Выступление в судебных прениях Джафарова Араза – защитника, наряду с адвокатом Пуртовым М.Ф.

Опубликовано 08 Сен 2019. Автор:

Разрешите мне довести до Вас, то есть, до Судебной коллегии, мою позицию по уголовному делу, по которому Сургутским судом 19 июня сего года был постановлен обвинительный приговор, и мой сын был признан причастным к покушению на сбыт наркотического вещества (гашиша) в крупных размерах.

 

      Суд ХМАО – Югры
628012, г. Ханты-Мансийск,
ул. Чехова, д. 3
Судебная коллегия по уголовным делам
(апелляционная инстанция)
      Федеральному судье
Т.А. Ушаковой
      Защитника, наряду с адвокатом по
соглашнию Пуртовым М.Ф., Джафарова
Араза, отца осуждённого по приговору
Сургутского горсуда от 19.06.2019
Джафарова Э.А.
Выступление в судебных прениях Джафарова Араза – защитника, наряду с адвокатом Пуртовым М.Ф.
Уважаемый Суд!
Ваша честь, Председательствующий!
 Разрешите мне довести до Вас, то есть, до Судебной коллегии, мою позицию по уголовному делу, по которому Сургутским судом 19 июня сего года был постановлен обвинительный приговор, и мой сын был признан причастным к покушению на сбыт наркотического вещества (гашиша) в крупных размерах.
 Считаю, что Сургутским горсудом при постановлении состоявшегося и обжалуемого приговора по уголовному делу по обвинению моего сына, Джафарова Э.А., допущена серьёзная ошибка, а именно в юридической оценке инкриминируемых подзащитному действий.
 Несколько забегая вперёд, в начале выступления хотел бы обозначить позицию моего сына, которая является внятной, аккуратной и последовательной, поэтому нахожу её заслуживающей уважения и удовлетворения.
 Так, мне представляется, что мой сын, пользуясь недостаточным контролем с моей стороны как отца, действительно увлёкся вредной привычкой, пристрастившись к наркотическому веществу, коим по данному делу проходит гашиш.
 Однако, после внимательного изучения уголовного дела, анализа доказательств, которые  были  гласно,  устно и непосредственно, в порядке ст. 240 УПК РФ, исследованы судом, протоколов судебных заседаний, по совершенно объективным причинам напрашивается ясный вывод о том, что при постановлении состоявшегося и обжалуемого приговора допущена досадная и грубая ошибка в юридической оценке поведения моего сына: Эльтон Джафаров виновен в незаконном, без медицинских показаний, приобретении, однако, без цели сбыта наркотического вещества, которое по своим характеристикам после проведения судебной экспертизы определено как «гашиш».
 Следовательно, правильно давать юридическую оценку действиям моего сына Эльтона, то есть квалифицировать их необходимо по ч. 2 ст. 228 УК РФ.
 Кроме того, не горсуду принадлежит авторство в допущении грубой ошибки, поскольку он всего лишь слепо продублировал явно сомнительные выводы органа досудебного производства.
 Так, в самом деле, орган досудебного производства в стремлении создать видимость доказанности якобы «причастности» моего сына к покушению на сбыт наркотического вещества привёл нижеозначенные доказательства.
 Так, ещё 14 июля 2018 года мой сын был задержан на территории г.Сургут, и при личном досмотре у него в присутствии понятых было обнаружено и изъято 19 свёртков наркотического вещества, то есть гашиша, и защитой этот факт не оспаривается.
 Далее, согласно выводам проведённой по делу в порядке ст. 195 УПК РФ судебной экспертизы, обнаруженное и изъятое вещество растительного происхождения является наркотическим, имеющим свойства гашиша, что защита так же не оспаривает.
 Далее, защитой признаётся в качестве допустимого и достоверного факт обнаружения и изъятия аналогичного наркотического вещества при обыске в аредованной моим сыном квартире.
 Далее, нет достаточных оснований подвергать сомнениям и результаты проведённых по делу оперативно-розыскных мероприятий.
 Уважаемый Суд! Желаю привести ещё один оправдательный довод, а именно то, что мой сын последовательно и мотивированно, признавая приобретение наркотических веществ для личного потребления, начисто отвергал намерение их продажи, что опровергает обвинение.
Однако, если давать юридическую оценку исследованных горсудом доказательств, находясь при этом на объективных позициях, то следует совершенно непреклонный вывод о том, что орган досудебного производства допустил грубую ошибку при квалификации действий моего сына, который, хотя и причастен к незаконному обороту наркотических веществ, однако, не в форме покушения на сбыт, а в виде незаконного приобретения их для личного потребления без наличия медицинских показаний.
 Таким образом, упомянутые выше доказательства, включая показания свидетелей Адильханова Т.А., Брена А.И., Филиппова М.Н., Журавлёвой и Соловьёвой Е.А., лишь подтверждают факт незаконного приобретения и хранения моим сыном наркотического вещества, однако, без цели сбыта.
 В самом деле, даже близкая подруга моего сына, Соловьёва Е.А., при её допросе в качестве свидетеля ни слова не показала о том, что мой сын формировал бы свёртки с наркотическим веществом, производил бы взвешивание таких веществ, договаривался бы с клиентами о продаже данной продукции, производил бы так называемые «закладки», фотографировал бы их, пересылал бы эти фото покупателям и так далее.
 Более того, орган досудебного производства первоначально имел, а затем возвратил моему сыну и его личный мобильный телефон, и ноутбук, так как при осмотре их было достоверно установлено абсолютное отсутствие электронной информации, содержащей доказательства причастности моего сына к сбыту наркотических веществ.
 Однако, горсуд, потеряв чувство реальности и объективности, продублировал грубую ошибку старшего следователя, сделав необоснованный вывод о том, что мой сын всё же «покушался» на сбыт наркотических веществ.
 Важно также и то, что у моего позащитного делали срезы ногтевых пластин, однако, при экспертном исследовании содержимого подногтевого пространства никакого наркотического вещества не было обнаружено.
 Следовательно, поскольку в ходе предварительного следствия доказательств причастности моего сына к сбыту зелья не добыто, постольку его действия необходимо переквалифицировать на ч. 2 ст. 228 УК РФ и значительно снизить срок наказания.
 Ещё. Согласно положениям ч. 2 ст. 43 УК РФ, задачей уголовного наказания является восстановление социальной справедливости, исправление и перевоспитание осуждённого, возвращение его в общество полноправных законопослушных граждан.
При таких обстоятельствах, когда мой сын, считающийся юридически не судимым, имеющий постоянное место жительства в благополучной полносоставной семье, признал свою вину в совершённом преступлении, раскаялся в содеянном, считаю допустимым обратиться к Вам, уважаемая Судебная коллегия, с просьбой применить в отношении моего подзащитного условное осуждение.
 На основании изложенного выше, в соответствии с ч. 2 ст. 49, ст. 53 УПК РФ,
Прошу:
    1. Вынести апелляционное определение об изменении приговора от 19.06.2019 Сургутского горсуда по уголовному делу по обвинению Джафарова Э.А. по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, а именно:
— переквалифицировать действия подзащитного на ч. 2 ст. 228 УК РФ;
— значительно снизить срок наказания;
— применить положения ст. 73 УК РФ (условное осуждение);
    2. Приобщить к материалам уголовного дела текст выступления в прениях.
Приложение: 1. 3 копии выступления
для процессуальных
участников.
С уважением, отец осуждённого:   (А. Джафаров) 

Оставить отзыв