Никому не нужный процесс

Опубликовано 15 Ноя 2021. Автор:

Адвокат Михаил Пуртов добивается прекращения уголовного преследования главного окружного ревизора Юрия Чекина, заочно обвиненного в заказе убийства прокурора ХМАО 21 год назад.

 

За тринадцать лет российская уголовно-процессуальная система претерпела существенные изменения. Если представить, что судебный процесс в отношении предполагаемого заказчика убийства прокурора Бедерина все-таки состоится, то в нынешних условиях у обвинения практически нет шансов. Добиться осуждения главного окружного ревизора Юрия Чекина (на фото), основываясь на показаниях организатора преступления Виктора Змановского (от которых тот, кстати, сразу же отказался), выбитых в Нижневартовском УВД, не имея других улик, невозможно. Именно поэтому Чекина, находящегося в федеральном розыске, никто и не ищет. Ведь если присяжные ревизора оправдают (а ходатайство о проведении судебного процесса с участием присяжных заседателей — это будет первый очевидный ход защиты), то все инти заказного убийства Юрия Бедерина потянутся к его заму Джакубу Дамирову — вдохновителю идем о причастности Чекина.

НАТАЛЬЯ КЕЛЬНИК, МГБЦ

Опальный олигарх Борис Березовский, упокой его душу грешную, находясь в бегах, схлопотал от российской фемиды за финансовые махинации и аферу с акциями ««АвтоВАЗа» 13 лет (2009 год). Оставив без внимания причины конфликта президента Путина с главным спонсором своего первого восхождения на политической Олимп, а так же детали преследования еврея, на Березовском российская судебная система публично опробовала новый уголовно-процессуальный инструмент.

Речь о, так называемом, «заочном осуждении», закрепленном в виде пятой части 247-й статьи уголовно-процессуального кодекса. Суть ее заключается в том, что судебный процесс в отношении лица, находящегося в международном (именно — международном, не фе-деральном — прим. Н.К.) розыске по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, может «в исключительных случаях» проводиться в отсутствии подсудимого.

Месяц как известный по скандальным делам адвокат Михаил Пуртов предложил руководителю окружного управления Следственного комитета России Аркадию Сынгаевскому определиться уже. Либо прекратить уголовное преследование Чекина в связи с непричастностью к инкриминируемым преступлениям. Либо объявить бывшего окружного ревизора в международный розыск, открыв тем самым процессуальный путь для начала заочного судебного процесса.

— Аркадий Филиппович на последнее китайское предупреждение вполне логично не реагирует. Ведомство Сьшгаевского в поимке Чекина заинтересовано в последнюю очередь, поскольку никаких значимых доказательств вины ревизора у следствия нет, а за оправдание по столь громкому делу вышестоящее руководство по головке не погладит.

 

ГРУППА

Окружной, прокурор Юрий Бедерин был застрелен в подъезде своего дома по улице Энгельса в восьмом часу вечера 25 июля 2000 года. Три выстрела в голову на лестничной клетке между вторым и третьим этажами. Пистолет (по версии следствия это был газовый ИЖ-78 переделанный под стрельбу боевыми патронами — прим. Н.К.) не найден.

Группа преступников из трех человек пасла Бедерина несколько недель, изучая маршрут главы надзорного органа, фиксируя время его передвижения и адреса. Первая попытка покушения сорвалась — киллер не совладал с нервами и прокурор прожил на несколько дней дольше.

 

Лиц, причастных к совершению преступления, установили быстро. Следственной группе из Москвы во главе с генералом Елсуковым понадобилось несколько часов на анализ соединений абонентов сотовой связи (мобильная связь в Ханты-Мансийске в то время не имела нынешнего тотального распространения и абонентов, на самом деле, оказалось не много — прим. Н.К.) и несколько дней на задержание подозреваемых. Ими оказались уроженцы Республики Дагестан Козин и Рабаданов непосредственные исполнители убийства, а так же житель Ханты-Мансийска Виктор Змановский, которому следствие отвело роль «диспетчера» — организатора убийства, придумавшего сценарий преступления и снабдившего киллеров.

