О признании ошибочными, необоснованными и незаконными вынесенных судебных решений по исковому заявлению

Опубликовано 10 Сен 2019. Автор:

Истец, т.е. ООО «Газпром трансгаз Югорск», представил в Белоярский горсуд заявление о защите своих законных прав и интересов в ведомственном жилом фонде, поскольку, по его версии, требующей проверки, выявлены факты незаконного владения и пользования им.

 

Суд ХМАО – Югры
628012, г.Ханты-Мансийск, ул. Чехова, д. 3

Председателю райсуда
П.В. Шкилёву

Ответчик
(истец по встречному иску): Бояринцева Антонина Сайдуллаевна,
прож. в п.Лыхма Белоярского района ХМАО –
Югры, ЛПУ, д.18, кв.10, тел.: 8(950) 530-89-10;

Представитель ответчика Пуртов М.Ф., адвокат Коллегии адвокатов
(истца): № 1 г. Ханты-Мансийск, расп. по
ул. Строителей, д. 29, офис 1, состоящий
в Реестре адвокатов ХМАО – Югры
под регистрационным № 86/288, имеющий
служебное удостоверение № 1259, выданное
06.07.2016 Управлением Минюста РФ по ХМАО
– Югре, действующий в порядке выполнения
поручения, принятого по договору на оказание
возмездных правовых услуг Бояринцевой А.С.;

Истец
(ответчик по встречному иску): ООО «Газпром трансгаз Югорск», расп.:
ХМАО – Югра, г. Югорск, ул. Мира, д. 15,
Бобровское ЛПУ МГ, расп.:
ХМАО – Югра, Белоярский район, п. Лыхма,
тел.: 8 (3467) 048-2170

Кассационная жалоба
«О признании ошибочными, необоснованными и незаконными вынесенных судебных решений по исковому заявлению
ООО «Газпром трансгаз Югорск», их отмене и постановлении нового решения
об удовлетворении исковых требований ответчика/истца»

Истец, т.е. ООО «Газпром трансгаз Югорск», представил в Белоярский горсуд заявление о защите своих законных прав и интересов в ведомственном жилом фонде, поскольку, по его версии, требующей проверки, выявлены факты незаконного владения и пользования им.
Претворяя на практике свои намерения, весной 2019 года истец представил в Белоярский городской суд исковое заявление.

10.04.2019 Белоярский горсуд, рассмотрев в открытом судебном заседании данное гражданское дело, вынес решение, которым удовлетворил требования истца о признании ответчиков утратившими право владения и пользования ведомственной квартирой и о выселении их из последней без предоставления другого жилого помещения (кв. № 10 дома № 18 ЛПУ в пос. Лыхма Белоярского района ХМАО – Югры).

Далее, дополнительно суд постановил взыскать с обоих ответчиков в пользу истца по 6 тыс. руб., которые были израсходованы на уплату госпошлины.

09.07.2019 постановлено апелляционное определение, которым решение Белоярского горсуда от 10.04.2019 оставлено без изменения, а апелляционная жалоба адвоката Пуртова М.Ф. – без удовлетворения.

Находим вынесенные по иску ООО «Газпром трансгаз Югорск» судебные постановления ошибочными, необоснованными, а потому незаконными и подлежащими отмене, с учётом нижеозначенных доводов и аргументов, заслуживающих уважения и удовлетворения.

Так, т.н. «основания», на которых горсуд построил своё ошибочное решение, на самом деле отражают неправильно установленные фактические обстоятельства гражданско-правового спора и делают транспарентными претензии к судебному решению, в котором не применены нормы закона, подлежащие применению и, наоборот, применены правовые нормы, не подлежащие применению.

Далее, нет никаких оснований для оспаривания наличия у истца права собственности на фигурирующую по делу квартиру, что и констатируется в обжалуемом решении.

Далее, однако, горсуд явно ошибочно согласился с доводами истца о том, что якобы правовым основанием как для вселения, так и для выселения, т.е. для прекращения у них права владения и пользования квартирой, является договор коммерческого найма жилого помещения и получения коммунальных услуг, подписанный сторонами с указанием сроков его действия по 29.10.2009.

Далее, другим «юридическим» основанием для выселения обоих ответчиков из данной квартиры горсуд указал факт прекращения с ними трудовых отношений.

Так, горсуд, во-первых, неправильно определил фактические обстоятельства гражданско-правового спора и, во-вторых, большинству фактов дал неправильную юридическую оценку.

Так, в решении суда явно противоречащими материалам дела являются доводы о том, что оба ответчика вселились в фигурирующую квартиру и проживают в ней якобы на основании договора коммерческого найма жилого помещения от 31.10.2008 № 48, прекратившего своё действие ещё 29.10.2009.

Более того, оспариваемый вывод суда прямо противоречит выводам уже давно вступившего в законную силу и имеющего преюдициальное значение решения Белоярского горсуда от 20.07.2017 (абзац 4 листа 3):
«Из содержания иска, сведений ОВМ Отдела МВД России по белоярскому району, справки Бобровского ЛПУ МГ, карточки регистрации следует, что в спорном жилом помещении ответчик Бояринцева А.С. зарегистрирована и проживает с 08.04.1983
Кроме того, из выписки ЕГРП следует, что иного жилого помещения в собственности не имеется (л/д 54, 80-83, 94)».

Однако, в действительности, как указывают оба ответчика, они вселились в указанное выше жилое помещение в декабре 1996 года, а не в октябре 2008 года, и не «на основании» договора коммерческого найма, а согласно договору аренды жилого помещения от 14.12.1996 № 10, срок действия которого определён в пожизненном виде.

Кроме того, в решении суда не дано правовой оценки тому, что указанный выше договор № 10 был подписан надлежащими лицами, т.е. начальником предприятия «Тюменьтрансгаз» РАО «Газпром» Басавиным А.А., с одной стороны, и Бояринцевой А.С. – с другой, и что, согласно положениям, п. 3.1 упомянутого выше договора, «срок аренды жилого помещения устанавливается на время пожизненного проживания в нём арендатора и членов его семьи, включённых в договор аренды», т.е. на неопределённое время.

Далее, горсуд не дал юридической оценки тому положению в договоре аренды с правом пожизненного проживания (п. 3.3), что арендатор и члены его семьи утрачивают право владения и пользования этим помещением лишь в случае их выезда на другое постоянное место жительства; однако, такого факта не установлено, о чём в оспариваемом судебном акте красноречиво умалчивается.

Горсуд не учёл, не обсудил и не дал правовой оценки тому обстоятельству, что в данном договоре также установлено, что он прекращается в конкретных случаях, предусмотренных договором и законом.

Соответственно, право арендатора и (или) членов его семьи пользования данным жилым помещением прекращается с момента их выезда на другое место жительства.

Далее, согласно положениям п. 3.1 договора № 10 от 14.12.1996, срок аренды жилого помещения устанавливается на неопределённое время, на что горсуд в своём решении опять же не обратил никакого внимания, в который раз проявив себя апологетом интересов «газового монстра».

Далее, общая правовая основа для заключения, действия и досрочного прекращения данного договора по требованию арендодотеля установлена в ст. 606 ГК РФ, однако, доказательств её нарушения первоначальный истец не представил, а горсуд не обсудил и не дал оценки особенностям заключения договора аренды жилого помещения, установленым в ст. 43 ЖК РСФСР:

«Жилые помещения предоставляются гражданам в домах ведомственного жилищного фонда по совместному решению администрации и профсоюзного комитета предприятия, учреждения, организации, утверждённому исполнительным комитетом районного, городского, районного в городе, поселкового, сельского Совета народных депутатов, а в случаях, предусмотренных Советом Министров СССР, – по совместному решению администрации и профсоюзного комитета с последующим сообщением исполнительному комитету соответствующего Совета народных депутатов о предоставлении жилых помещений для заселения».
«В случаях, предусмотренных законодательством Союза ССР и РСФСР, работникам медицинских, культурно-просветительных учреждений, предприятий общественного питания и других предприятий, учреждений, организаций, нуждающимся в улучшении жилищных условий, жилые помещения предоставляются предприятиями, учреждениями, организациями, коллективы которых они непосредственно обслуживают, наравне с рабочими и служащими этих предприятий, учреждений, организаций», т.е. документирование ордера (ст. 47 ЖК РФ) не предусмотрено.

Изложенные выше правовые условия распределения ведомственной жилой площади были строго соблюдены при заключении 14.12.1996 договора аренды жилого помещения в полном объёме, но и это осталось за рамками внимания суда.

Далее, фигурирующий договор № 10 аренды жилого помещения от 14.12.1996, заключённый истцом/ответчиком на основании совместного решения администрации и профсоюзного комитета ЛПУ МГ «Тюменьтрансгаз» РАО «Газпром» от 02.12.1996, не только соответствует нормам ЖК РСФСР, ГК РФ, но и условиям коллективного договора.

