Гражданское дело №2-2109/2020 по иску Неверова Андрея Васильевича

Опубликовано 14 Апр 2021. Автор:

к обществу с ограниченной ответственностью «КВС Интернэшнл» о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

        г. Челябинск                                                            18 марта 2021 года

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего        Давыдовой Т.И.,

судей                        Козиной Н.М., Галимовой Р.М.,

с участием прокурора            Потапченко А.Е.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело №2-2109/2020 по иску Неверова Андрея Васильевича к обществу с ограниченной ответственностью «КВС Интернэшнл» о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда,

по кассационной жалобе Неверова Андрея Васильевича на решение Ханты-Мансийского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 22 июня 2020 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 08 сентября 2020 года.

Заслушав доклад судьи Седьмого кассационного суда общей юрисдикции Козиной Н.М. об обстоятельствах дела, о принятых по делу судебных постановлениях, доводах кассационной жалобы, выслушав возражения на кассационную жалобу истца представителя ответчика общества с ограниченной ответственностью «КВС Интернэшнл» Алсуфьева Л.А., заключение прокурора Седьмого отдела Генеральной прокуратуры Российской Федерации Потапченко А.Е., полагавшего кассационную жалобу истца подлежащей удовлетворению,

судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Неверов А.В. обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «КВС Интернэшнл» (далее — ООО «КВС Интернэшнл») о возложении обязанности на ответчика отменить приказ об увольнении от                  10 марта 2020 года № 319-к, восстановить его на работе в прежней должности, выплатить заработок за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда в размере 100 000 рублей, а также просил компенсировать оплату услуг представителя в размере 50 000 рублей.

В обоснование исковых требований Неверов А.В. указал, что с 2016 года состоял в трудовых отношениях с ответчиком, работал водителем автомобиля вахтовым методом. 08 марта 2020 года в отношении него составлен протокол медицинского осмотра, в соответствии с которым в выдыхаемом им воздухе установлено наличие паров алкоголя. Полагает, что протокол медицинского осмотра составлен незаконно, так как забор воздуха произведен прибором, не зарегистрированным в перечне индикаторов алкогольных паров отечественного и зарубежного производства. Его нахождение в состоянии алкогольного опьянения на рабочем месте послужило основанием к расторжению трудового договора по инициативе работодателя. Полагает, что работодатель не имел законных оснований издавать приказ об увольнении, так как в соответствии с трудовым законодательством 8 марта отнесено к официальным праздничным выходным дням. Работа в выходные и нерабочие праздничные дни запрещена. Письменное согласие о выходе на работу в выходные дни он не давал.

Решением Ханты-Мансийского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 22 июня 2020 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 08 сентября 2020 года, в удовлетворении исковых требований Неверова А.В. отказано.

В кассационной жалобе Неверов А.В. ставит вопрос об отмене состоявшихся судебных постановлений, как незаконных, принятых с нарушениями норм материального и процессуального права.

Прокурором Ханты-Мансийского автономного округа – Югры, ответчиком ООО «КВС Интернэшнл» направлены письменные возражения на кассационную жалобу, со ссылкой в них на законность и обоснованность принятых по делу судебных постановлений.

Истец Неверов А.В. о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом, в судебное заседание не явился, о причинах неявки суд не известил, доказательств уважительности причин неявки не представил, в связи с чем, на основании статей 167, 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции сочла возможным рассмотреть дело в его отсутствие.

В соответствии с частью 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции проверяет законность судебных постановлений, принятых судами первой и апелляционной инстанции, устанавливая правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного постановления, в пределах доводов, содержащихся в кассационной жалобе, представлении, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

В соответствии с частью 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы, обсудив доводы кассационной жалобы, возражений на нее, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции полагает, что имеются основания для отмены оспариваемых судебных постановлений ввиду неправильного применения и толкования норм материального права, нарушения норм материального и процессуального права.

Судом установлено и следует из материалов дела, что на основании приказа (распоряжения) о приеме работника на работу ООО «КВС Интернэшнл» от 19 августа 2016 года № 1655-к, Неверов А.В. принят на работу по вахтовому методу работы в ООО «КВС Интернэшнл» в транспортный отдел водителем автомобиля. Согласно справке ООО «КВС Интернэшнл», Неверов А.В. работал водителем в ООО «КВС Интернэшнл» с 20 августа 2016 года по 10 марта 2020 года.