Последнее звено — имя предполагаемого заказчика громкого преступления следствие получило спустя неделю после задержания Змановского. Точнее спустя неделю его пыток в УВД Нижневартовска. Змановский от своих слов отказался сразу по возвращению в Ханты-Мансийск, заявив на первом же допросе, что назвал ту фамилию, которую его «настоятельно попросили» произнести.

 

МОТИВ ДАМИРОВА

Формальная причина для взаимного «недолюбливания» (для следствия это процессуально значимый момент, мотив — прим. Н.К.) между прокурором Бедериным и ревизором Чекиным была.

История этих взаимоотношений началась около 30 лет назад — в начале 90-х, смутные годы.

Пригласил как-то главного ревизора Министерства финансов РФ по ХМАО Чекина к себе на беседу Джавид Дамиров и между делом попросил об услуге. Мол, не мог бы ты, Юра, в силу служебного положения обладающий колоссальными полномочиями, провести финансовую проверку в администрациях двух муниципалитетов — Нефтеюганском и Сургутском районах. Ревизор просьбе удивился — с каких это щей представитель федеральной структуры будет заниматься проверкой муниципальных трат. На то Дамиров сообщил, что по оперативной информации чиновники этих районов замешаны в финансовых аферах, но достаточных оснований для возбуждения уголовных дел нет. Уговорил.

Спустя пару недель ведомство Юрия Чекина провело ревизию, в результате которой действительно были выявлены колоссальные хищения. Материалы легли на стол зампрокурора Дамирову.

Время шло. Но никаких уголовных дел в отношении казнокрадов не появлялось. Чекин периодически при случае интересовался, продвигается ли расследование. Дамиров его успокаивал, гарантировал, что полностью контролирует ситуацию и его подчиненные работают не покладая рук в подготовке крупной операции.

После события закрутились как в лучших детективных романах. Без социальной бытовухи не обошлось.

 

СУДЕЙСКАЯ КВАРТИРА

Это сегодня пятиэтажные панельные дома в квадрате улиц Энгельса-Пушкина-Коминтерна-Комсомольской особых эмоций не вызывают. А в момент развития описываемых событий там селилась исключительно местная элита. Случилось так, что по очереди квартиру в капитальной панельке, куда заселился окружной прокурор Бедерин, по праву должен был получить другой сотрудник надзорного ведоства.

Поговаривают, что жилплощадь предназначалась жене председателя Арбитражного суда ХМАО Владимира Янченко.

После данного акта социальной несправедливости в Генеральной прокуратуре РФ появилась бумага, содержащая в себе данные о финансовых махинациях, совершаемых руководством подразделения в ХМАО. Генпрокурор направил запрос в Министерство финансов, которое организовало финансовую проверку ведомства Бедерина. Курировать ревизию поручили Юрию Чекину.

Обстоятельства, изложенные в «анонимке», подтвердились. Ревизоры Чекина выявили ряд коммерческих банковских счетов, курируемых лично прокурором Бедериным им его замом Дамировым. На эти счета поступали колоссальные денежные средства от самых разных юридических лиц. Среди контрагентов ревизор Чекин обнаружил й строительные фирмы, участвовавших в финансовых аферах по контрактам с администрациями Сургутского и Нефтеюганского районов. Те самые фирмы, которые Чекин выявил в ходе ревизии по просьбе Дамирова.

Материалы легли на стол генеральному прокурору. В итоге окружной прокурор Бедерин получил строгий выговор, а его зам Дамиров вместе с правой рукой — Сургутским прокурором Маркиным, уличенным в связях с ворами в законе, впоследствии были уволены из надзорных органов. Но пока этого не произошло, в Ханты-Мансийске началась травля Чекина. На ревизора завели уголовное дело о злоупотреблении должностными полномочиями, мошенничестве, допущенными в ходе одной из ревизий. Чекина по указанию Дамирова на период следствия арестовали.

