии Эдуарда Шмонина, Галкин В.В., инициируя т.н. «кражу», преследовал прямую цель уничтожить вещдоки и орудие уже совершённого преступления, а именно его рабочий компьютер.

Далее, заслуживает уважения и удовлетворения мотивированное мнение подзащитного о том, что показания Галкина В.В. о том, что якобы видеозапись со сценой орального секса ему передал не заместитель Губернатора Шипилов, а Эдуард Шмонин, являются совершенно лживыми, т.к. у подзащитного абсолютно отсутствовала какая-либо мотивация: никакого депутата Никандрова В.В. знать не знал, поэтому его личная жизнь вообще не интересовала, никакой выгоды от компрометации как его, так и Хохрякова Б.В., Клеца М.В. и других членов «голубого» клуба в г.Нижневартовск не получал, да никто ему и не предлагал!
Следовательно, показания Галкина В.В., конечно же, являются доказательствами (ст. 74 УПК РФ), однако, их следует, безусловно, признать недостоверными и исключить из перечня, так как именно он и является выгодополучателем, что исключает какую-либо объективность и беспристрастность.

Действительно, являются откровенным вымыслом ссылки Галкина В.В. на то, что якобы он 16.12.2016 «встречался» с подзащитным и «передал» ему фигурирующий по делу видеоматериал, что якобы Эдуард Шмонин после загрузки записи на видеохостинг «дал» указание переслать его на электронный адрес Наталье Вернадской, под именем которой «скрывается» Григорий Гореев.

Справедливо в этой части подзащитный в опровержение показаний Галкина В.В. приводит показания действительного, живого допрошенного свидетеля Григория Гореева, выводы проведённой по делу судебной компьютерно-технической экспертизы, в которой, в частности, указано, что подзащитный со своего системного блока «МакБук Айр» в редакционный браузер сайта «Чиновник.ру» не заходил, не редактировал статью «Опущенные чиновники» и не выставлял её.

В качестве итога и выводов по данному эпизоду подзащитный справедливо указывает на то, что, если при наличии признательных показаний Галкина В.В. и подтверждения их достаточной совокупностью допустимых и достоверных доказательств (ст.ст. 87 и 88 УПК РФ) следователь, тем не менее, обвинение данному лицу в порядке ч. 1 ст. 171 УПК РФ не предъявляет, а, очевидно, переместившись в Нирвану, широко закрыв глаза, беззастенчиво перекладывает вину на лицо, непричастное к преступлению, то это означает, что следователь не просто безобразничает, а конкретно выполняет заказ и, как говорится, ничего личного!

Следовательно, поскольку причастность Шмонина Э.В. к размещению на портале сайта «Чиновник.ру» видеоматериала под названием «Опущенные чиновники» с участием депутата Думы г.Нижневартовск достаточной совокупностью допустимых и достоверных доказательств не подтверждена, постольку уголовное преследование его в этой части должно быть прекращено, исходя из того, что все неустранимые сомнения должны быть истолкованы в пользу обвиняемого, но уж никак не наоборот.

Далее, аналогичным образом должно быть прекращено и уголовное преследование в отношении Эдуарда Шмонина по эпизоду, связанному с его обвинением в якобы «вымогательстве» у Евгения Вострикова имущества в крупных размерах и публикации статьи под названием «Кровавый депутат».

Далее следует изложение позиции Эдуарда Шмонина по поводу заявлений депутата Думы г.Нефтеюганск Евгения Вострикова о якобы «вымогательстве» у него денежных средств «под угрозой» распространения в отношении него «клеветы».

По реальной и состоятельной версии подзащитного, наоборот, именно он является потерпевшим от провокации, спланированной и частично реализованной отцом и сыном, сотрудником органов ФСБ России, целью чего было принудить первого к отказу от опубликования острого разоблачительного видеофильма под названием «Кровавый депутат», что уже было описано выше.

Так, именно заместитель Председателя Думы г.Нефтеюганск Евгений Востриков более 6 лет был анти-героем разоблачительных публикаций по итогам многочисленных журналистских расследований, однако, никакой реакции данного лица не последовало, что можно расценить как его согласие с их содержанием.

Далее, в деле имеется достаточная совокупность допустимых и достоверных доказательств, без каких-либо сомнений подтверждающих то, что псевдо-потерпевший Евгений Востриков настойчиво и активно пытался банально подкупить принципиального журналиста за несколько миллионов рублей и предать забвению разоблачительный материал из 12 эпизодов, источниками которого являются Ольга Вострикова, её отец и мать Алексеевы.

Следовательно, в видеофильме «Кровавый депутат» подзащитный обобщил и опубликовал не «заведомо ложные сведения», а лишь предал публичной огласке достоверную информацию, содержавшуюся в ряде интервью с первоисточниками.

Так, одна из видеозаписей интервью с Ольгой Востриковой хранилась, в числе других материалов, в квартире Галкина В.В., который инсценировал «кражу», в том числе и первой.