30 августа 2019 года между ООО «КВС Интернэшнл» и ООО «Юганский Медицинский Центр» заключен договор 276-08/2019 на оказание услуг по предрейсовым и послерейсовым медицинским осмотрам, согласно которому исполнитель оказывает услуги, предусмотренные договором в соответствии с письмом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 21 августа 2003 года № 2510/9468-03-32 «О предрейсовых медицинских осмотрах водителей транспортных средств» на основании лицензии, выданной службой по контролю и надзору в сфере здравоохранения ХМАО-Югры.

08 марта 2020 года составлен протокол медицинского осмотра Неверова А.В., согласно которому предрейсовый осмотр показал наличие запаха алкоголя изо рта; наличие алкоголя или другого вещества в выдыхаемом воздухе и биологических средах организма: воздух исследовался на приборе 0,35 промилле «Alco Hunter Professional», при повторной пробе 0,99 промилле. Неверов А.В. ознакомлен и согласился с протоколом медицинского освидетельствования.

В материалах дела представлена декларация о соответствии ООО «Айфо-Технолоджи», согласно которой оборудование технологическое для пищевой промышленности: анализаторы алкоголя модель: «Alco Hunter Professional +», «Alco Hunter Professional Х», «Алко Хантер Эконом», торговая марка i4Technology соответствует требованиям Технического регламента Таможенного союза ТР ТС 020/2011 «Электромагнитная совместимость технических средств». Декларация о соответствии принята на основании протокола испытаний № 3207-10-19/2019 от 21 октября 2019 года, выданного Испытательной лабораторией «Промтехконтроль» ООО                       «Гамма-Тест» (регистрационный номер аттестата аккредитации СДС RU.ТБ.ИЛ.00001).

У работника Неверова А.В. были затребованы объяснения, из которых следует, что Неверов А.В. в ночь с 07 на 08 марта 2020 года после того, как опрокинулся КАМАЗ в снег, он перенервничал, выпил стакан водки.

Заместителем начальника транспортного отдела – инженером по БДД Харитоновым В.А. на имя начальника отдела по проведению ГРП <данные изъяты> направлена служебная записка 08 марта 2020 года, согласно которой           08 марта 2020 года в 08 часов 40 минут фельдшер <данные изъяты> выявила у водителя Неверова А.В. наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе. Также у Неверова А.В. присутствовал характерный запах алкоголя изо рта. В объяснении работник не отрицал факт приема алкоголя.

Ведущим специалистом отдела ОТ, ПЭБ <данные изъяты> на имя начальника отдела по проведению ГРП <данные изъяты> 08 марта 2020 года направлена аналогичная служебная записка, согласно которой 08 марта 2020 года в                 08 часов 40 минут фельдшер Коваленко А.В. выявила у водителя Неверова А.В. наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе и биологической среде организма (0,35 промилле, при повторном исследовании 0,99 промилле). Также у Неверова А.В. присутствовал характерный запах алкоголя изо рта. Факт употребления спиртосодержащих напитков не отрицает.

Распоряжением № 04-ХМ заместителя генерального директора по производству ООО «КВС Интернэшнл» Обособленное подразделение «Производственный участок в г. Ханты-Мансийске» от 08 марта 2020 года Неверов А.В. отстранен от работы без начисления заработной платы с                     08 марта 2020 года по состоянию здоровья. Основанием отстранения явилась служебная записка начальника отдела ГРП Федорова В.В. от 08 марта 2020 года; объяснительная записка Неверова А.В.

Приказом № 319-к о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении) от 10 марта 2020 года Неверов А.В., водитель автомобиля обособленного подразделения «Производственный участок в                 г. Ханты-Мансийске» ООО «КВС Интернэшнл», уволен 10 марта 2020 года за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей – появление работника на работе (на территории организации) в состоянии алкогольного опьянения, подпункт «б» пункт 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Основанием к увольнению послужило распоряжение об отстранении от работы № 4-ХМ от 08 марта 2020 года, протокол медицинского осмотра от     08 марта 2020 года, объяснительная записка Неверова А.В. от 08 марта 2020 года.

Разрешая возникший спор и отказывая в удовлетворении требований, суд первой инстанции, руководствуясь подпунктом «б» пункта 6 части 1 статьи 81, статьями 192, 193 Трудового кодекса Российской Федерации, пунктами 23, 42, абзацем 3 пункта 53 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», исходил из того, что увольнение истца является законным, так как факт нахождения истца в состоянии алкогольного опьянения в рабочее время на работе (на территории организации) подтвержден совокупностью доказательств, представленных ответчиком.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что порядок и срок привлечения работника к дисциплинарной ответственности соблюден. При наложении дисциплинарного взыскания в виде увольнения работодатель учел тяжесть совершенного истцом проступка и обоснованно избрал этот вид взыскания.

Суд первой инстанции отклонил доводы представителя истца о том, что 08 марта 2020 года был праздничным днем, работа в который запрещена законодательством Российской Федерации, и привлечение работника в данный день возможно только с согласия работника, а такого согласия от работника получено не было, указав, что истец работает вахтовым методом, графиком работы, утвержденным генеральным директором предприятия установлена рабочая вахта водителя Неверова А.В. в период с 01 марта 2020 года по 15 марта 2020 года. С указанным графиком работник ознакомлен, осуществлял трудовые обязанности в спорный период времени, вследствие чего к данным правоотношениям положения статьи 113 Трудового кодекса Российской Федерации не применимы.

Остальные исковые требования суд первой инстанции оставил без удовлетворения, исходя из того, что данные требования являются производными от требований о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе, в удовлетворении которых истцу отказано.

Суд апелляционной инстанции согласился с такими выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием.

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции с выводами судов о законности увольнения согласиться не может, поскольку они основаны на неправильном применении и толковании норм материального права.

За совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям (часть 1 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации).

Частью 5 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации определено, что при наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

В соответствии с подпунктом «б» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей: появления работника на работе (на своем рабочем месте либо на территории организации-работодателя или объекта, где по поручению работодателя работник должен выполнять трудовую функцию) в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения.

В силу пункта 42 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» при разрешении споров, связанных с расторжением трудового договора по подпункту «б» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации (появление на работе в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения), суды должны иметь в виду, что по этому основанию могут быть уволены работники, находившиеся в рабочее время в месте выполнения трудовых обязанностей в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения. При этом не имеет значения, отстранялся ли работник от работы в связи с указанным состоянием. Необходимо учитывать, что увольнение по этому основанию может последовать и тогда, когда работник в рабочее время находился в таком состоянии не на своем рабочем месте, но на территории данной организации либо он находился на территории объекта, где по поручению работодателя должен был выполнять трудовую функцию. Состояние алкогольного либо наркотического или иного токсического опьянения может быть подтверждено как медицинским заключением, так и другими видами доказательств, которые должны быть соответственно оценены судом.

Статьей 193 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт. Непредоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания. Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников. Дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки — позднее двух лет со дня его совершения. В указанные сроки не включается время производства по уголовному делу. За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание. Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт (части 1 — 6 данной статьи). Если в течение года со дня применения дисциплинарного взыскания работник не будет подвергнут новому дисциплинарному взысканию, то он считается не имеющим дисциплинарного взыскания (часть 1 статьи 194 Трудового кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» обязанность доказать наличие законного основания увольнения по инициативе работодателя и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду. Если при рассмотрении дела о восстановлении на работе суд придет к выводу, что проступок действительно имел место, но увольнение произведено без учета вышеуказанных обстоятельств, иск может быть удовлетворен (пункт 53 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»).

Из приведенных норм Трудового кодекса Российской Федерации и руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что за совершение работником дисциплинарного проступка работодатель вправе применить к нему дисциплинарное взыскание. Дисциплинарным проступком является виновное, противоправное неисполнение или ненадлежащее исполнение работником возложенных на него трудовых обязанностей, выразившееся в нарушении трудового законодательства, положений трудового договора, правил внутреннего трудового распорядка, должностной инструкции или локальных нормативных актов работодателя, непосредственно связанных с деятельностью работника. Состояние алкогольного либо наркотического или иного токсического опьянения может быть подтверждено любыми средствами доказывания, как то, медицинским заключением, так и другими видами доказательств, которые должны быть оценены судом. При этом именно работодатель обязан доказать наличие законного основания увольнения по инициативе работодателя и соблюдение установленного порядка увольнения, а также представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Правила проведения предсменных, предрейсовых и послесменных, послерейсовых медицинских осмотров определены соответствующим Порядком, утвержденным приказом Минздрава России от 15 декабря 2014 года № 835н (далее — Порядок).

Предсменные, предрейсовые и послесменные, послерейсовые медицинские осмотры проводятся в отношении отдельных категорий работников в случаях, установленных Трудовым кодексом Российской Федерации, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (пункт 2 Порядка).

Предсменные, предрейсовые и послесменные, послерейсовые медицинские осмотры проводятся медицинскими работниками, имеющими высшее и (или) среднее профессиональное образование, медицинской организацией или иной организацией, осуществляющей медицинскую деятельность (в том числе медицинским работником, состоящим в штате работодателя при наличии лицензии на осуществление медицинской деятельности, предусматривающей выполнение работ (услуг) по медицинским осмотрам (предрейсовым, послерейсовым), медицинским осмотрам (предсменным, послесменным) (пункт 8 Порядка).

Предсменные, предрейсовые медицинские осмотры проводятся перед началом рабочего дня (смены, рейса) в целях выявления признаков воздействия вредных и (или) опасных производственных факторов, состояний и заболеваний, препятствующих выполнению трудовых обязанностей, в том числе алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения и остаточных явлений такого опьянения. Проведение предсменных, предрейсовых и послесменных, послерейсовых медицинских осмотров осуществляется за счет средств работодателя. Организация проведения обязательных предсменных, предрейсовых и послесменных, послерейсовых медицинских осмотров возлагается на работодателя (пункты 4, 7, 9 Порядка).

По результатам прохождения предсменного, предрейсового и послесменного, послерейсового медицинского осмотра медицинским работником выносится в том числе заключение о наличии признаков воздействия вредных и (или) опасных производственных факторов, состояний и заболеваний, препятствующих выполнению трудовых обязанностей, в том числе алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения и остаточных явлений такого опьянения (с указанием этих признаков) (подпункт 1 пункта 12 Порядка).

Согласно Порядку проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического), утвержденному приказом Минздрава России от 18 декабря 2015 года № 933н, положительным результатом исследования выдыхаемого воздуха считается наличие абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха. При положительном результате первого исследования выдыхаемого воздуха через 15 — 20 минут после первого исследования проводится повторное исследование выдыхаемого воздуха (второй и третий абзацы пункта 11 Порядка).

Таким образом, на работников, выполняющих трудовую функцию, связанную с управлением транспортными средствами, возложена обязанность прохождения обязательного предрейсового медицинского осмотра, а на юридических лиц и индивидуальных предпринимателей обязанность по контролю за прохождением водителями предрейсовых медицинских осмотров с оформлением соответствующей документации. При этом предсменные, предрейсовые и послесменные, послерейсовые медицинские осмотры проводятся медицинскими работниками, имеющими высшее и (или) среднее профессиональное образование, медицинской организацией или иной организацией, осуществляющей медицинскую деятельность (в том числе медицинским работником, состоящим в штате работодателя) при наличии лицензии на осуществление медицинской деятельности, предусматривающей выполнение работ (услуг) по медицинским осмотрам (предрейсовым, послерейсовым), медицинским осмотрам (предсменным, послесменным).

Суды, признавая увольнение истца законным и обоснованным по подпункту «б» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации (появление на работе в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения), руководствовались протоколом медицинского осмотра Неверова А.В., согласно которому наличие паров этанола в выдыхаемом воздухе составило 0,35 промилле, при повторном осмотре — 0,99 промилле.

При этом суды не учли, что содержание паров этанола в выдыхаемом воздухе алкометр измеряет в миллиграммах, а не в промилле, следовательно, результат исследования алкометр показывает в миллиграммах. Соответственно, при разрешении данного спора судам следовало установить соотношение между миллиграммом и промилле, определить пропорцию и наличие абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе истца в миллиграммах с учетом погрешности измерительного прибора. Для разрешения данного вопроса судам надлежало допросить медицинского работника, проводившего освидетельствование, а также допросить медицинского работника с целью получения объяснений относительно правильности результатов алкометра, если в 08 часов 40 минут, концентрация алкоголя составила 0,35 промилле, то при повторной пробе, взятой спустя 20 минут в 09 часов 00 минут, концентрация алкоголя составила уже 0,99 промилле, то есть почти в три раза больше первого значения. Кроме того, судами не проверены полномочия работника, проводившего освидетельствование, на проведение освидетельствования.

Суды, приходя к выводу о том, что истец находился в состоянии алкогольного опьянения на работе, также исходили из того, что в протоколе медицинского осмотра Неверова А.В. указано на наличие запаха алкоголя из полости рта и гиперемии лица и шеи, при этом не приняли во внимание следующее.