Вопреки прогнозам, интеллигентный человек, оказавшись в логове преступного мира не только не сломался, но и снискал большое уважение сокамерников. Во-первых, юридически образованный Чекин помогал сидельцам грамотно составлять жалобы, во- вторых ревизор, обладавший крепкой памятью математического склада ума, прекрасно играл в карты, что довольно высоко котируется в том мире.

Через полгода уголовное дело в отношении Чекина было прекращено, за ним было признано право на реабилитацию и получение компенсации.

За свое незаконное содержание под стражей ревизор Чекин весной 2000 года подал иск к государству в лице Федерального казначейства.

Спустя три месяца после — этого прокурор Бедерин был убит в подъезде своего дома.

 

КОМУ это выгодно

Версия о причастности Чекина к убийству окружного прокурора впервые прозвучала не из уст Змановского, допрошенного с пристрастием в Нижневартовском УВД в период с 23 августа по 2 сентября 2000 года. Фамилию Чекина назвал бывший зам окружного прокурора Джавид Дамиров, который после увольнения из органов прокуратуры возглавил группу юридических фирм под брендом «ЛЕКС».

Справедливости ради следует отметить, что Дамиров и его правая рука, ставленник воров в законе бывший Сургутский прокурор, а ныне — процветающий адвокат Маркин, рассматривались в качестве  возможных заказчиков громкого убийства. Но руководитель следственной группы генерал Елсуков счел, что обида отстраненных от государственного корыта прокурорских работников за четыре года «сошла на нет». Факт сокрытия от органов предварительного следствия получил хо преюдициальный окрас в отношении к личности Чекина — бежал, значит виноват, Боязнь за собственную жизнь человека, который знал не по слухам, на что способны люди  внутри Системы, к сведению не приняли.

— Это хорошо организованная мафия, где все куплено и продано наперед, — охарактеризовал прокуратуру ХМАО Юрий Чекин в одном из последних интервью газете «Московский комсомолец» в апреле 2000 года. — Я отдавал себе отчет, что мои отношения с чиновниками могут закончиться какой-то неприятностью. Эти люди способны на все, когда затрагиваются их интересы и они уверены в собственной неуязвимости. Раньше еще была надежда, что закон в нашей стране существует. Сейчас такого ощущения нет…

— Уж у кого, а у Чекина вообще не было никакого резона заказывать убийство прокурора Бедерина, — прокомментировал свою инициативу добиться прекращения уголовного преследования ревизора его представитель адвокат Михаил Пуртов. ’Щ Юрий Чекин противостоял прокуратуре законным способом, юридически, выигрывая одно дело за другим. Следствие намеренно исказило факты, выставив Чекина и Бедерина непримиримыми врагами. Следствие  умышленно скрывает факт снятия с Чекина обвинений в мошенничестве, факт отстранения от дела следователя Заеца, который занял в отношении Чекина предвзятую позицию, факт строгого дисциплинарного взыскания, наложенного на первого заместителя прокурора Белана. Все эти действия были предприняты Бедериным фактически в интересах Чекина 12 июля 2000 года — за тринадцать дней до убийства. Мотив для совершения инкриминируемого преступления у Чекина отсутствует.

. Удивительно, но представители генеральной прокуратуры еще пять лет назад признали необоснованность уголовного преследования Юрия Чекина. В письме на имя начальника Департамента уголовного розыска МВД РФ следователь генпрокуратуры Загороднев сообщил: «Вина Чекина Ю.В. в инкриминируемых ему деяниях не подтверждаются совокупностью собранных по уголовному делу доказательств, основания для ос-вобождения от уголовной ответственности, прекра-щения уголовного преследования Чекина Ю.В. имеются».

Так кому же выгодно нахождение Чекина в розыске и до сих пор не установленный заказчик прокурора Бедерина?

Оставить отзыв