Гладий М.Г. по приговору Белоярского горсуда признан виновным

Опубликовано 06 Фев 2021. Автор:

18.01.21. Гладий М.Г. по приговору Белоярского горсуда признан виновным в совершении уголовного наказуемого деяния, т. е. в причастности к незаконному обороту наркотических веществ. При наличии квалифицирующих обстоятельств.

 

Суд ХМАО-Югры
628012, г.Ханты-Мансийск,
ул.Чехова, здание 3
Судебная коллегия по уголовным делам
(апелляционная инстанция)

Апеллянт: Гладий М.Г.
следственно-арестованный,
по уголовному делу
по обвинению его по пункту «г» ч. 4 ст. 228.1
и ч. 2 ст. 228 УКРФ,
содержащийся под стражей (арестом)

Адвокат: Пуртов М.Ф.,
состоящий в Коллегии адвокатов № 1
г. Ханты-Мансийск,
по ул. Строителей, д. 29, оф., 02,
зачисленный в перечень адвокатов ХМАО-Югры,
под регистрационным номером № 86\288,
имеющий служебное удостоверение №1259,
выданное 06.07.2016
Управлением Минюста РФ по ХМАО – Югре,
действующий в порядке выполнения поручения
по договору на оказание
правовой помощи Гладий М.Г.
по защите его охраняемых
законом прав и интересов
в виде возмездных юридический услуг.

Апелляционная жалоба
(дополнительная)

18.01.21. Гладий М.Г. по приговору Белоярского горсуда признан виновным в совершении уголовного наказуемого деяния, т. е. в причастности к незаконному обороту наркотических веществ. При наличии квалифицирующих обстоятельств.

В основу обвинения Гладий М.Г. суд положил результаты проведенного вечером 02.03.20 ОРМ в виде проверочной «контрольной» закупки.

В ранее представленной апелляционной жалобе автор данного процессуального документа уже позиционировал то, что указанный выше приговор суда является явно ошибочным, необоснованным, а потому незаконным и подлежащим отмене, с учётом ниже означенных доводов.

Так, следует ясно указать то, что, результаты ОРД (мероприятий) могут быть признаны допустимыми доказательствами, однако, при обязательном соблюдении требований, прописанных в ст. 90 УПК РФ, а также руководящих указаний в постановлениях, принимаемых Пленумом Верховного Суда РФ.

Далее, вот именно для этих целей и в № 30 15.06.15 Пленум Верховного Суда РФ в постановлении № 30 указал то, что краеугольными направлениями для признания результатов ОРД-мероприятий законными являются соблюдение законности, в котором изложил руководящие разъяснения (указания).
Здесь же подчеркнуто обязательность порядка наличия в органе, осуществляющем ОРД, сведений о совершаемом уголовно-правовом деянии (ст. 7 ФЗ «Об ОРД»).

В ст. 8 ФЗ «Об ОРД» прописано то, что постановление проведении ОРМ, должен утвердить лишь начальник органа, осуществляющего ОРД.

Что же касается положения ситуаций по данному уголовному делу по обвинению Михаила Гладий, то следует признать, что требования указанных выше законов постановления Пленума Верховного Суда РФ прямым и грубом образом нарушены.

Так, в нарушении ФЗ «Об ОРД» постановление о проведении ОРМ в отношении Михаила Гладий утверждено не начальником Отдела МВД России по Белоярскому району, а начальником Отделения БЭПА по Белоярскому району, что является самоуправлением и превышением должностных полномочий, оцениваемых с точки зрения самоуправства.

Начальник же отделения БЭПА Осипян А.В. мог быть в статусе ВРИО начальника Отдела, если бы Борискин Ю.П. отсутствовал на работе в силу конкретных уважительных причин, но, в действительности, он находился на месте. А потому он и должен был утвердить либо отказать в утверждении документа, однако он, во всяком случае, если бы он, действительно, отсутствовал на работе. Ясно и то, что не может вступить в должность не отсутствующего руководителя, один из его подчиненных, хотя бы на временный период времени.

Вполне понятно, что данные грубые нарушения законов, то есть утверждение постановления о провидении ОРД ненадлежащим должностным лицом, а начальником отделения ОБЭПа влечет ниже означенные правовые последствия, а именно признание всех результатов ОРМ недопустимыми доказательствами, о чём делается прямое указание в постановлении № 8 Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.95 г. (О применении в судебной практике при осуществлении правосудия Конституции РФ.)

Далее, в грубое нарушение руководящих указаний в п. 1 ч. 2 ст. 7 ФЗ РФ «об ОРД», основания для проведения ОРМ одни и те же, т. е., проведено в отсутствие реальных и состоятельных сведений, содержащих признаки подготавливаемого, подготовленного или уже совершенного деяния.

Так, в подтверждение указанного в приговоре довода о якобы «наличии в Отделе МВД России по Белоярскому району сведений, имеющих реальный и состоятельный характер в виде Дел оперативного учёта, профилактического учёта, литерных и магистральных материалов судом не произведено ни единой ссылки на относимые, допустимые и достоверные доказательства, перечень которых содержится в ст. 44 УПК РФ.

Вполне очевидно, что суд при постановлении обжалуемого приговора попросту запамятовал то, что уже сам суд признал факт отсутствия таких сведений в оперативном отделе местной полиции (см. абзац 3 л. дела).

Однако, упорно продолжая позицию давать добытым надуманным и недопустимым доказательствам реальный и состоятельный характер, суд, потеряв чувство реальности вызвал в суд для допроса Гаврилястого А.В. и Михеева К.С, а также доносчика Соловьёва А.М, которые в один голос пояснили о наличии лишь голых слухов, но не достоверного и состоятельного характеров, а надлежит ожидать от них креативных, познавательных, настойчивых руководителей.

Вопреки доводам, изложенным в обвинительном приговоре суда, Соловьёв А.М., в начале досудебного производства давал прямоутвердительные показания против обвиняемого М.Г. Гладий, а с 17.07.20 г., он отказался в этой части показаний, ссылаясь лишь на неконкретные и не имеющие источника слухи. При такой ситуации, в соответствие требований ч.2 п.2 ст.75 и ч.3,4 ст.14 УПК РФ, данные доказательства, как непоследовательные, противоречивые и сомнительные, должны быть признанными недопустимыми по данному уголовному делу, применение которых при осуществлении правосудия прямо запрещено ч.2 ст.50 Конституции РФ. А согласно требований ч.3 ст.14 УПК РФ и гарантий, установленных в ч.3 ст.49 Конституции РФ должно быть истолковано и применено в пользу обвиняемого.

Таким образом, поскольку начальник отделения отдела утвердил постановление не входящие в круг его полномочий, то этим самым он совершим превышение должностных полномочий, т. е., преступление, указанное в ст. 286 УК РФ.

При таких обстоятельствах, это и будет дополнительным основанием для признания результатов ОРД недопустимыми доказательствами, что и прописано в п.п. 15 и 16, постановления № 8 Пленума Верховного Суда России от 31.10.95 г., «О практике применения судами конституции РФ при осуществлении правосудия.».

Далее, имеется ещё одно серьёзное обстоятельство, оценка которого требует дополнительного расследования.

Так, если ОРМ направлено на решение задач, указанных в ст. 2 ФЗ «Об ОРД», то оно может проводится только при наличии у органа, осуществляющего ОРД, сведений об участии его в подготовленном или совершаемом противоправном деянии.

В начале данной жалобы, по вопросу наличии у органа, осуществляющего подобное ОРД был допрошен начальник отделения ОБЭПА Осипян А.В., который показал, что в отношении Гладий М.Г таких сведений не было.

Далее, надуманном в постановлении состоявшегося и реального приговора суда, о том, что якобы умысел у Гладия на сбыт наркотического вещества сформировался вне зависимости от действий оперативных сотрудников полиции и привлеченных ими других лиц, является неправильным, а на самом деле, именно в следствие этих действий.

Таким образом, ОРМ проведено не на основе сведений, указанных выше, имеющих реальный состоятельный характер, а на основе слухов, источник которых не известен, а потому незаконно.

Следовательно, показания свидетеля Соловьёва необходимо признать недопустимыми доказательствами, потому что они грубо противоречат требованиям, указанным в ч.ч 3 и 4 ст. 7, п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ. По аналогичным основаниям, следует признать недопустимыми доказательствами и показания офицеров полиции Гаврилястого А.В и Михеева К.С.

Далее, суд не только не признал недопустимыми доказательствами показания указанных выше свидетелей обвинения, но и показал ситуацию вверх ногами, с точностью до наоборот. То есть, гора родила мышь, в виде мертворожденного дитяти.

Вот такими образом, вечером 02.03.20 имел место спектакль театра абсурда, когда на основе лживого доноса совершено незаконное ОРД, повлёкшее тяжкие последствия.

Кроме этого, суд вообще не рассмотрел в совещательной комнате жалобу адвоката Пуртова М.Ф. о признании протокола обыска в квартире семьи Гладий незаконным действием.

Также, совершенно необоснованно и незаконно судом положено в основу приговора показания Гладий М.Г., в качестве подозреваемого и обвиняемого, поскольку доводы в этих документах о его виновности не подтверждаются ни одним из доказательств, исследованных судом. (ч. 2 ст. 77 УПК РФ).

Так, в намерении найти «подтверждение» указанных в приговоре суда надуманных доводов о «наличии» в отделе МВД России по Белоярскому району требуемых сведений не увенчали успехом. Поэтому ни один довод подзащитного стороной обвинения не опровергнут.

На основании изложенного выше, руководствуясь п.п. 1, 2, 3, 4 ч.1 ст. 389.16, п.п 1,2,3,4 ч. 2 ст. 389.15,

Прошу:

Вынести апелляционное определение об отмене приговора Белоярского горсуда по делу Гладий М.Г., с прекращением производства по делу, в связи с отсутствием состава преступления

Адвокат: Пуртов М.Ф.

Оставить отзыв