Согласно пункту 10 Порядка проведения предсменных, предрейсовых и послесменных, послерейсовых медицинских осмотров, утвержденного приказом Минздрава России от 15 декабря 2014 года № 835н, предсменные, предрейсовые и послесменные, послерейсовые медицинские осмотры проводятся в следующем объеме: сбор жалоб, визуальный осмотр, осмотр видимых слизистых и кожных покровов, общая термометрия, измерение артериального давления на периферических артериях, исследование пульса; выявление признаков опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического), остаточных явлений опьянений, включая проведение лабораторных и инструментальных исследований: количественного определения алкоголя в выдыхаемом воздухе; определения наличия психоактивных веществ в моче при наличии признаков опьянения и отрицательных результатах исследования выдыхаемого воздуха на алкоголь.

Согласно пункту 3 Инструкции о проведении предрейсовых медицинских осмотров водителей автотранспортных средств, утвержденной приложением № 9 к приказу Министерства здравоохранения СССР от                   29 сентября 1989 года № 555 «О совершенствовании системы медицинских осмотров трудящихся и водителей индивидуальных транспортных средств», при предрейсовых осмотрах проводится: сбор анамнеза; измерение температуры тела (по показаниям); измерение артериального давления (по показаниям); определение пульса; реакция на наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе одним из принятых методов.

Таким образом, для определения клинической картины алкогольного опьянения и установления состояния алкогольного опьянения проводится освидетельствование, которое включает в себя: сбор анамнеза, визуальный осмотр, осмотр видимых слизистых и кожных покровов, общая термометрия, измерение артериального давления, исследование пульса; выявление признаков опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического) и остаточных явлений опьянений, включая проведение лабораторных и инструментальных исследований: количественного определения алкоголя в выдыхаемом воздухе.

Как указано ранее, в протоколе медицинского осмотра Неверова А.В. не содержится заключение медработника о нахождении истца в состоянии алкогольного опьянения, указано только наличие запаха алкоголя из полости рта и гиперемии лица и шеи, иные клинические признаки алкогольного опьянения отсутствуют. При этом гиперемия лица и шеи может возникнуть у человека по иным причинам, связанным не только с употреблением алкоголя, например, вследствие волнения.

При этом составленные после прохождения медосмотра служебные записки заместителя начальника транспортного отдела, ведущего специалиста отдела охраны труда, заместителя генерального директора по производству содержат ссылки на то, что фельдшером Коваленко А.В. выявлено у водителя наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе (л.д.88 — 92)

В распоряжении об отстранении от работы Неверова А.А. от 08 марта 2020 года, не указано о появлении работника на работе в состоянии алкогольного опьянения. В данном распоряжении указано об отстранении истца от работы с 08 марта 2002 года по состоянию здоровья, конкретные причины отстранения от работы не указаны.

Каких-либо иных доказательств, в том числе актов работодателя, с достоверностью подтверждающих факт нахождения истца на работе в состоянии алкогольного опьянения, с указанием признаков алкогольного опьянения у истца, и установления состояния алкогольного опьянения у истца в материалах дела не имеется, ответчиком не представлено.

Довод кассационной жалобы истца о том, что процедура освидетельствования на состояние алкогольного опьянения проведена с нарушением действующего закона, поскольку освидетельствование проведено незарегистрированным прибором, заслуживает внимания.

В соответствии с частью 1 статьи 38 Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», медицинскими изделиями являются любые инструменты, аппараты, приборы, оборудование, материалы и прочие изделия, применяемые в медицинских целях отдельно или в сочетании между собой, а также вместе с другими принадлежностями, необходимыми для применения указанных изделий по назначению, включая специальное программное обеспечение, и предназначенные производителем для профилактики, диагностики, лечения и медицинской реабилитации заболеваний, мониторинга состояния организма человека, проведения медицинских исследований, восстановления, замещения, изменения анатомической структуры или физиологических функций организма, предотвращения или прерывания беременности, функциональное назначение которых не реализуется путем фармакологического, иммунологического, генетического или метаболического воздействия на организм человека. Медицинские изделия могут признаваться взаимозаменяемыми, если они сравнимы по функциональному назначению, качественным и техническим характеристикам и способны заменить друг друга.

Согласно части 4 статьи 38 Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», на территории Российской Федерации разрешается обращение медицинских изделий, зарегистрированных в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, уполномоченным им федеральным органом исполнительной власти, и медицинских изделий, зарегистрированных в Российской Федерации в соответствии с международными договорами и актами, составляющими право Евразийского экономического союза.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2012 года № 1416 утверждены правила государственной регистрации медицинских изделий, подлежащих обращению на территории Российской Федерации (далее — Правила).

Согласно пункту 2 упомянутых Правил, государственной регистрации подлежат любые инструменты, аппараты, приборы, оборудование, материалы и прочие изделия, применяемые в медицинских целях отдельно или в сочетании между собой, а также вместе с другими принадлежностями, необходимыми для применения указанных изделий по назначению, включая специальное программное обеспечение, и предназначенные производителем (изготовителем) для профилактики, диагностики, лечения и медицинской реабилитации заболеваний, мониторинга состояния организма человека, проведения медицинских исследований, восстановления, замещения, изменения анатомической структуры или физиологических функций организма, предотвращения или прерывания беременности, функциональное назначение которых не реализуется путем фармакологического, иммунологического, генетического или метаболического воздействия на организм человека.

Государственная регистрация медицинских изделий осуществляется Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения (пункт 3 Правил).

Согласно пункту 6 Правил, документом, подтверждающим факт государственной регистрации медицинского изделия, является регистрационное удостоверение на медицинское изделие.

В силу части 1, 5 статьи 5 Федерального закона от 26 июня 2008 года       № 102 — ФЗ «Об обеспечении единства измерений» (далее — Федеральный закон от 26 июня 2008 года № 102-ФЗ), измерения, относящиеся к сфере государственного регулирования обеспечения единства измерений, должны выполняться по первичным референтным методикам (методам) измерений, референтным методикам (методам) измерений и другим аттестованным методикам (методам) измерений, за исключением методик (методов) измерений, предназначенных для выполнения прямых измерений, с применением средств измерений утвержденного типа, прошедших поверку. Результаты измерений должны быть выражены в единицах величин, допущенных к применению в Российской Федерации. Правительством Российской Федерации в целях, предусмотренных частью 1 статьи 1 настоящего Федерального закона, устанавливается перечень измерений, относящихся к сфере государственного регулирования обеспечения единства измерений и выполняемых при осуществлении деятельности в областях, указанных в пунктах 1 — 3, 5 — 9, 11 — 17, 19 части 3 статьи 1 настоящего Федерального закона, с указанием обязательных метрологических требований к измерениям, в том числе показателей точности измерений. Федеральные органы исполнительной власти и государственные корпорации, осуществляющие нормативно-правовое регулирование в областях деятельности, указанных в пунктах 4, 10 и 18 части 3 статьи 1 настоящего Федерального закона, по согласованию с федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в области обеспечения единства измерений, определяют измерения, относящиеся к сфере государственного регулирования обеспечения единства измерений, и устанавливают к ним обязательные метрологические требования, в том числе показатели точности измерений.

Согласно части 1 статьи 9 Федерального закона от 26 июня 2008 года № 102-ФЗ, в сфере государственного регулирования обеспечения единства измерений к применению допускаются средства измерений утвержденного типа, прошедшие поверку в соответствии с положениями настоящего Федерального закона, а также обеспечивающие соблюдение установленных законодательством Российской Федерации об обеспечении единства измерений обязательных требований, включая обязательные метрологические требования к измерениям, обязательные метрологические и технические требования к средствам измерений, и установленных законодательством Российской Федерации о техническом регулировании обязательных требований. В состав обязательных требований к средствам измерений в необходимых случаях включаются также требования к их составным частям, программному обеспечению и условиям эксплуатации средств измерений. При применении средств измерений должны соблюдаться обязательные требования к условиям их эксплуатации.

