Об отмене постановления суда об избрании Алмаксудову З.М. меры пресечения в виде ареста (содержания под стражей)

Опубликовано 18 мая 2020. Автор:

Следственным отделом ОМВД России по г.Когалым 12.05.2020 возбуждено уголовное дело по заявлению потерпевшего Мустафина И.Ф. о «вымогательстве» у него 100 тыс. руб. Алмаксудовым З.М…

 

Суд ХМАО – Югры
628012, г. Ханты-Мансийск, ул. Чехова, д. 3

Судебная коллегия по уголовным делам
(апелляционная инстанция)
через Когалымский городской суд, расп.:
628485, г. Когалым, пр. Сопочинского, д. 3

Пуртова М.Ф., адвоката Коллегии адвокатов
№ 1 г. Ханты-Мансийск, состоящего в Реестре
адвокатов ХМАО – Югры под регистрационным
№ 86/288, имеющего служебное удостоверение
№ 1259, выданное 06.07.2016 Управлением
Минюста РФ по ХМАО – Югре, действующего
в порядке выполнения поручения, принятого
по договору на оказание правовой помощи по
защите охраняемых законом прав и интересов
Алмаксудова Заирбека Муратбековича,
обвиняемого по п.п. «а» и «в» ч. 2 ст. 163 УК
РФ (вымогательство чужого имущества при
наличии квалифицирующих обстоятельств)
путём предоставления возмездных юридических услуг

Апелляционная жалоба
«Об отмене постановления суда об избрании Алмаксудову З.М.меры пресечения в виде ареста (содержания под стражей)»

Следственным отделом ОМВД России по г.Когалым 12.05.2020 возбуждено уголовное дело по заявлению потерпевшего Мустафина И.Ф. о «вымогательстве» у него 100 тыс. руб. Алмаксудовым З.М., что органом досудебного производства квалифицировано по п.п. «а» и «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ как вымогательство чужого имущества, совершённое группой лиц с применением насилия, влекущее наказание в виде лишения свободы сроком от трёх до семи лет.

По реальной и состоятельной позиции защиты, действия Алмаксудова З.М. необходимо квалифицировать не как «вымогательство чужого имущества», а оценивать по ч. 2 ст. 330 УК РФ как самоуправство, т.е. самовольное, вопреки установленному законом порядку, совершение действий под угрозой применения насилия, причинивших гражданину существенный вред, влекущее наказание в виде лишения свободы сроком до трёх лет.

Подзащитный Алмаксудов З.М. категорически отрицает свою причастность к «вымогательству», показывая, что лишь самовольно пресекал противоправное поведение потерпевшего Мустафина И.Ф.

15.05.2020 орган досудебного производства представил в Когалымский горсуд ходатайство об избрании обвиняемому Алмаксудову З.М. меры пресечения в виде ареста (содержания под стражей).

15.05.2020 федеральный судья Фадеев С.А., рассмотрев поступившее ходатайство следственного органа, вынес постановление о его удовлетворении, с чем согласиться нельзя.

В обоснование своего постановления суд сослался на тяжесть инкриминируемого Алмаксудову З.М. преступления, что соответствует обстоятельствам уголовного дела, но недостаточно для ареста.

Однако, далее суд, обоснвывая свою позицию, указал, что, дескать, оставаясь на свободе, подзащитный «может продолжить заниматься преступной деятельностью», «может скрыться от органов предварительного расследования», «может воспрепятствовать установлению истины по делу», «может оказать давление на свидетелей».

Нахожу состоявшееся и обжалуемое постановление суда явно ошибочным, необоснованным, а потому незаконным и подлежащим отмене, с учётом ряда заслуживающих уважения доводов, мотивов и обстоятельств.

Так, согласно требованиям ч. 4 ст. ст. 14 и ч. 4 ст. 302 УПК РФ, обвинительный приговор, равно как и постановление, не может быть основан на предположениях, что подразумевает необходимость его (постановления) обоснование утверждениями, отражающимися в совокупности относимых, допустимых и достоверных доказательств (ст. 74 УПК РФ).

Между тем, суд, удовлетворяя ходатайство следственного органа, сослался на ряд предположений, тем самым выразил своё, чисто голословное, субъективное мнение, в полное отсутствие объективных доказательств и мотивов.

Далее, аналогичную с защитой позицию занимает и Верховный Суд РФ. Так, в абз. 2 ст. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 № 55 «О судебном приговоре» даётся руководящее разъяснение: «В силу принципа презумпции невиновности, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а все неустранимые сомнения в доказанности обвинения, в том числе отдельных его составляющих (формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и т.д.), толкуются в пользу подсудимого».

Действительно, согласно гарантиям, установленным в ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, неустранимые сомнения толкуются в пользу подсудимого.

Корреспондирующая норма закона изложена и в ч. 3 ст. 14 УПК РФ: «Все сомнения толкуются в пользу обвиняемого».

Далее, руководящее разъяснение по этому вопросу изложено и в ст. 15 Постановления Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 № 8 (в ред. от 03.03.2015) «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»:
«При рассмотрении уголовных дел должен соблюдаться закреплённый в ст. 49 Конституции Российской Федерации принцип презумпции невиновности, согласно которому каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. При этом, с учётом положений данной конституционной нормы, недопустимо возлагать на обвиняемого (подсудимого) доказывание своей невиновности.
Судам необходимо иметь в виду, что, в соответствии с ч. 3 ст. 49 Конституции Российской Федерации, неустранимые сомнения в виновности обвиняемого (подсудимого) должны толковаться в его пользу».

Хотя Алмаксудов З.М. категорически отрицает корыстную мотивацию своих действий, мотивированных целью пресечь противоправное поведение, угрожающее общественной безопасности всего города, когда вдребезги пьяный Мустафин И.Ф. устраивает гонки на огромной скорости по г.Когалым, подзащитный признаёт самоуправный, самовольный характер своих действий при отсутствии намерений требования с данного маргинала денег, которых у него отродясь не бывало, т.к. он ведёт паразитический, антиобщественный образ жизни.

Однако, фактически Когалымский горсуд эти обстоятельства не обсудил, никаких оценок не привёл, что прямо противоречит руководящим разъяснениям Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 № 41 (в ред. от 24.05.2016) «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога».

Далее, в состоявшемся и обжалуемом постановлении Когалымского горсуда на основе надуманных и запрещённых законом предположений делается необоснованный вывод об удовлетворении ходатайства следственного органа, прямо противоречащий руководящим разъяснениям указанного выше Постановления Пленума Верховного Суда РФ:
«2. Избрание в качестве меры пресечения заключения под стражу допускается только после проверки судом обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению. Обоснованное подозрение предполагает наличие данных о том, что это лицо причастно к совершенному преступлению (застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; потерпевший или очевидцы указали на данное лицо как на совершившее преступление; на данном лице или его одежде, при нем или в его жилище обнаружены явные следы преступления и т.п.).
3. Рассматривая вопросы об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока ее действия, суд обязан в каждом случае обсуждать возможность применения в отношении лица иной, более мягкой, меры пресечения вне зависимости от наличия ходатайства об этом сторон, а также от стадии производства по уголовному делу.
Заключение под стражу не может быть избрано в качестве меры пресечения, если отсутствуют предусмотренные статьей 97 УПК РФ основания для избрания меры пресечения, а именно: данные о том, что подозреваемый или обвиняемый может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда, либо продолжать заниматься преступной деятельностью, либо угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, либо уничтожить доказательства, либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. В тех случаях, когда такие основания имеются, следует учитывать, что обстоятельства, являвшиеся достаточными для заключения лица под стражу, не всегда свидетельствуют о необходимости продления срока содержания его под стражей.
5. В качестве оснований для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу могут быть признаны такие фактические обстоятельства, которые свидетельствуют о реальной возможности совершения обвиняемым, подозреваемым действий, указанных в статье 97 УПК РФ, и невозможности беспрепятственного осуществления уголовного судопроизводства посредством применения в отношении лица иной меры пресечения.
В частности, о том, что лицо может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда, на первоначальных этапах производства по уголовному делу могут свидетельствовать тяжесть предъявленного обвинения и возможность назначения наказания в виде лишения свободы на длительный срок либо нарушение лицом ранее избранной в отношении его меры пресечения, не связанной с лишением свободы. О том, что лицо может скрыться за границей, могут свидетельствовать, например, подтвержденные факты продажи принадлежащего ему на праве собственности имущества на территории Российской Федерации, наличия за рубежом источника дохода, финансовых (имущественных) ресурсов, наличия гражданства (подданства) иностранного государства, отсутствия у такого лица в Российской Федерации постоянного места жительства, работы, семьи».

Таким образом, суд, построив состоявшееся и обжалуемое постановление на основе субъективного и надуманного мнения, закономерно вошёл в противоречие с законом и руководящими указаниями Верховного Суда РФ.

Если бы суд не допустил подобных нарушений законности, он пришёл бы к правильному выводу о том, что в отношении ранее не судимого, имеющего безупречную репутацию, примерное поведение в семейно-бытовой обстановке, добросовестно участвующего в общественном производстве, отца и кормильца четверых малолетних детей при неработающей больной супруге Алмаксудова З.М. вполне можно применить иную меру пресечения – в виде залога, домашнего ареста и т.д.

С учётом изложенного, в соответствии со ст. 53 УПК РФ,

Прошу:

1. Вынести апелляционное определение об отмене постановления от 15.05.2020 Когалымского городского суда об избрании Алмаксудову З.М. меры пресечения в виде ареста;
2. Избрать Алмаксудову З.М. иную меру пресечения, не связанную с лишением свободы, изоляции от общества, семьи и трудового коллектива;

Приложение: 1. Копии апелляционной жалобы для
прокурора, следственного органа,
потерпевшего и обвиняемого.

Адвокат: (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв