В защиту осужденного Михаила Гладий

Опубликовано 06 Фев 2021. Автор:

18 января Белоярским горсудом, (предшествующий федеральный судья О.С. Опанасенко) постановлен приговор, который Михаил Гладий ранее не судимый, имеющий безупречную репутацию, в общественном производстве, отличающийся примерным поведением как в общественных местах, так и в семейно-бытовой обстановке, а также и отсутствием вредных привычек, признан виновным в причастности к незаконному обороту наркотических веществ при наличии квалифицирующих признаков.

 

Суд ХМАО-Югры
628012, г. Ханты-Мансийск, ул. Чехова, д. 3
Судебная коллегия по уголовным делам
(апелляционная жалоба)

Пуртова М.Ф., адвоката
коллегии адвокатов №1 г. Ханты-Мансийска,
ул. Строителей, дом 29, офис №2,
«в защиту осужденного Михаила Гладий»

Апелляционная жалоба

18 января Белоярским горсудом, (предшествующий федеральный судья О.С. Опанасенко) постановлен приговор, который Михаил Гладий ранее не судимый, имеющий безупречную репутацию, в общественном производстве, отличающийся примерным поведением как в общественных местах, так и в семейно-бытовой обстановке, а также и отсутствием вредных привычек, признан виновным в причастности к незаконному обороту наркотических веществ при наличии квалифицирующих признаков.

Виновным себя Гладий М.Г. не признал, ссылаясь на то, что его заведомо ложно оговаривает только лишь Соловьёв Александр, в соответствии неустановленных причин зависимый от ряда сотрудников службы по борьбе с незаконным оборотом наркотических веществ.

Состоявшийся и обжалуемый приговор является совершенно незаконным, полностью идущим в разрез руководящему указанию постановления «….. Пленума Верховного Суда РФ от ….» судебной практики по уголовным делам о незаконном обороте наркотических веществ, «от ст. ст. 2,7 и 8 федерального закона «Об ОРД»» и от 7 УБК РФ, приказом МВД Российской Федерации, ни в коем случае не отвергающий требованиям от 295 УК РФ, не являющегося ни законным, ни обоснованным, ни оправданным, так как он постановлен вопреки требованием УПК РФ и построен на неправильном применении уголовного закона.

Является ли законным мероприятие, организованное и проведенное группой сотрудников отделом МВД России по Белоярскому району? Какой правовой оценки надлежит квалифицировать результат ОРМ?

Нет, не является законным по причине нижеуказанных обстоятельств.
Так, данное мероприятие в целом не попадает под понятие настоящего ОРМ, так как постановление о его проведении утверждено ненадлежащими должностными лицами (Осипяном), тогда как вечером 02.03.20 г. находился на своем рабочем месте сам начальник отдела МВД России по Белоярскому району Борискин Ю.П., который реализацию своих важнейших полномочий по части осуществления контроля за оперативно-розыскной деятельностью другим лицам не передавал.

Наоборот, на докладной записке относительно факта задержания подзащитного, Борискин наложил резолюцию «В КУСП», являющегося прямым указанием обязательным для исполнения всеми подчиненными лицами организовать проведение доследственной проверки в порядке от ст. ст. 144-145 УПК РФ, а не приказ заниматься ОРД.

Фактически, Гаврилястый, Михеев и Осипян занялись незаконной организацией оперативно-розыскной деятельности в частном ОРМ в виде «контрольная закупка» было проведено не в рамке скрытности, а простое следственное действие, на обычном листе бумаги «А-4», что и привело к разглашению государственной тайны, преступлению, караемому по ч. 1 ст. 283 УК РФ.

Вполне понятно, что проведённое псевдомероприятие в виде «контрольная закупка» грубо противоречит требованиям ст. ст. 2,7 и 8 ФЗ «от ОРД», так как отдел полиции никакой информацией о «преступной деятельности Михаила Гладий» не располагал («Дело профилактического учёта», «дело оперативного учёта», материалы «литерные», «магистральные» и.т.д.)

Причем, в «п. 14 постановления от 15.06.06 № 14 Пленума Верховного Суда РФ .. «О судебной практике по делам…. особо подчеркивается наличие у органа наделённого полномочиями на проведение ОРД, подобных достоверных сведений краеугольным камнем (критерием) для надлежащей юридической оценки полученных результатов как с соответствующей требованиям закона, так и находящихся вопреки последним.

Таким образом, даже если отвлечься от того, что при проведении ОРМ не были соблюдены требования в части режима секретности даже относительно невыполнения указаний начальника отдела внутренних дел и.т.д., то, в любом случае, действия, проведенные в отношении Михаила Гладий надлежит признать незаконными, ровным образом, и получение результата не ОРМ, а провокации преступления, а потому всё оформленные доказательства признать недопустимыми.

Далее, поскольку, все результаты проведённого ОРМ в отношении подзащитного подлежит негативной юридической оценке, поэтому все оформленные протоколы этих действий должны пополнить анналы этой продукции.

Кроме этого, в материалах данного уголовного дела в отношении Михаила Гладий содержится еще одно дополнительное бесспорное и достоверное основание для признания всех доказательств, полученных при проведении этого ОРМ, недопустимым доказательствами на основании ч. 3 чт. 7 и ч.1 ст. 75 УПК РФ, а именно их получение (документирование) ненадлежащим должностным лицом(ми), то есть, утверждение Осипяном, а не начальником отдела УМВД России по Белоярскому району, то есть в соответствие с п.п. 15 и 16 постановления №8 Пленума Верховного Суда России от 31.10.95 г. «О применении судам конституции РФ при осуществлении правосудия».

Следовательно, объективный анализ исследований в порядке ст. 240 УПК РФ предать официальному заявлению о том, что уголовное дело и уголовное преследование в отношении Гладий М.Г. возбуждено незаконно, в грубое нарушение требований ч. 3 ст. 7, ч.1 ст. 75, ч. 1 ст. 171 УПК РФ.

Что же касается ряда доказательств, которые судья Опанасенко О.С. выдвинула на передовые позиции, то они являются юридически несостоятельными, недостоверными, и потому недопустимыми, с учётом нижеозначенных доводов.

Так, «признательные» и.т.п. протокол явки с повинной показания Гладий М.Г. не могут служить достаточным «основанием» для возбуждения уголовного дела и уголовного преследования, так как они не подтверждаются достаточной совокупностью достоверных и допустимых доказательств.

Наоборот, главный изобличитель подзащитного, а именно провокатор Александр Соловьёв обвиняемого Михаила Гладий только в период со 02.03.20 г. и до 17.07.20., когда при проведении очной ставки доносчик заявил «Мне ничего не известно о торговле Михаилом Гладий наркотическими веществами».

Примечательно, что в своем обжалуемом приговоре ф/с О.С. Опанасенко, желая явно угодить стороне обвинения, ничтоже сумняшеся, вкрапляет в сомнительный по содержанию документ откровенную «липу»: «…. данный свидетель никогда своих показаний не менял».

Далее, в качестве якобы «прочных» подпорок, переметнувшись в лагерь обвинения, чихая на требование ч. 3. Ст УПК РФ, ссылается на показания Гаврилястого и Михеева, которые, на самом деле, заявили следователю об отсутствии в полиции г. Белоярского сведений о преступной деятельности Михаила Гладий. А ведь явная непричастность подзащитного подтверждается и другими доказательствами которые, ставшие на сторону обвинения ф/с О.С. Опанасенко не слышит и не видит с широко закрытыми глазами.

Далее, постоянно проявляя свою ангажированную в пользу прокуратуры позицию, вместо повнимательнее обсудить и обсудить доводы защиты, судья синхронно с прокурором Маратом Тубеевым умирали со смеху, тогда как защита излагает информацию о том, как следователь и сотрудники полиции незаконно ворвались ночью 06.03.20 г. в квартиру семьи Гладий, устроили в ней погром, перепугали жильцов и соседей, и, хотя гора родила мышь (не нашли ни наркотиков, ни весом, ни фасовочного материала, ни подготовленных закладок, и.т.д.), зато на следующий день, как пионер на линейке отрапортавала о законности «дебоша», а жалоба в состоявшемся и обжалуемом приговоре суда оставлена без обсуждения и оценки, то есть вообще не рассмотрена, то есть канула в бермудский треугольник.

Еще даже в ходе судебного процесса судья фактически издевалась над адвокатом, то снимая его вопросы, то требуя назвать по памяти тома и листы дела, что, по мнению автора данной жалобы, непозволительно, но хуже того, это отразилось пагубным образом на решении судьбы Михаила Гладий, который осужден не правомерно и несправедливо.

На основании изложенного выше в соответствии с ст. 53, п. 1 ч. 2 ст. 389.17 УПК

Прошу:

1.Вынести апелляционное определение об отмене приговора Белоярского городского суда в отношение Гладий М.Г. и прекратить угаловное преследование подзащитного за отсутсвием его действиях состава преступления (за непричастностью).
С уважением, адвокат Пуртов.

Оставить отзыв