Согласно части 2 статьи 12 Федерального закона от 26 июня 2008 года № 102-ФЗ, решение об утверждении типа стандартных образцов или типа средств измерений, решение о внесении изменений в сведения об утвержденных типе стандартных образцов или типе средств измерений принимаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по оказанию государственных услуг и управлению государственным имуществом в области обеспечения единства измерений. Решение об утверждении типа стандартных образцов или типа средств измерений принимается на основании положительных результатов испытаний стандартных образцов или средств измерений в целях утверждения типа, решение о внесении изменений в сведения об утвержденных типе стандартных образцов или типе средств измерений принимается на основании положительных результатов испытаний стандартных образцов или средств измерений в целях утверждения типа, и (или) положительного заключения юридического лица, аккредитованного в соответствии с законодательством Российской Федерации об аккредитации в национальной системе аккредитации на выполнение испытаний в целях утверждения типа, и (или) заявления юридического лица или индивидуального предпринимателя, осуществляющих разработку, выпуск из производства, ввоз на территорию Российской Федерации, продажу и применение на территории Российской Федерации стандартных образцов или средств измерений, в соответствии с порядками, предусмотренными частью 7 настоящей статьи.

Утверждение типа стандартных образцов или типа средств измерений подтверждается включением сведений об утвержденных типе стандартных образцов или типе средств измерений в Федеральный информационный фонд по обеспечению единства измерений. Федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по оказанию государственных услуг и управлению государственным имуществом в области обеспечения единства измерений, по заявлению юридического лица или индивидуального предпринимателя, осуществляющих разработку, выпуск из производства, ввоз на территорию Российской Федерации, продажу и применение на территории Российской Федерации стандартных образцов или средств измерений, выдается сертификат об утверждении типа стандартного образца или типа средства измерений. Интервал между поверками средства измерений и методика его поверки изменяются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по оказанию государственных услуг и управлению государственным имуществом в области обеспечения единства измерений, в случаях, установленных порядками, предусмотренных частью 7 настоящей статьи (часть 3 статьи 12 Федерального закона от 26 июня 2008 года № 102-ФЗ).

В силу части 1 — 4 статьи 13 Федерального закона от 26 июня 2008 года № 102-ФЗ, средства измерений, предназначенные для применения в сфере государственного регулирования обеспечения единства измерений, до ввода в эксплуатацию, а также после ремонта подлежат первичной поверке, а в процессе эксплуатации — периодической поверке. Применяющие средства измерений в сфере государственного регулирования обеспечения единства измерений юридические лица и индивидуальные предприниматели обязаны своевременно представлять эти средства измерений на поверку. Поверку средств измерений осуществляют аккредитованные в соответствии с законодательством Российской Федерации об аккредитации в национальной системе аккредитации на проведение поверки средств измерений юридические лица и индивидуальные предприниматели. Правительством Российской Федерации устанавливается перечень средств измерений, поверка которых осуществляется только аккредитованными в соответствии с законодательством Российской Федерации об аккредитации в национальной системе аккредитации государственными региональными центрами метрологии. Результаты поверки средств измерений подтверждаются сведениями о результатах поверки средств измерений, включенными в Федеральный информационный фонд по обеспечению единства измерений. По заявлению владельца средства измерений или лица, представившего его на поверку, на средство измерений наносится знак поверки, и (или) выдается свидетельство о поверке средства измерений, и (или) в паспорт (формуляр) средства измерений вносится запись о проведенной поверке, заверяемая подписью поверителя и знаком поверки, с указанием даты поверки, или выдается извещение о непригодности к применению средства измерений.

Сведения о результатах поверки средств измерений передаются в Федеральный информационный фонд по обеспечению единства измерений проводящими поверку средств измерений юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями в срок, установленный в порядке, предусмотренном частью 5 настоящей статьи. Состав сведений о результатах поверки средств измерений и порядок включения указанных сведений в Федеральный информационный фонд по обеспечению единства измерений определяются в порядке, утверждаемом федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в области обеспечения единства измерений, в соответствии с частью 3 статьи 20 настоящего Федерального закона (часть 6 статьи 13 Федерального закона от 26 июня 2008 года № 102-ФЗ).

Согласно пункту 10 Порядка, проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического), утвержденного приказом Минздрава России от               18 декабря 2015 года № 933н, для исследования выдыхаемого воздуха на наличие алкоголя используются технические средства измерения, тип которых внесен в Федеральный информационный фонд по обеспечению единства измерений, обеспечивающие запись результатов на бумажном носителе и поверенные в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в области обеспечения единства измерений.

Из изложенного следует, что алкометр — это техническое средство измерения, имеющее предел допустимой абсолютной погрешности, предназначенное для измерения концентрации алкоголя в выдыхаемом воздухе или в крови человека по выдыхаемому воздуху, тип которого внесен в Федеральный информационный фонд по обеспечению единства измерений, обеспечивающее запись результатов на бумажном носителе. Оно подлежит государственной регистрации и поверке.

Вопреки изложенными нормам материального права, суды, оценивая протокол медицинского осмотра в качестве доказательства, подтверждающего факт нахождения истца в состоянии алкогольного опьянения не дали оценку отсутствию сведений об измерительном приборе, о дате поверки измерительного прибора, погрешности измерительного прибора, чеков с записью результатов исследования.

Таким образом, судами не проверялась правильность и достоверность результата измерений прибора и, следовательно, результат измерения концентрации алкоголя в выдыхаемом воздухе по итогам освидетельствования Неверова А.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции также считает необходимым отметить, что приказ об увольнении истца составлен по унифицированной форме. Приказ о наложении дисциплинарного взыскания в виде увольнения не содержит сведений об обстоятельствах дисциплинарного проступка, не содержит четкой и понятной формулировки вины работника, в приказе приведена лишь ссылка на статью Трудового кодекса Российской Федерации. Отсутствие конкретизации (содержание дисциплинарного проступка) не позволяет определить обоснованность привлечения работника к дисциплинарной ответственности.

С учетом приведенного выводы судов о законности увольнения истца по подпункту «б» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации (появление на работе в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения) нельзя признать правомерными.

При рассмотрении настоящего спора судами были допущены нарушения норм материального и процессуального права.

Суд, являющийся органом по разрешению индивидуальных трудовых споров, в силу части 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации должен вынести законное и обоснованное решение. Обстоятельством, имеющим значение для правильного рассмотрения дел об оспаривании дисциплинарного взыскания или о восстановлении на работе и подлежащим доказыванию работодателем, является соблюдение им при применении к работнику дисциплинарного взыскания вытекающих из статей 1, 2, 15, 17, 18, 19, 54 и 55 Конституции Российской Федерации и признаваемых Российской Федерацией как правовым государством общих принципов юридической, а следовательно, и дисциплинарной ответственности, таких как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм. В этих целях работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (часть пятая статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации), а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду. Если при рассмотрении дела о восстановлении на работе суд придет к выводу, что проступок действительно имел место, но увольнение произведено без учета вышеуказанных обстоятельств, иск может быть удовлетворен (абзацы второй, третий, четвертый пункта 53 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»).

В нарушение положений Трудового кодекса Российской Федерации и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению суды оставили без внимания факт непредставления работодателем в материалы дела доказательств, свидетельствующих о том, что при принятии работодателем в отношении Неверова А.А. решения о наложении на него дисциплинарного взыскания в виде увольнения учитывались тяжесть вменяемого ему в вину дисциплинарного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, а также предшествующее поведение Неверова А.А., его отношение к труду, наступление неблагоприятных последствий в результате отстранения истца от работы, наличие либо отсутствие конфликтных отношений между сторонами трудового договора, наличие у истца иждивенцев и т.д.

При принятии решения суды оставили без должной правовой оценки объяснения истца и показания свидетеля <данные изъяты> ведущего специалиста отдела охраны труда (л.д.108) о том, что в ночь на 08 марта истец попал в ДТП (опрокинул КАМАЗ в снег), в связи с чем Неверов А.В. находился в стрессовой ситуации, а спустя несколько часов утром истец проходил предрейсовый осмотр.

Таким образом, вывод судов о законности увольнения истца по подпункту «б» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации (появление на работе в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения) и отказе в удовлетворении требований о восстановлении на работе, основан на неправильном применении норм материального права и сделан без учета разъяснений, содержащихся в пункте 53 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации».

Соответственно, выводы судов об отказе в удовлетворении требований о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, взыскании судебных расходов, являющиеся производными требованиями от требований о признании приказа об увольнении незаконным и восстановлении на работе, в удовлетворении которых отказано незаконно, также нельзя признать правомерными.

На основании изложенного, состоявшиеся судебные акты приняты при неправильном применении и толковании норм материального права, с нарушениями норм материального и процессуального права, что согласно статье 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение.

Учитывая, что повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 года № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»), а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции находит необходимым отменить апелляционное определение и направить дело на новое апелляционное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует разрешить возникший спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям сторон нормами материального права, требованиями процессуального закона и установленными по делу обстоятельствами.

Руководствуясь статьями 379.5, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 08 сентября 2020 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции — суд Ханты-Мансийского автономного округа – Югры.

Председательствующий

Судьи

 

Оставить отзыв