О признании протокола опознания «потерпевшей» Бровко М.Ню Амида Мамедова от 11.05.2012 года недопустимым доказательством

Опубликовано 08 Окт 2019. Автор:

В Вашем производстве с 2013 года находится уголовное дело по обвинению по ч. 3 ст.162 УК РФ Мамедова Амила Джамията оглы, постоянного жителя г. Сургута, ранее не судимого, проживающего в полносоставной семье…

 

Сургутский горсуд
628407, г. Сургут, Ханты-Мансийского автономного округа — Югры,
ул. Профсоюзов, зд.37

Федеральному Судье
П.Е. Шерстневу

Пуртова М.Ф., адвоката Коллегии адвокатов
№ 1 г. Ханты-Мансийск, расположенной по ул. Строителей, зд. 29, офис 2, состоящего в Реестре адвокатов ХМАО – Югры под регистрационным № 86/288, имеющего служебное удостоверение № 1259, выданное 06.07.2016 Управлением Минюста РФ по ХМАО – Югре
Маринова Х.И., защитника наряду с адвокатом, действующих по договору на оказание правовой помощи по защите охраняемых законом прав и интересов Мамедова Амила Джамият оглы, обвиняемого по ч.3 ст.162 УК РФ (разбойное нападение, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия)

Ходатайство
о признании протокола опознания «потерпевшей» Бровко М.Ню Амида Мамедова от 11.05.2012 года недопустимым доказательством и протоколов всех других следственных действий с участием Бровко М.Н., Фольц С.В. и Шитик С.А. недостоверными доказательствами

Уважаемый Суд!

Ваша честь Председательствующий!

В Вашем производстве с 2013 года находится уголовное дело по обвинению по ч. 3 ст.162 УК РФ Мамедова Амила Джамията оглы, постоянного жителя г. Сургута, ранее не судимого, проживающего в полносоставной семье, имеющего безупречную репутацию и правильную социально-бытовую адаптацию, в совершении разбойного нападения, группой лиц, по предварительному сговору с применением оружия.

Авторы данного ходатайства по договору ина оказание правовой помощи еще 13.11.2013 голда приняли поручение на защиту Амида и Амила Мамедовых, случайно попавших в поле зрения полицейских сыскарей.

В причастности братьев Мамедовых к разбойному нападению появились серьезные сомнения и у самого следственного органа, когда он получил заключение судебной криминалистической экспертизы, по выводам которой обнаруженные при осмотре места происшествия отпечатки пальцев рук человека пригодны для идентификации, но они не принадлежат первым.

А когда летом 2012 года следователь Александр Силютин получил в свое распоряжение еще и видеозапись, на которой изображен Амид Мамедов, ремонтирующий в одном СТО автомобиль, причем указано время, совпадающее по времени совершения разбойного нападения на фотостудию «Дегос», то, осознав неизбежное вынесение оправдательного приговора, немедля, а точнее 06.09.2012, прекратил против подзащитного уголовное преследование по реабилитирующим основаниям.

Тут бы профессионально деформированному следователю остепениться и принять напрашивающееся решение — также прекратить уголовное преследование и тоже по реабилитирующим основаниям, но теперь уже в отношении Амила, дав критическую оценку показаниям 3-х «потерпевших», которые уже были опорочены решением следственного органа от 06.09.12 и которые были добиты испорченными оценками экспертов-психологов, но не тут-то было: расстроенный Александр Сергеевич войдя в раж изъял из уголовного дела постановление о прекращении против Амида Мамедова уголовного преследования, постановление об избрании этому подозреваемому меры пресечения, протоколы очных ставок и опознаний, в общем и все другие процессуальные следы нахождения юноши в данном статусе и, ничтоже сумняшеся, банально приговорил их к уничтожению.

Вполне понятно, что прагматической мотивацией данного фальсификатора было обелить формально «потерпевших», а в действительности, изворотливых лжецов, т. е. Создать искусственную базу для суда, от которого ждали только обвинительного приговора.

Но наполеоновские планы стали рушиться, особенно в виде таких катализаторов, как исчезновение подсудимого, а через года, как гром среди ясного неба: постановление от 01.04.2016 Сургутского горсуда о признании за Амидом Мамедовым права на реабилитацию, что в переводе на простой язык означает срыв масок с артистов театра абсурда, когда становится вполне очевидной лживость 3-х псевдопотерпевших: ведь из постановления горсуда от 01.04.2016 уже давно вступившем в законную силу и имеющем статус преюдициального (ст.90 УПК РФ) доказательства, непреложно следует четкий вывод: ни Амид, ни Амил не были в помещении фотостудии «Дегос», да и отпечатков их пальцев рук на месте происшествия нет!

Но, поскольку для раскрытия опасного преступления не хватает ни профессионализма, ни оперативного мастерства и смышлености, Александр Сергеевич, вероятно убедив «потерпевших», всех собак решил повесить на Амила Мамедова. Конечно же не мог же он предположить, что Амид Мамедов за 2 года и 8 месяцев через суд добьется восстановления уничтоженных документов из уголовного дела.

Логическим следствием полученного преюдициального доказательства стало и то, что он неизбежно оправдывает и Амила, поскольку все 3-е «потерпевших» в один голос утверждали, что нападение «произвели» и Амил, и Амид вместе и почти одновременно!

Далее, наиболее реально и состоятельно подтверждается сговор следователя и потерпевших, когда опознающей Марие Бровко сотрудники оперативно следственной группы подавали ориентированные знаки, а когда она показала на статиста Бабава, то Силютин А.С. сразу же объявил перерыв, а потом «опознание» провел второй раз, хотя не мог не знать о запрете такого следственного действия, которое следует оценить как доказательства по делу о тяжком преступлении.

Таким образом, показания всех 3-х псевдопотерпевших заслуживают отрицательной оценки ввиду выявленных фактов лжи и неприязни к лицам из средней Азии и Кавказа, а исходя из обнаруженных запрещенных вещей и предметов, все сомнения в виновности обвиняемых нужно истолковать в пользу подзащитных согласно ч.3 ст.14 УПК РФ и ч.3 ст.49 Конституции РФ.

На основании изложенного выше, руководствуясь ст.ст. 53 и 271 УПК РФ,

Прошу:

1. Апелляционным постановлением признать протокола от 11.05.2012 опознания Марией Бровко недопустимым доказательством;
2. Сообщить о принятых решениях.

Приложение: 1. Четыре копии ходатайства для
процессуальных участников.

С уважением, адвокат М.Ф. Пуртов

Защитник наряду с адвокатом Х.И. Маринов

Оставить отзыв