Далее, исходя из положений ст.ст. 609 и 610 ГК РФ, договор аренды должен быть задокументирован (оформлен) в письменном виде, на неопределённый срок («…на время пожизненного проживания»), что также соблюдено сторонами договора.

Однако, установленная законом процедура досрочного расторжения договора аренды жилого помещения даже не начиналась, т.к. отсутствовали соответствующие основания, да и в исковом заявлении договор от 14.12.1996 вообще не упоминается, т.к. истцу он «не нравится» и на корню разоблачает его амбиции.

Далее, условия, основания и порядок досрочного расторжения договора аренды по требованию арендодателя прописаны в ст.ст. 619 и 450 ГК РФ:
«По требованию арендодателя договор аренды может быть досрочно расторгнут судом в случаях, когда арендатор:
1) пользуется имуществом с существенным нарушением условий договора или назначения имущества либо с неоднократными нарушениями;
2) существенно ухудшает имущество;
3) более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа не вносит арендную плату;
4) не производит капитального ремонта имущества в установленные договором аренды сроки, а при отсутствии их в договоре в разумные сроки в тех случаях, когда, в соответствии с законом, иными правовыми актами или договором, производство капитального ремонта является обязанностью арендатора.
Договором аренды могут быть установлены и другие основания досрочного расторжения договора по требованию арендодателя в соответствии с пунктом 2 статьи 450 настоящего Кодекса.
Арендодатель вправе требовать досрочного расторжения договора только после направления арендатору письменного предупреждения о необходимости исполнения им обязательства в разумный срок.

1. Изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором.
2. По требованию одной из сторон договор может быть изменён или расторгнут по решению суда только:
1) при существенном нарушении договора другой стороной;
2) в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором.
Существенным признаётся нарушение договора одной из сторон, которое влечёт для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора».

Ст. 451. «Изменение и расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств.
1. Существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа.
Изменение обстоятельств признаётся существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключён или был бы заключён на значительно отличающихся условиях.
2. Если стороны не достигли соглашения о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении, договор может быть расторгнут, а по основаниям, предусмотренным пунктом 4 настоящей статьи, изменён судом по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно следующих условий:
1) в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдёт;
2) изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от неё требовалась по характеру договора и условиям оборота;
3) исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;
4) из обычаев или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несёт заинтересованная сторона.
3. При расторжении договора вследствие существенно изменившихся обстоятельств суд по требованию любой из сторон определяет последствия расторжения договора, исходя из необходимости справедливого распределения между сторонами расходов, понесённых ими в связи с исполнением этого договора.
4. Изменение договора в связи с существенным изменением обстоятельств допускается по решению суда в исключительных случаях, когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечёт для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на изменённых судом условиях».

Ст. 452. «Порядок изменения и расторжения договора.
1. Соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев не вытекает иное.
2. Требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии – в тридцатидневный срок».
Ст.453. «Последствия изменения и расторжения договора.
1. При изменении договора обязательства сторон сохраняются в изменённом виде.
2. При расторжении договора обязательства сторон прекращаются, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства.
3. В случае изменения или расторжения договора обязательства считаются изменёнными или прекращёнными с момента заключения соглашения сторон об изменении или о расторжении договора, если иное не вытекает из соглашения или характера изменения договора, а при изменении или расторжении договора в судебном порядке – с момента вступления в законную силу решения суда об изменении или о расторжении договора.
4. Стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон.
5. Если основанием для изменения или расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причинённых изменением или расторжением договора».

Следовательно, ответчик/истец вселился в спорное жилое помещение не в октябре 2008 года, а в ноябре 1996 года, и не на основании договора коммерческого найма, а согласно договору аренды от 14.12.1996, и в настоящее время никаких оснований, указанных в договоре либо в законе, для прекращения или изменения договора не имеется.

Кроме того, даже если бы указанные выше условия и основания были бы выявлены, то и в этом случае истец не смог бы их реализовать, поскольку уже давно истекли установленные ст.ст.195 и 196 ГК РФ сроки давности для защиты нарушенных прав.

Более того, если бы, по мнению истца, срок давности истёк по уважительной причине, то для его восстановления ему необходимо было обратиться в суд с соответствующим ходатайством в порядке ст. 205 ГК РФ.

Между тем, истец не только не подал в суд такого ходатайства, но и вообще не существовало подобного искового заявления, а первым в его заявлении в суд договор аренды от 14.12.1996 № 10 попросту игнорируется.

Следовательно, для правильного и законного разрешения рассматриваемого гражданского спора необходимо было исходить из факта действительного существования (действия) договора пожизненной аренды от 14.12.1996 жилого помещения (квартиры); вопрос о его изменении и (или) прекращении никем никогда даже не ставился.

Далее, условия договора от 31.10.2008 № 48 коммерческого найма, который явно ошибочно подписала доверитель Бояринцева А.С., являясь юридически безграмотной, не понимающей значения совершаемых ею действий, будучи введённой в заблуждение, на практике неприменимы.

Вполне понятно, что само по себе подписание договора коммерческого найма, вне зависимости от его юридической оценки, не может автоматически прекратить действие другого договора без проверки соблюдения установленной ст.ст. 450-453, 617-619 ГК РФ процедуры (регламента).

Далее, ссылка суда на другое судебное решение, в котором указано, что доверитель якобы «не предоставила» доказательств проживания в спорной квартире, юридически некорректна.

Так, в решении Белоярского горсуда делается странный вывод о том, что якобы «…оснований для признания договора аренды от 14.12.1996 действующим не имеется», при этом делается ссылка на непонятно какой «договор аренды от 22.09.1997», которого в материалах гражданского дела вообще не имеется.

Далее, вывод суда о том, что договор аренды «следует считать не действующим», явно и грубо противоречит норме закона: ни одна из сторон не предъявляла претензий о признании данной сделки подлежащей изменению либо расторжению, не передавался и иск в суд, поэтому суд вышел за пределы исковых требований.

Так, в ГК РФ отсутствует понятие признания договора «не действующим», а прописаны институты заключения договора (ст.ст. 606-608, 614, 615, 617 и 619 ГК РФ), расторжения и досрочного прекращения договоров (ст.ст. 450 и 619 ГК РФ), однако, истец эти требования не инициировал даже в устной форме.

Далее, горсуд в своём решении явно безосновательно сделал вывод о том, что договор коммерческого найма от 31.10.2008 якобы «пролонгирован» до октября 2018 года, что опровергается материалами дела, в которых имеется лишь один экземпляр договора, подписанный обеими сторонами, на срок действия с октября 2008 года по октябрь 2009 года, а других нет.

Следовательно, поскольку договор коммерческого найма жилого помещения и предоставления коммунальных услуг от 31.10.2008 № 48, в соответствии с п.п. 1.5, 4.1 договора, с согласия обеих сторон не изменялся и не расторгался, постольку срок его действия закончился в октябре 2009 года, а «мёртвый» договор никак не может служить «достаточным» правовым основанием для выселения ответчика; но суд этот довод не обсудил и не дал ему оценки.

Кроме того, ни одного из четырёх оснований, указанных в договоре № 48 коммерческого найма, для досрочного расторжения договора и для выселения бывших арендаторов из жилого помещения нет (распечатка одного из положений решения Белоярского горсуда от 28.07.2017 прилагается); однако, и этот довод ответчиков суд не обсудил, юридической оценки не дал, допустив ещё один грубый «ляп».

Так, суд в своём решении поспешно допустил утверждение о том, что договор коммерческого найма якобы пролонгирован до октября 2018 года, тогда как ответчик Бояринцева А.С. только один раз подписывала данную сделку; однако, в соответствии с п. 4.1.1 данного договора, изменение последнего возможно лишь с согласия обеих сторон.

Однако, и этот довод доверителя Бояринцевой А.С. оставлен судом без внимания, анализа, обсуждения и оценки, что может быть оценено как открытая ангажированность горсуда в пользу «газового монстра».

Далее, суд не обсудил и не дал оценки и другим доводам ответчиков – в частности, тому, что они являются совершенно добросовестными плательщиками арендной платы, не допускающими задолженности.

Однако, апелляционная инстанция, несмотря на вполне очевидную предвзятость и ангажированность горсуда, ни одну из допущенных ошибок не исправила – наоборот, просто их продублировала.

На основании изложенного выше, в соответствии со ст.ст. 38 и 54 ГПК РФ,
Просим:

1. Вынести определение о возбуждении кассационного производства;

2. Передать данную жалобу на рассмотрение Президиума Суда ХМАО – Югры на предмет отмены решения от 10.04.2019 Белоярского горсуда, апелляционного определения от 09.07.2019 и вынесения нового судебного решения, которым в удовлетворении исковых требований ООО «Газпром трансгаз Югорск» отказать за их необоснованностью.

Приложение: 1. На « » листах.

Ответчик (истец): (А.С. Бояринцева)

Представитель: (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв