О признании незаконным и отмене постановления Советского районного суда

Опубликовано 25 Ноя 2019. Автор:

В Советский райсуд поступило ходатайство руководителя следственной группы – следователя СО Отдела МВД России по Советскому району ХМАО – Югры Милкова И.В. о продлении срока содержания под стражей обвиняемого по п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ Хлызова К.Н.

 

Суд ХМАО – Югры
628012, г. Ханты-Мансийск, ул. Чехова, д. 3

Судебная коллегия по уголовным делам
(апелляционная инстанция)
(через Советский районный суд, расп.:
628240, ХМАО – Югра, г. Советский,
ул. Гагарина, д. 62, корп. 1)

Пуртова М.Ф., адвоката Коллегии адвокатов
№ 1 г. Ханты-Мансийск, расп.: ул.Строителей,
д. 29, офис 2, состоящего в Реестре адвокатов
ХМАО – Югры под регистрационным № 86/288,
имеющего служебное удостоверение № 1259,
выданное 06.07.2016 Управлением Минюста РФ
по ХМАО – Югре, действующего в порядке
выполнения поручения по защите законных прав
и интересов обвиняемого Хлызова К.Н.

Апелляционная жалоба
«О признании незаконным и отмене постановления Советского районного суда от 20.11.2019
о продлении срока содержания под стражей (арестом)
обвиняемого Хлызова К.Н.»

В Советский райсуд поступило ходатайство руководителя следственной группы – следователя СО Отдела МВД России по Советскому району ХМАО – Югры Милкова И.В. о продлении срока содержания под стражей обвиняемого по п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ Хлызова К.Н.

В тексте данного ходатайства следственный орган излагал просьбу санкционировать продление содержания обвиняемого под стражей на срок до шести месяцев, т.е. до 22.01.2020.

Нахожу, что состоявшееся и обжалуемое постановление райсуда является ошибочным, необоснованным, а потому и подлежит отмене как незаконное.

Так, состоявшееся и обжалуемое судебное постановление грубо противоречит требованиям УПК РФ, т.е. основополагающему принципу законности.
В самом деле, в «обоснование» своего постановления суд указал, что стороной защиты «…не предоставлено доказательств, позволяющих полагать, что обстоятельства, послужившие основанием для избрания Хлызову К.Н. меры пресечения в виде заключения под стражу, отпали», что противоречит нормам закона.

Так, согласно требованиям ч. 2 ст. 14 УПК РФ, ни обвиняемый, ни подозреваемый не обязаны доказывать свою невиновность, а бремя опровержения доводов защиты лежит на суде, а не на защите.

Далее, обоснованность и законность при избрании меры пресечения и продления срока содержания под стражей, вопреки мнению суда, не одно и то же.

Так, согласно п. 21 руководящих указаний Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12.12.2013 № 41 (в ред. от 24.05.2016) «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога», сама по себе тяжесть предъявленного обвинения и возможность назначения обвиняемому длительного срока наказания могут служить основанием лишь при избрании меры пресечения и только на начальном этапе производства – скажем, при объявлении уголовного преследования.

Но, как подчёркивается в данном Постановления Пленума Верховного Суда РФ, обоих этих обстоятельств недостаточно при решении вопроса о продлении срока содержания под стражей, когда на суд возлагаются дополнительные обязанности, а именно, во-первых, проверить обоснованность обвинения лица в причастности к совершению инкриминируемого ему преступления, а, во-вторых – установить дополнительные конкретные обстоятельства, объективно свидетельствующие о необходимости дальнейшего содержания обвиняемого под стражей.

Однако, ни одно из данных руководящих указаний высшего судебного органа России суд не выполнил.

Так, райсуд, снимая с себя обязанность проверки обоснованности обвинения Хлызова К.Н. в причастности к совершению инкриминируемого преступления, указал, что она уже установлена в ходе предварительного расследования.

Далее, суд вообще не обсудил тему наличия дополнительных конкретных данных, предопределяющих действительную необходимость дальнейшего содержания под стражей Хлызова К.Н.

Однако, Хлызов К.Н. на своём иждивении содержит не работающую ввиду тяжёлых заболеваний супругу и студентку-дочь, которые лишились своего единственного кормильца.

Суд же потерю семьёй единственного кормильца назвал «трудностью», которая не помешает обвиняемому препятствовать следствию, что представляется лишённым логики, сострадательности и разумности.

Далее, суд, откровенно потеряв чувство объективности и открыто встав на сторону обвинения, грубо нарушил требования ч. 3 ст. 15 УПК РФ, поскольку даже не обсудил доводы обвиняемого о том, что именно он раскрыл и изобличил ещё в 2018 году существование массовых краж нефти на Ловинском месторождении, поэтому он и не может быть причастным к преступлению.
Этот же суд замолчал, когда Хлызов К.Н. ссылался на протокол очной ставки с Николаем Ряниным, который единственный наливал на продажу нефть, но подтвердившим, что обвиняемый к этому непричастен.

Тут бы и повернуться суду к таким доказательствам, да не тут-то было – лишь молчание…

На основании изложенного,

Прошу:

1. Постановление от 20.11.2019 Советского райсуда отменить, избрать обвиняемому Хлызову К.Н. иную меру пресечения, не связанную с лишением свободы, изоляцией от семьи и трудового коллектива.

Приложение: 1. 3 копии апелляционной
жалобы.

Адвокат: (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв