О признании ряда относимых доказательств недостоверными и недопустимыми

Опубликовано 02 Сен 2020. Автор:

В Вашем производстве находится уголовное дело по обвинению Мамедова Амила Джамията оглы в совершении разбойного нападения при наличии…

 

Сургутский городской суд ХМАО – Югры
628426, г. Сургут, ул. Профсоюзов, д. 37

Федеральному судье
Г.С. Жернову

Пуртова М.Ф., адвоката Коллегии адвокатов №1
г.Ханты-Мансийск, состоящего в Реестре
адвокатов ХМАО – Югры под регистрационным
№ 86/288, имеющего служебное удостоверение
№ 1259, выданное 06.07.2016 Управлением
Минюста РФ по ХМАО – Югре, действующего в
порядке выполнения поручения, ранее принятого
по договору на предоставление правовой
помощи Мамедову Амилу Джамияту оглы
по защите его охранаемых законом прав и
интересов путём оказания ему возмездных
юридических услуг

Ходатайство
«О признании ряда относимых доказательств недостоверными и недопустимыми и об исключении их из перечня»

Уважаемый суд!
Ваша честь, председательствующий!

В Вашем производстве находится уголовное дело по обвинению Мамедова Амила Джамията оглы в совершении разбойного нападения при наличии квалифицирующих обстоятельств.

Если быть более точным, то речь идёт о нападении вечером 29.04.2012 в г.Сургут группы молодых лиц на работников фотостудии «Дегос», сопряжённом с применением оружия (юридически – «предмета, используемого в качестве оружия»).

Уже на следующий день у следственного органа сформировалась сомнительная и явно ангажированная версия о причастности к указанному выше нападению братьев Мамедовых: сначала Амида, а затем и Амила.

Сотрудники из числа оперативников, выполнявших т.н. «госзаказ», проявляя собачью преданность, даже глазом не повели на такие «косяки», как:

1. При осмотре места происшествия были обнаружены и установлены подлежащие идентификации отпечатки пальцев тех лиц, которые вечером 29.04.2012 ворвались в помещение фотостудии, избили её работников и похитили ряд материальных предметов имущества;
2. Наличие легко проверяемого алиби у Амида Магомедова;
3. Потерпевшая Мария Бровко – почти слепая, но даже без очков всех «опознаёт», хотя в некоторых случаях – со второго «захода».

Исходя из такой вот «фактуры», защита без особых усилий и напряжения сформулировала свою реальную и состоятельную позицию, подтверждая её достаточной совокупностью достоверных и допустимых доказательств.

Так, оба брата Мамедовых последовательно, ссылаясь на объективые обстоятельства, отвергают претензии стороны обвинения.

Далее, никаких улик, начисто опровергающих доводы защиты, у органа досудебного производства как не было, так нет и сейчас.

Далее, вплоть до настоящего времени не установлены конкретные лица, оставившие следы пальцев рук на месте происшествия.

Далее, доказательственная база обвинения следственного органа как была слабой, так и остаётся таковой.

Поразительно, но вот Вам факт: это как нужно изворачиваться, чтобы объяснить «наличие» разумных и объективных причин, восемь лет (!) «препятствующих» установлению физических лиц, оставивших отпечатки пальцев вечером 29.04.2012!

Далее, совершенно нелогичной и бездоказательной остаётся упрямая позиция стороны обвинения, которую, видимо, возглавляет старуха Шапокляк…

Впрочем, судите сами: можно ли дважды войти в одну и ту же реку? Оказывается, «возможно», если, конечно, потерять чувство объективности и реальности.

Оформляя обвинительное заключение, следователь сфальсифицировал первоначальные процессуальные документы с участием троих потерпевших, исключив из протоколов следственных действий всякое упоминание об «участии» в разбойном нападении Мамедова Амида Д.о, присвоив ему статус «свидетеля» (от 06.09.2012)!

Суду были представлены те же доказательства, которые в 2012 году критически оценил сам следователь (т. № 1), а именно:
1. Протокол допроса потерпевшего Шитика С.А. от 10.11.2012 (л/д 121-126);
2. Протокол допроса потерпевшего Шитика С.А. от 04.05.2012 (л/д 104-105);
3. Протокол допроса потерпевшего Фольца С.В. от 11.05.2012 (л/д 116-121);
4. Протокол допроса потерпевшей Бровко М.Н. от 11.05.2012 (л/д 152-159);
5. Протокол опознания Амила Мамедова Фольцем С.В. от 11.05.2012 (л/д 160-163);
6. Протокол опознания Амила Мамедова Шитиком С.А. от 11.05.2012 (л/д 165-168);
7. Протокол опознания Амила Мамедова Бровко М.Н. от 11.05.2012 (л/д 170-173);
8. Протокол опознания Амида Мамедова Бровко М.Н. от 11.05.2012 (л/д 175-178);
9. Протокол опознания Амида Мамедова Шитиком С.А. от 11.05.2012 (л/д 179);
10. Протокол опознания Амида Мамедова Фольцем С.В. от 11.05.2012 (л/д 180-182);
11. Протокол опознания Амида Мамедова Фольцем С.В. от 11.05.2012 (л/д 183-185);
12. Протокол очной ставки между Амидом Мамедовым и потерпевшим Фольцем С.В. от 11.05.2012 (л/д 188-191);
13. Протокол очной ставки между Амидом Мамедовым и потерпевшим Фольцем С.В. от 12.05.2012 (л/д 192-195);
14. Протокол очной ставки между Амидом Мамедовым и потерпевшим Шитиком С.А. от 12.05.2012 (л/д 196-199);
15. Ходатайство подозреваемого Мамедова А.Д.о об изъятии видеозаписи помещения фотостудии «Дегос» вечером 29.04.2012 (л/д 203-205);
16. Ходатайство следственного органа о розыске пистолета от 13.05.2012;
17. Протокол очной ставки между Амилом Мамедовым и потерпевшей Бровко М.Н. от 04.06.2012 (л/д 224-228);
18. Протокол очной ставки между Амилом Мамедовым и потерпевшим Шитиком С.А. от 04.06.2012 (л/д 229-235).

Однако, зря следователь Александр Силютин маскировался при препарации этих и других процессуальных документов, т.к. состоялось специальное разбирательство, и федеральный судья Гаркуша С.Н. 01.04.2016 отдельным постановлением указал считать существование данных судебных постановлений реальным и достоверным.

Настоящая же причина, заставившая следователя заниматься незаконной препарацией документов объясняется вполне транспарентным желанием скрыть факт фальсификации доказательств.

Наверное, настоящий ералаш с доказательственным материалом возможен лишь в органах следствия г.Сургута, в других от такой «химии» шарахаются.

Так, как известно, в основу уголовного преследования Мамедова Амила Д.о положены показания троих потерпевших, а именно Шитика С.А., Бровко М.Н. и Фольца С.В., которые подтвердили свои ранее данные показания при опознании подзащитного и Мамедова Амида Д.о и при проведении очных ставок (т. 1, л/д 105-110; т. 3, л/д 131-136; т. 1, л/д 117-121; т. 3, л/д 139-141; т. 1, л/д 153-157; т. 3, л/д 121-124; т. 1, л/д 161-164; т. 1, л/д 166-169; т. 1, л/д 171-174; т. 1, л/д 224-227; т. 1, л/д 228-230; т. 1, л/д 233), а также ряд других, менее значимых доказательств.

Мамедов Амил Д.о свою вину в совершении инкриминируемого ему преступления полностью и последовательно отрицает.

По реальной и состоятельной версии защиты, заслуживающей уважения и удовлетворения, все протоколы следственных действий с участием двоих братьев Мамедовых должны быть признаны недостоверными и недопустимыми доказательствами и исключены из перечня, с учётом нижеприведённых доводов и обстоятельств.

Так, следственными органами в статусе подозреваемого в совершении этого же разбойного нападения преследовался и брат подзащитного Амид, которому в связи с этим избиралась мера пресечения в виде подписки о невыезде.

Однако, постановление о возбуждении уголовного дела и протоколы следственных действий с участием Амида следователь в обвинительное заключение не включил, вставив вместо них постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 06.09.2012.
Однако, вступившим в законную силу постановлением от 01.04.2016 Сургутского городского суда (федеральный судья Гаркуша С.Н.) существование этих фактов достоверно установлено, данный процессуальный документ имеет значение преюдициального доказательства, согласно нормам ст. 90 УПК РФ, и не требует какой-либо дополнительной проверки.

Важно и показательно, как следователь, выполняя постановление Сургутского городского суда от 01.04.2016, вынес два постановления, одно – о прекращении уголовного дела и уголовного преследования, а другое – о признании за оправданным Мамедовым Амидом Джамиятом оглы права на реабилитацию.

Далее, простое сравнение доказательственных баз, которыми оперировал прокурор сначала в 2012 году, а затем в 2016 году, показывает их зеркальную идентичность, т.е. в обоих случаях в исследовании применялись одни и те же доказательства (ст. 74 УПК РФ), однако, им давались абслоютно противоположные оценки, что и предопределяет надлежащую юридическую оценку их как недостоверных доказательств.

Далее, согласившись с доказательствами, на основании которых следователь вынес в 2016 году два постановления в отношении Мамедова Амида Д.о, уже прокурор г.Сургут Балин Л.А. от имени государства принёс подзащитному официальные извинения.

Казалось бы, после описанных выше фокусов уголовное дело будет – ан нет!

Таким образом, даже человеку, обладающему аттестатом церковно-приходской школы, становится ясно, что произошла фальсификация доказательств, т.к. одни и те же доказательства не могут иметь разные, прямо противоположные правовые оценки.

Конечно, именно с целью замаскировать существование такого разброса в содержании этих двух групп обстоятельств и доказательственной базы, в первую очередь, следователь переоформил (сфальсифицировал) первоначальные процессуальные документы с участием троих потерпевших.

Следовательно, в новом варианте доказательства, тайно подвергшиеся незаконной препарации, получившие умышленное их искажение, т.е. сфальсифицированные, подлежат признанию недостоверными и недопустимыми, а потому их необходимо исключить из перечня.

Кроме того, в ходе проведённого следователем осмотра места происшествия были обнаружены подлежащие идентификации отпечатки пальцев рук человека, не принадлежащие ни одному из братьев Мамедовых.

На основании вышеизложенного, в соответствии со ст. 53, руководствуясь ст.ст. 119-124, 271 УПК РФ,

Прошу:

1. Вынести постановление о признании недостоверными и недопустимыми доказательствами указанных выше протоколов следственных действий с исключением их из перечня;

2. Уголовное дело и уголовное преследование в отношении Мамедова А.Д.о прекратить за непричастностью подзащитного;
3. Сообщить о принятых решениях.

С заверениями
в высоком почтении, адвокат: (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв