Об избрании обвиняемым Хлызову К.Н. меры пресечения в виде залога

Опубликовано 10 Сен 2019. Автор:

В производстве СО Отдела МВД России по Советскому району ХМАО – Югры (старший следователь, капитан юстиции Каракозов Д.В.) находится уголовное дело, возбуждённое 22.07.2019 по п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ.

 

Советский райсуд
628240, г. Советский, ул. Гагарина, д. 62, корп.1

Председателю райсуда
В.Е. Янишевскому

Заявитель: Пуртов М.Ф., адвокат Коллегии адвокатов
№ 1 г. Ханты-Мансийск, расп. по
ул. Строителей, д. 29, офис 1, состоящий
в Реестре адвокатов ХМАО – Югры
под регистрационным № 86/288, имеющий
служебное удостоверение № 1259, выданное
06.07.2016 Управлением Минюста РФ по ХМАО
– Югре, действующий в порядке выполнения
поручения по защите охраняемых законом прав
Хлызова Константина Николаевича
и Винокурова Сергея Михайловича,
обвиняемых по п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ (кража
нефти);

Заинтересованные лица: 1. СО Отдела МВД России по Советскому
району ХМАО – Югры, расп.: г.Советский,
ул. Гастелло, д. 17;
2. Югорская межрайпрокуратура, расп.:
г. Югорск, ул. Железнодорожная, д. 33;
3. Хлызов К.Н., числящийся за СО Отдела
МВД России по Советскому району ХМАО –
Югры

Ходатайство
«Об избрании обвиняемым Хлызову К.Н. меры пресечения в виде залога»

В производстве СО Отдела МВД России по Советскому району ХМАО – Югры (старший следователь, капитан юстиции Каракозов Д.В.) находится уголовное дело, возбуждённое 22.07.2019 по п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Далее, в этот же день постановлением Советского райсуда Хлызову К.Н. была избрана самая строгая мера пресечения в виде ареста (содержания под стражей).
В обоснование принятого райсудом постановления были указаны нижеследующие доводы, страдающие отсутствием логики, разумности, справедливости и законности, что грубо противоречит требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ.

Так, в отношении Хлызова К.Н. в своём постановлении райсуд сослался на то, что инкриминируемое первому преступление относится к категории тяжких (ч. 4 ст. 15 УК РФ).

Далее, райсуд сослался на то, что подзащитный Хлызов К.Н. ранее «судимый» за преступления против экономической безопасности, хотя никаких документов не представлено.

Далее, в своём постановлении суд указал, что Хлызов К.Н. обвиняется в совершении тяжкого преступления против чужой собственности.

Далее, в состоявшемся и уже обжалованном постановлении (копия жалобы об отмене ареста прилагается) приведены явно надуманные предположения (запрещённые ч. 4 ст. 302 УПК РФ в уголовном судопроизводстве) о том, что, находясь на свободе, Хлызов К.Н. «может скрыться», «может продолжить преступную деятельность», «может воспрепятствовать ведению досудебного производства», «может оказать давление на соучастников» (это кто такие?!).

Далее, в этом же постановлении сделано абсолютно голословное предположение (запрещённое законом – М.П.) о том, что якобы любая другая мера пресечения в отношении Хлызова К.Н. «не может быть применена».

Далее, в постановлении райсуда (федеральный судья Янишевский В.Е.) от 23.07.2019 в качестве «оснований» для избрания Хлызову К.Н. самой строгой меры пресечения изложено нижеследующее:
1. Хлызов К.Н. обвиняется в совершении тяжкого преступления;
2. Хлызов К.Н. «создал» организованную преступную группу, которая уже «длительное время» совершает хищения углеводородного сырья;
3. Хлызов К.Н., находясь на свободе, «может» оказать воздействие на Гладкова Е.С. и создать угрозу для его жизни;
4. Хлызов К.Н. «не имеет» никаких иждивенцев;
5. Хлызов К.Н. по месту регистрации «не трудоустроен»;
6. Хлызов К.Н. ранее судим за «преступление в сфере экономической деятельности»;
7. Хлызов К.Н. «является» организатором инкриминируемого ему преступления;
8. Хлызову К.Н. «невозможно» применить любую другую меру пресечения, кроме как в виде ареста (содержания под стражей).

Далее, райсуд в своём постановлении сослался на показания Евгения Гладкова, тогда как протоколы его допросов необходимо признать недопустимыми доказательствами, т.к. они получены с грубыми нарушениями требований ч. 4 ст. 7, ч. 2 ст. 140, ч. 1 ст. 146, ч. 1 ст. 171 УПК РФ, т.е. в полное отсутствие достаточной совокупности реальных и достоверных данных (доказательств), с исключением их из перечня.

Вполне понятно, что следователь, оформляя указанные выше протоколы допросов Евгения Гладкова, вводил последнего в заблуждение и, не дав ему даже ознакомиться с их содержанием, беспардонно включил в эти документы ещё и… адвокатов – очевидно, в целях эпатажа и «для красоты».

Таким образом, в данных умышленных действиях следователя содержатся явные и очевидные признаки преступления против правосудия, а именно фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении, указанного в ч. 2 ст. 303 УК РФ, и Ханты-Мансийский МРСО СУ СКР по ХМАО – Югре на основании заявления адвоката Калининой А.Б. проводит доследственную проверку.

Далее, в состоявшемся и обжалуемом постановлении сделана ссылка и на результаты ранее проведённых ОРМ, однако, судом они не исследовались и не проверялись, а потому её следует признать несостоятельной.

Аналогичным образом следует поступить и с т.н. рапортом заместителя начальника Отдела борьбы с организованной преступностью Управления уголовного розыска УМВД России по ХМАО – Югре, дислоцирующегося в г.Нижневартовск.

Далее, в оспариваемом судебном постановлении также произведена ссылка на то, что подзащитный ранее якобы «был судимым» за преступление против экономической безопасности, тогда как никаких соответствующих документов на этот счёт в суд не представлено.

Далее, явно «с потолка» взял да и обозначил крупным планом не в меру настырный следователь довод о том, что якобы именно подзащитный Хлызов К.Н. «создал» преступную группу, которая «длительное время» похищала нефть; Хлызов К.Н. совершенно «несостоятелен» в материальном плане, чуть ли не «нищий», «не имеет» никаких иждивенцев, и что задержан он «во время совершения преступления».

Однако, фактически никакую «группу», тем более, «преступную» Хлызов К.Н. не создавал, да и никаких подтверждающих доказательств не представлено.

Далее, по факту Хлызов К.Н. материально вполне состоятелен, возглавляет семью, в которой имеется двое иждивенцев, в т.ч. дочь Екатерина, продолжающая обучение в Тюменском государственном университете на полном иждивении у отца.

Далее, в своём постановлении об избрании Хлызову К.Н. самой строгой меры пресечения суд указал на то, что основанием для принятия такого процессуального решения являются якобы «установленные обстоятельства», требующие применения ч. 1 ст. 97 и ч. 1 ст. 108 УПК РФ.

Между тем, фактически установлены обстоятельства, которые как раз и являются фундаментом для удовлетворения данного ходатайства, поскольку:
— личность обвиняемого Хлызова К.Н. установлена;
— он имеет постоянное место жительства;
— ранее избранная ему мера пресечения не нарушалась.

Следовательно, никаких препятствий для того, чтобы избрать Хлызову К.Н. меру пресечения, не связанную с лишением свободы, изоляцией от общества и семьи не имеется, тем более, что сразу же после освобождения из ИВС подзащитный будет незамедлительно трудоустроен у ИП Кирилюка И.Н. с гарантированной зарплатой не менее 25 тыс. руб. (копии соответствующих документов прилагаются).

На основании изложенного, в соответствии со ст.ст. 53 и 125 УПК РФ,

Прошу:

1. Вынести постановление райсуда об избрании подзащитному Хлызову Константину Николаевичу меры пресечения в виде залога имущества;

2. Уведомить о месте и времени рассмотрения ходатайства.

Приложение: 1. Ордер Коллегии адвокатов № 1
г.Ханты-Мансийск;
2. Копии документов.

Адвокат: (М.Ф.Пуртов)

Оставить отзыв