Действуя по правилу «нападение – лучший вид защиты», Евгений Востриков ещё в начале 2016 года обратился в органы ФСБ с заявлением о якобы «вымогательстве» у него денег подзащитным, но уже 11.02.2016, действуя в рамках секретного ОРД «оперативный эксперимент», в кафе «Таверна» (аэропорт Сургут) настойчиво принуждал подзащитного получить деньги за отказ от выхода в свет видеофильма «Кровавый депутат».

Поскольку подзащитный категорически отказался от получения денег, постольку в рамках продолжающегося ОРМ Востриков Е.Н. подключил к переговорам, а фактически к провокации, двух адвокатов: Аббасова А.О. и Анисимова И.В., действовавших «в тёмную», но тоже не добившихся согласия подзащитного взять уже принесённые деньги.

Таким образом, продолжает излагать свою позицию Эдуард Шмонин, если бы он на самом деле «вымогал» у Евгения Вострикова деньги, то он бы и взял их, а не категорически отказывался их получать, так как и не требовал их.

Ради объективности подзащитный уточняет, что, правда, обращался с просьбой отозвать апелляционную жалобу на законное и обоснованное решение Нефтеюганского районного суда, вынесенное в пользу Алексеевых.

Далее, доводы подзащитного о том, что неоднократные предложения согласиться и получить деньги были настойчиво инициированы самим Евгением Востриковым, подтверждаются заключением судебной лингвистической экспертизы и с головой выдают героя криминальных похождений как изощренного провокатора.

Автор данного мотивированного ходатайства обращается с убедительной просьбой к Вам, уважаемый Евгений Борисович: необоснованно возбуждённое уголовное дело, являющееся по счету тринадцатым, должно быть прекращено за отсутствием в поведении Эдуарда Шмонина состава преступления, указанного в ст. 163 УК РФ (квалифицированное вымогательство).

Относительно возбуждённого уголовного дела по заявлениям Черногора В.С., Верстакова И.В., Колокольцева А.А. и Доброчеева С.В. о т.н. «клевете» и в опубликованной в статье «Криминальная нефть» на сайте «ОТВ-Югра» и «Чиновник.ру» подзащитный ссылается на широкий круг доводов, которые ничем не опровергнуты.

Так, подзащитный показал, что с начала 2016 года и почти 8 месяцев вел журналистское расследование под кодовым названием «Криминальная нефть», что и послужило детонатором возбуждения уголовного дела по ст.128.1 «клевета», а точнее – сфабрикованного дела, первого по счёту. Вполне понятно, что уголовное дело необходимо было возбудить против расхитителей углеводородного сырья.

Так, в начале 2016 года столица Самотлора стала гудеть по поводу возмутительной информации о том, что под покровительством сотрудников службы собственной безопасности нефтедобывающей компании происходит масштабное воровство углеводородной продукции.

В ходе проверки были озвучены фамилии Ложкин, Верстаков, Колокольцев, Чернаков, Доброчеев и другие, характеристику которым дал офицер КГБ в отставке, бывший сотрудник ООО ЧОП «РН-Охрана-Нижневартовск» Валерий Широков, который познакомил журналиста с сотрудниками службы собственной безопасности ПАО «НК «Роснефть».

В ходе пяти встреч, состоявшихся с этими лицами, в подробностях было показано и рассказано о схемах воровства нефтепродуктов из трубопроводов, были показаны базы-«отстойники», на которых хранились и куда свозились ворованные нефтепродукты, в дальнейшем легализовывались и продавались.

В ходе журналистского расследования были установлены владельцы этих «отстойников». Все процессы, переговоры, встречи расследования записывались на диктофон и видеокамеру, после чего все материалы были аккумулированы в уголовном деле.

Журналист познакомился непосредственно с исполнителями незаконного отъема, а попросту – воровства нефти из магистральных путепроводов, и ему показали две нефтеврезки. На видеокамере зафиксированы эти две врезки и записан стенд-ап (комментарий события).

Журналисту показали и завод по переработке ворованной нефти в бензин; в народе такие заводы называют «самоварами». По просьбе Валерия Широкова подзащитному передали большой массив документов, справок и фотоматериалов о правонарушениях, а где-то и преступлениях, которые прикрывали сотрудники службы собственной безопасности и сами извлекали прибыль.

Создавая разоблачительный фильм «Криминальная нефть», Эдуард Шмонин выполнял свою каждодневную работу и не имел мотивов и умысла оклеветать жуликов и воров нефти, которые представили на него заявление-поклёп. Все доводы в форме утверждения неоднократно проверялись, а процесс подготовки передачи полностью записан на видео- и аудионосители, после чего приобщён к материалам уголовного дела.

В предъявленном подзащитному обвинении по статье «клевета» нет ни единого доказательства его вины, ни мотивов, ни умысла.

Как обоснованно полагает Эдуард Шмонин, именно заместитель начальника Регионального Управления ФСБ России по Тюменской области, полковник госбезопасности Баранов М.Ю. перевернул развитие ситуации о кражах углеводородного сырья «вверх ногами», заблокировал документирование сообщений о тяжких преступлениях по КУСП, проведение неотложных следственных действий в виде выемок, обысков, задержаний, арестов, изъятий различной документации и т.д.

Главным же исполнителем организации уголовно-правового издевательства над правдолюбивым журналистом послужил именно полковник Баранов М.Ю., выполнявший также функции «кукловода» над начальником Нижневартовского отдела РУ ФСБ России по Тюменской области, подполковником Рудиковым О.И.

По состоятельному мнению подзащитного, именно эти два офицера, застрявшие в 1937 году ХХ века, со скоростью звука создали непроходимые редуты на пути посадки жуликов-ворюг, как клопы вцепившихся в государственные кладовые, из которых ежемесячно незаконно извлекалось 360 млн.рублей.

Однако, указанным выше охранникам удалось играючи достичь невероятного: в каталажки были брошены не грабители государственных активов, не отпетые Геры Ляли с большой дороги – наоборот, будто в Королевстве кривых зеркал, разоблачитель «Салаватинских», «Суховских» и ещё трёх ОПГ!

Поразительно, но грубым и печальным является факт того, что достаточно было жуликам и ворам нефтепродуктов лишь просмотреть видеофильм, тотчас же написать коротенькое заявление-донос на одном листе, чтобы коррупционеры и оборотни в погонах запечатали подзащитного в «застенки», и всем понятно, за что: за правду, озвученную в видеофильме «Криминальная нефть», в котором доказательно констатируется, что в ХМАО –
Югре на протяжении последних пяти лет процветает промышленное воровство и легализация нефтепродуктов, на прибыль от которых коррупционируются чиновники и полицейские, а также финансируются ОПГ и этнические преступные группировки.

Следовательно, уголовное дело и уголовное преследование в отношении Эдуарда Шмонина возбуждены явно незаконно и необоснованно, а потому подлежат прекращению в связи с отсутствием в действиях подзащитного состава преступления, указанного в п. 2 ч. 1 ст. 24, п. 2 ч. 1 ст. 27 и ч. 1 ст. 212 УПК РФ.

Наконец, по реальной и состоятельной версии Эдуарда Шмонина, совершенно необоснованно, с бухты-барахты, подзащитный буквально притянут за уши в случае привлечения его к уголовной ответственности за «распространение» клеветнической информации в отношении сенатора Пичугова В.А.

Невольно напрашиваются обидные для органа досудебного производства выводы: неужели забыта норма закона о том, что обвинение не может строиться на предположениях (ч. 4 ст. 302 УПК РФ), тогда как для утверждений – «напряжёнка» в плане наличия допустимых и достоверных доказательств (ст.ст. 74, 87 и 88 УПК РФ)?

Автор данного ходатайства выражает недоумение, на основании чего делается вывод о том, что автором статей «Сенатор-комбинатор», «Сенатор-комбинатор-2», «Юродивое глумление», «Вляпался в дерьмо – не чирикай» является Э.В. Шмонин?!

Между тем, сам подзащитный от этих публикаций открещивается, как известный персонаж от ладана.
Далее, 26.04.2017 свидетель Пушкаренко З.М. сообщила органу досудебного производства о том, что именно она дважды публиковала в электронном периодическом издании «Чиновник.ру» статьи про Пичугова В.А., т.е. «Юродивое глумление» и «Вляпался в дерьмо – не чирикай», причём под своей фамилией!

Тогда почему обвинение предъявляется не Пушкаренко З.М., а Шмонину Э.В., отрицающему какую-либо свою причастность к подготовке и размещению статей в СМИ?

Далее, статьи «Сенатор-комбинатор» и «Сенатор-комбинатор-2» подписаны автором Юлией Чен, тогда почему не установлено её местонахождение и почему она не допрошена?

Почему же орган досудебного производства вообще не исследовал вопросы:
— кто готовил материалы;
— кто их опубликовал и когда;
— с какого системного блока (компьютера) осуществлен вход на сайт «Чиновник.ру»?

Фантазии следователя не знают никаких границ, поэтому хоть стой, хоть падай, хоть туши свет и сливай воду: она безапелляционно назначила в авторы данных статей подзащитного по причинам:
а) ведь сенатор Пичугов В.А, равный по предсказаниям старухе Ванге, сделал же выводы об авторстве статей – Эдуард Шмонин, и ещё – что Юлия Чен и Зинаида Пушкаренко – вымышленные лица;
б) лингвист «установил» аналогию в публикациях как его статей, так и в данных статьях.

Неужели следователь запамятовал, что в случае конкуренции доказательств все неустранённые сомнения необходимо толковать в пользу обвиняемого, а не наоборот?

Следовательно, и данные уголовное дело и уголовное преследование необходимо прекратить.

На основании изложенного выше, в соответствии со ст. 53 УПК РФ,

Прошу:

1. Вынести постановление о возобновлении дополнительного предварительного расследования по уголовному делу по обвинению Шмонина Э.В.;
2. Сообщить о принятых решениях.

Приложение: 1. Ордер Коллегии адвокатов № 1
г.Ханты-Мансийск.

С заверениями
в высоком почтении, адвокат (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв