В защиту прав и интересов Мамедова Амила Д.о

Опубликовано 23 Сен 2020. Автор:

Состоявшееся и обжалуемое постановление Сургутского городского суда от 17.08.2020 является необоснованным и незаконным, а потому подлежит отмене…

 

Суд ХМАО – Югры
628012, г.Ханты-Мансийск, ул. Чехова, д. з

Судебная коллегия по уголовным делам
(апелляционная инстанция)

Пуртова М.Ф., адвоката Коллегии адвокатов №1
г. Ханты-Мансийск, расп. по ул.Строителей,
д. 29, офис 2, состоящего в Реестре адвокатов ХМАО – Югры под регистрационным № 86/288,
имеющего служебное удостоверение № 1259,
выданное 06.07.2016 Управлением Минюста РФ по ХМАО – Югре, действующего в порядке
выполнения поручения, принятого по договору
на оказание правовой помощи в виде защиты
охраняемых законом прав и интересов
Мамедова Амила Джамията оглы путём
предоставления ему возмездных юридических
услуг

Апелляционная жалоба
«В защиту прав и интересов Мамедова Амила Д.о»

Состоявшееся и обжалуемое постановление Сургутского городского суда от 17.08.2020 является необоснованным и незаконным, а потому подлежит отмене с прекращением производства по делу по нижеозначенным мотивам.

Так, Сургутский горсуд, принимая оспариваемое решение, не учёл и не обсудил то обстоятельство, что Мамедов Амил Д.о юридически считается невиновным, т.к.:
— обвинительного приговора в отношении него как не было, так и нет;
— сбор и приобщение к материалам уголовного дела дополнительных доказательств прекращён дважды – 06.09.2012 и в 2016 году, и им дана юридическая оценка в постановлениях судьи, вынесенных в 2016 году, о прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления и о реабилитации.

Далее, суд, принимая обжалуемое решение, допустил нарушения требований ч.ч. 1, 3 и 4 ст. 7, ч. 3 ст. 75 УПК РФ, т.е. проигнорировал мотивацию невиновности брата Амида Мамедова.

Дело в том, что, прекращая в 2012 году и повторно в 2016 году уголовное преследование Амида Мамедова, следственный орган тем самым уже дал явно критическую оценку всей доказательственной базе, точно недостаточной для обвинительного приговора в отношении первого.

Вполне понятно, что один и тот же следственный орган в 2020 году не вправе дать одной и той же доказательственной базе противоположную оценку, к тому же, идущую вразрез с преюдициальным доказательством, а именно постановлением, принятым судьёй Гаркушей С.Н., не требующим никакой дополнительной проверки.

Однако, горсуд, принимая оспариваемое постановление, остаил без внимания то, что доказательственная база по уголовному делу никак не может получить положительную оценку, если на ней уже стоит «клеймо» негативного суждения.

Таким образом, материалами уголовного дела достоверно установлена непричастность к разбойному нападению Амида Мамедова, являющаяся одним из реальных и состоятельных аргументов для оправдания его брата Амила, а потому протоколы очных ставок и опознаний находятся в статусе недопустимых доказательств.

Есть и другие процессуальные документы, опровергающие позицию стороны обвинения.

Так, на месте происшествия были обнаружены отпечатки пальцев рук, пригодных для идентификации, но не принадлежащие братьям Мамедовым.

Несмотря на домыслы «потерпевших» о «применении» нападавшими алюминиевой трубы, на ней отсутствуют отпечатки пальцев.

Далее, слепая «потерпевшая» Бровко М.В. дважды проходила опознание, поэтому данное следственное действие должно обрести статус недопустимого доказательства.

Далее, пытаясь «обосновывать» продление срока содержания под стражей Амила Мамедова, суд явно ошибочно сослался на доказательства, указанные в ст.74 УПК РФ.

Далее, никакие недостоверные доказательства не могут обрести статус достоверных. Для признания достоверными старые доказательства должны были приобрести новые формы и содержание, но Сургутский горсуд проигнорировал даже конкретные руководящие указания Постановления от 19.12.2013 № 41 (в ред. от 11.06.2020) «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога и запрета определенных действий», а именно:
«В уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации, в соответствии со статьёй 9 Международного пакта о гражданских и политических правах и статьёй 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, предусмотрено право каждого, кто лишен свободы или ограничен в ней в результате заключения под стражу или домашнего ареста, на применение в отношении его залога или иной меры пресечения».
1. При принятии решений об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока ее действия судам необходимо обеспечивать соблюдение прав подозреваемого, обвиняемого, гарантированных статьей 22 Конституции Российской Федерации и вытекающих из статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
2. Избрание в качестве меры пресечения заключения под стражу допускается только после проверки судом обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению. Обоснованное подозрение предполагает наличие данных о том, что это лицо причастно к совершенному преступлению (застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; потерпевший или очевидцы указали на данное лицо как на совершившее преступление; на данном лице или его одежде, при нем или в его жилище обнаружены явные следы преступления и т.п.)».

«В связи с внесением изменений в уголовно-процессуальное законодательство и вопросами, возникающими у судов при применении мер пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога, а также с учётом правовых позиций Конституционного Суда РФ и Европейского Суда по правам человека, Пленум ВС РФ, руководствуясь ст. 126 Конституции РФ, ст.ст. 9 и 14 Федерального конституционного закона от 07.02.2011 № 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», постановляет дать судам следующие разъяснения:
При продлении срока содержания под стражей на любой стадии производства по уголовному делу судам необходимо проверять наличие на момент рассмотрения данного вопроса предусмотренных ст. 97 УПК РФ оснований, которые должны подтверждаться достоверными сведениями и доказательствами. Кроме того, суду надлежит учитывать обстоятельства, указанные в ст. 99 УПК РФ, и другие обстоятельства, обосновывающие продление срока применения меры пресечения в виде заключения под стражу. При этом следует иметь в виду, что обстоятельства, на основании которых лицо было заключено под стражу, не всегда являются достаточными для продления срока содержания его под стражей.
Наличие обоснованного подозрения в совершении лицом преступления определённой категории является необходимым условием законности при первоначальном заключении его под стражу, однако, по истечении времени оно перестаёт быть достаточным. Суду надлежит установить конкретные обстоятельства, свидетельствующие о необходимости дальнейшего содержания обвиняемого под стражей.
На первоначальных этапах производства по уголовному делу тяжесть предъявленного обвинения и возможность назначения по приговору наказания в виде лишения свободы на длительный срок могут служить основанием для заключения подозреваемого или обвиняемого под стражу ввиду того, что он может скрыться от дознания, предварительного следствия. Тем не менее, в дальнейшем одни только эти обстоятельства не могут признаваться достаточными для продления срока действия данной меры пресечения».

На основании изложенного выше, в соответствии со ст. 53 УПК РФ,

Прошу:

1. Вынести апелляционное определение об отмене постановления Сургутского горсуда от 17.08.2020 о продлении обвиняемому Мамедову Амилу Джамияту оглы срока содержания под стражей до трёх месяцев, т.е. до 19.11.2020.

Приложение: 1. 2 копии жалобы для прокурора
и для потерпевшей стороны.

С уважением, адвокат: (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв